Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Станет ли КРЮЯ ТОРом?

Комплексное развитие Южной Якутии в новых экономических условиях

Станет ли КРЮЯ ТОРом?

Насколько КРЮЯ вписывается в новую концепцию развития Дальнего Востока, корреспондент EastRussia.ru выяснил у генерального директора «Корпорации развития Южной Якутии» Михаила Брука.

– Михаил Львович, на какой стадии сегодня находится Проект?

– Начну с того, что уже сделано инвесторами, ответственными исполнителями, республикой и Корпорацией развития Южной Якутии. За 2009–2013 годы подготовлена проектная документация по объектам транспортной инфраструктуры, Инаглинского угольного комплекса и Канкунской ГЭС, а также по части электросетевой инфраструктуры. В конце 2011 года угледобывающая компания «Колмар» приступила к строительству Инаглинского угольного комплекса. На завершающей стадии – проектирование электросетевой инфраструктуры. Инвесторы продолжают проектирование части промышленных объектов.

За период с 2007 по 2013 годы на этапе предпроектных работ и во время проектирования объектов инфраструктуры и промышленности крупные компании и государство совместно инвестировали более 24,4 млрд рублей. Государственные расходы (средства Инвестфонда РФ) в этой сумме составляют более 7,3 млрд рублей.

– Во сколько оценивается на текущий момент стоимость Проекта?

– Результаты проектно-изыскательских работ позволили актуализировать стоимость строитель ства промышленных и инфраструктурных объектов. Сегодня эта сумма составляет около 845,90 млрд рублей. Это без учета стоимости строительства Якутского центра газодобычи, Селигдарского ГХК и соответствующей инфраструктуры. Из этих денег создание объектов промышленности обойдется в сумму 674,13 млрд руб. Кроме того, на создание объектов инфраструктуры за счет средств государства потребуется 171,77 млрд. рублей. Такой расклад по будущим затратам позволяет создать вполне оптимистичную картину расходов по схеме государственно-частного партнерства: на вложенный в Проект государством 1 рубль будет привлекаться до 4 рублей частных инвестиций.

– События последних лет показали, что продвижение проектов такого масштаба и такой сложности,  как «Комплексное развитие Южной Якутии», зависит от ситуации на мировых рынках. Как это отразилось на вашем Проекте?

– Да, новые экономические реалии заставили внести коррективы в сроки проектирования и строительства отдельных предприятий, дорог, ЛЭП. Например, из-за падения цен на уран после фокусимской катастрофы и вызванной ею необходимостью сократить расходы на строительство предприятия по добыче и обогащению урана, проект Эльконского ГМК решено оптимизировать.

Кроме того, в последние годы на международных рынках продолжается ценовое пике в отношении железной руды. Из-за изменения лицензионных условий на право пользования недрами компания «Тимир» перенесла сроки окончания проектирования Тарыннахского ГОКа на более поздние. До сих пор не решен вопрос с определением недропользователя Селигдарского месторождения апатитов.

– Если Проект видоизменился, то по каким параметрам?

– В 2013 году мы провели актуализацию комплексного проекта – разделили его на первую и вторую очереди. Другими словами, исходя из сложившейся ситуации и намерений инвесторов, мы выделили ядро в качестве объектов первой очереди. Речь идет о строительстве Инаглинского угольного комплекса в период с 2011 по 2016 годы и Таежного железорудного ГОКа в период с 2017 по 2019 годы. Вдобавок будет создаваться необходимая для этих предприятий инфраструктура. Стоимость строительства объектов первой очереди составит чуть менее 100 млрд руб., в том числе необходимый объем господдержки на инфраструктуру около 14 млрд руб. Получается, что на один рубль государственных инвестиций предполагается привлекать более 6 рублей частных. По нашим расчетам без государственной поддержки строительства инфраструктуры все промышленные проекты являются нерентабельными, то есть производство будет иметь отрицательный чистый дисконтированный доход – NPV.

– Что ждет другие проекты в составе общего комплексного проекта?

– Планы по остальным проектам остаются в силе и будут реализованы по мере улучшения ситуации на мировых рынках.

– Что касается первой очереди Проекта, какой объем работы предстоит выполнить в 2014 году?

– В ближайшее время будут внесены изменения в федеральную целевую программу «Развитие транспортной системы России (2010-2015 годы)». Цель – открыть финансирование строительства железнодорожной ветки до Инаглинского угольного комплекса. Решается вопрос по финансированию строительства энергетической инфраструктуры для объектов первой очереди. Надеемся, что господдержка по строительству инфраструктуры первой очереди будет обеспечена в полной мере. Оптимизм внушает и поручение заместителя Председателя Правительства РФ Аркадия Дворковича, которое он дал соответствующим органам федеральной власти 18 марта на совещании, посвященном реализации «Схемы комплексного развития производительных сил, транспорта и энергетики Республики Саха (Якутия) до 2020 года». Речь идет, в частности, о необходимости предусмотреть средства (начиная с 2015 года) на строительство первой очереди железнодорожной линии до Таежного ГОКа в рамках корректировки уже упоминавшейся выше федеральной целевой программы, а также о проработке схемы финансового обеспечения строительства электросетевой инфраструктуры для промышленных объектов первой очереди инвестиционного проекта «Комплексное развитие Южной Якутии».

– Михаил Львович, когда говорят о моделях развития Дальнего Востока, то чаще всего речь идет о территориях опережающего развития (ТОР), об индустриальных парках (ИП). С какой моделью, на Ваш взгляд, связано будущее такого перспективного региона как Южная Якутия?

– Одно другого не исключает. Пока модели развития Дальнего Востока находятся в стадии доработки. Идейным каркасом нашего проекта является формирование в Южной Якутии территории опережающего развития на основе реиндустриализации. При этом в регионе могут создаваться зоны локализации – индустриальные парки различной направленности.

В какой степени Южно-Якутский проект будет соответствовать формальным требованиям к ТОРам – посмотрим, посчитаем. Главное – не название, а достижение конечной цели.