Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Столиц манящие огни

Леонид Бляхер о том, что ищут дальневосточники в центре России

Столиц манящие огни
Фото: shutterstock.com

Леонид Бляхер

профессор, зав.кафедрой философии и культурологии Тихоокеанского государственного университета, доктор философских наук
Как показывает личный опыт автора, дальневосточники, совсем как слесари, бывают очень разными. Даже тогда, когда собираются уехать и перестать быть дальневосточниками. Кто-то уезжает стремительно, как в омут с обрыва. Кто-то тщательно готовит себе «посадочную площадку». Да и едут в разные места. «Столичный» поток – далеко не единственный.  Предприниматели, особенно не «присоски к бюджету», а работающие на свой страх и риск, часто предпочитают западному направлению южное.  Туда же все чаще уезжают преподаватели, ученые, архитекторы. Да и молодежь, пользуясь многочисленными государственными (китайскими) программами поддержки иностранных студентов, сотнями и тысячами устремляется в вузы Поднебесной.
 
Люди творческие (артисты, музыканты, художники) охотно перемещаются в Сеул и Пусан, где до самого недавнего времени их искусство было крайне востребованным и оплачиваемым. Туда же едут строители, монтажники и тому подобные представители медленно деградирующего строительного комплекса региона.

Уезжают, конечно, и в Россию. Но и здесь потоки разделяются. Многие относительно недавние переселенцы (15-20 лет), сохранившие связи с «домом», прежним местом жительства, отбывают домой. Кто на Алтай, кто в Новосибирск, а кто в Калугу. Силовики разного рода, высокопоставленные региональные чиновники Дальнего Востока нежно любят Краснодарский край. С недавних пор у Краснодара и Сочи появился конкурент – Крым. В эти же благословенные места чаще направляются предприниматели старших возрастов, вышедшие в «кэш». Впрочем, у этой категории остается еще Индокитай (Таиланд, Вьетнам), уже не одно десятилетие обживаемый гражданами России.

И все же притяжение столиц ощущается. В ответ на третью по популярности фразу в разговоре, после «Здравствуйте!» и «Как дела?» («Куда собираетесь уезжать?») достаточно часто называются Москва и Санкт-Петербург. Чем же привлекают столицы жителей Дальнего Востока? 

Во-первых, относительной легкостью перемещения. Да и привычкой. Переезд в столицу весь советский период воспринимался как важный и закономерный этап карьеры чиновника. Сегодня, когда «советская идентичность» насаждается из каждого утюга, воспроизводство этой практики достаточно закономерно. Если для более западных регионов страны такое движение возможно не только в рамках государственных (гражданских и военных) структур, но и в рамках Всероссийских предприятий (госмонополий, торговых сетей и т.д.). На Дальнем Востоке именно карьера госслужащего (не суть, гражданского или силового) остается гораздо более массовым пространством и условием переезда. Всероссийских предприятий здесь не много.

Но и помимо простого перемещения по административной лестнице, относительная легкость переезда в столицы для жителя отдаленного региона имеет место быть. Именно там есть сложившийся рынок аренды жилья, относительно развитая сфера сервиса, предоставляющая (как представляется издалека) множество рабочих мест. Есть даже бизнес, почти исчезнувший на дальневосточных просторах. Понятно, что бизнес есть, поскольку есть зарплаты чиновников, доходы придворных и т.д. Но он есть. Значит, есть возможность пристроиться активному человеку.  Легкость имеет и лингво-социальное измерение. Скажем, миграция в страны Юга и Востока требует знания английского языка, хотя бы минимального знания языка принимающей страны. Москва же – это такая специальная «заграница», где говорят на русском.  Понятно, что на жизнь в съемном жилье и неопределенный социальный статус на долгое время могут решиться в основном молодые люди, не обремененные семьей и детьми. Как правило, у них нет ничего в регионе. А ноль, как известно, ноля не меньше.

Однако в последние годы к молодежи присоединяются люди старших возрастов. Сокращения в вузах, НИИ и тому подобных учреждениях,  «борьба с бюрократией и коррупцией», по сути, с внятными правилами работы и управления, - все это просто выдавливает из региона не малое число лиц постарше. Причем, выдавливает без каких-либо «подкожных» ресурсов, ставя сорокалетних людей в положение двадцатилетних. В надежде, что «там проще» они устремляются в столицу.

Но не только относительная простота перемещения притягивает в Москву или Санкт-Петербург. Есть и «во-вторых». Москва – не только политическая столица, но и единственный «глобальный город» в России. О глобальных городах я немного уже писал на сайте. Отмечу лишь, что в «глобальных городах» больше денег, выше экономическая и интеллектуальная активность, легче реализоваться творческому человеку.  Именно это «вымывает» в столицы наиболее активных жителей прилегающих территорий. Но не только прилегающих. Конечно, Шанхай, Саппоро, Тайбэй, Сеул  и т.д. ближе к Дальнему Востоку, чем Москва. Но там, в массе своей, жители до сих пор плохо говорят по-русски. В Москве же это вполне распространенный язык. Многие его знают, а кто-то даже говорит на нем в домашнем обиходе. Потому и тянутся в столицы представители творческих профессий: будущие журналисты, писатели, мыслители, политики и т.д. Да и люди с предпринимательскими амбициями, изобретатели, ищущие деньги на реализацию своего проекта, просто авантюристы и любители приключений устремляются на свет глобальных городов. Возраст здесь различается, но в целом, это достаточно молодые люди, которым стало «тесно» дома.



Есть и привлекательность, обусловленная причинами не только региональными. Вузы 90-х годов работали «на потребу публике», то есть давали образование такое, которое хотели получить люди. Популярна профессия строителя? Получите. Хотите быть пиарщиком? Вот вам специальность «связи с общественностью». Желаете стать финансистом? Нет проблем.

Конечно, мода не всегда соответствует реальной востребованности. Случались и провалы. Человек со специальностью «коммерсант» мыл машины на автозаправке или торговал на лотке. Но в целом, люди знали, чего они хотят. Однако высокое столичное начальство решило, что так ВУЗам работать нельзя. Нужно готовить тех, кто «действительно нужен стране»: инженеров, учителей, государственных служащих и других нужных специалистов. Но нужны они были по каким-то, не вполне понятным расчетам каких-то непонятных «исследователей». Насколько нужны инженеры при неработающих заводах, сказать не берусь. В результате, вузы, работавшие «на потребу публике» стали работать на «потребу мифологии», готовить специалистов, именуемых сегодня бакалаврами и магистрами не имеющих никакого отношения ни к желаниям людей, ни к потребностям региона. Эти выпускники и устремляются в глобальные города, в надежде обрести там востребованность. Такой поток есть не только на Дальнем Востоке. Намного сильнее он в Саранске и Ульяновске, Томске и Барнауле – городах, где есть хорошие вузы и не все хорошо с промышленностью. Но он здесь есть.

Есть, конечно, и поток абитуриентов в центральные вузы. Не только потому, что там учат лучше (не всегда это соответствует действительности), но потому, что это «круче». Крайне немаловажный фактор для молодого человека.

Что же до манящих огней столиц, традиционно притягивающих провинциальных трех сестер, то это сегодня наименее значимый фактор. Не случайно, по исследованиям профессора Э.О. Леонтьевой (ТОГУ) именно среди тех, кто поехал за блеском столиц, больше всего «возвращенцев».  Увы. В сравнении с башнями Сеула и Тайбэя Москва-сити смотрится весьма скромно. Столичные рестораны мало чем отличаются от ресторанов Владивостока или Хабаровска. Да и «жор-туры» в Китай или Монголию, ставшие обыденностью дальневосточников, дополняют разнообразие. Столичные знаменитости часто, хоть и встречаются и провожаются аплодисментами (дальневосточники – люди вежливые), вызывают лишь недоумение. Чес (приезд с целью заработать легкие деньги – арт. жаргон) – дело хорошее. Но за деньги работать нужно.  А посетить концерт мировой знаменитости проще в Сеуле, чем в Москве.  Да, в регионе труднее купить «Бентли». Только и покупателей сих замечательных изобретений человечества совсем не много. А особо страждущим рекомендую приобрести китайский аналог. Если вам важны не шашечка, а ехать, то имеет смысл. Характеристики не многим хуже, а цена в 6-8 раз ниже.

Однако дискурс о манящих огнях столиц сохраняется. Почему? И здесь стоит вспомнить об очень специфическом информационном фоне Дальнего Востока. Сенсацией становится не джазовый и рок-фестиваль, не уникальные театральные или литературные проекты, а убийства, коррупционные скандалы,  драки, какие-то другие кошмары. Коллеги-журналисты, когда речь заходит об этом, как правило, говорят: Ничего, кроме «чернухи», они (мы) читать (смотреть, слушать) не будут. Что сказать? Вы просто не умеете их готовить. О том, как можно «готовить и подавать»  дальневосточное искусство, мы и поговорим в следующем очерке.