Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Строгие правила поддержки малого бизнеса

Государство не готово платить за риски предпринимателей – в результате активно рекламируемые льготные продукты для многих остаются недоступными. Как живется небольшим компаниям – в материале EastRussia

Строгие правила поддержки малого бизнеса
Фото: 279photo Studio / Shutterstock.com
О дальневосточных проектах, рассчитанных на крупные компании, знает сегодня, пожалуй, вся страна. Территории опережающего развития (ТОР), Свободный порт Владивосток (СПВ) должны дать стимул экономическому развитию не только конкретных предприятий и отраслей, но и целых регионов, всей страны.

Но бизнес – это не только передовые производства, миллиардные обороты и наращивание экспорта. Это люди, без работы которых нам не обойтись в нашей обычной, повседневной жизни, – владельцы маленьких магазинов, парикмахерских, ремонтных мастерских, автосервисов, частных садиков, небольших предприятий по производству продуктов. Как им живется в регионах, ради развития которых образованы разные ведомства и целое министерство?

Особые условия, созданные для крупных игроков, автоматически улучшат и положение малого бизнеса, считает Надежда Петрова, начальник управления Межрегиональной ассоциации экономического взаимодействия «Дальний Восток и Забайкалье».

– У дальневосточных регионов есть большие преимущества по сравнению с другими регионами России в плане развития предпринимательства, – говорит Надежда Петрова. – Например, тех налоговых преференций, которые есть в ТОР Дальнего Востока, больше нет нигде. Экономика и бизнес наших регионов всегда интересовали партнеров из стран АТЭС, а внешняя прогрессивная среда заставляет шевелиться и местные власти. Конечно, нужно время, чтобы все программы по развитию предпринимательства на Дальнем Востоке заработали в полную силу. Но эти программы уже сейчас охватывают все составляющие бизнес-деятельности (производство, инфраструктуру), очень эффективно работают наши организации – Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций, Фонд развития Дальнего Востока, Агентство по развитию человеческого капитала, Российский экспортный центр. Все это в комплексе должно дать хороший результат.

Что же касается малого бизнеса, продолжает Петрова, то все сказанное относится и к нему. Правда, косвенно, опосредованно: «Возле каждого крупного проекта обязательно образуется конгломерат малых предприятий, и потому как бы автоматически формируется среда, благоприятная и для развития МСБ».

– Правда, недавно в дальневосточных регионах «Опора России» провела опрос, и оказалось, что малому бизнесу сильно мешает излишний контроль надзорных органов и местных властей, – добавляет Надежда Сергеевна. – Но Минэкономразвития сейчас работает над тем, чтобы снизить административную нагрузку на малый бизнес в ДФО.


НЕ МЕНЯТЬ ПРАВИЛА
Однако «административные барьеры» – далеко не единственная и не самая серьезная проблема дальневосточного бизнеса. Как рассказывает Елена Ромашко, руководитель аппарата уполномоченного по правам предпринимателей по Приморскому краю, местные бизнесмены называли чрезмерный контроль одним из главных «тормозов» для работы в опросах 2015 года – наряду со снижением покупательского спроса и недоступностью кредитных средств (здесь все понятно – кризис). Эти проблемы не исчезли, зато на первое место вышли другие.

– Чаще всего предприниматели обращаются к приморскому бизнес-омбудсмену по проблемам, связанным с арендными и земельными правоотношениями, разрешениями на строительство. А самый последний опрос показал, что главной проблемой, тормозящей работу бизнеса, наши предприниматели считают повышение цен и тарифов для субъектов МСБ, разного рода законодательные новшества, изменения в работе ЕГАИС, – рассказывает Елена Ромашко.

Рост тарифов для бизнеса, продолжает Елена Борисовна, автоматически влияет и на все остальное: стоимость конечной продукции, конкурентоспособность; в итоге затормаживает приход инвесторов в регионы. А разного рода законодательные нововведения часто оказываются неожиданными для предпринимателей.

– И в результате получается, что бизнесмен планировал одни затраты, а реально они становятся выше в разы. Да еще и играть приходится по новым правилам, – говорит Ромашко. – У потенциальных резидентов ТОРа, СПВ есть выбор – они могут заранее оценить свои силы, принять решение – становиться ли их участниками. У владельцев действующих малых предприятий выбора нет. Они должны или выполнять, как могут, новые законы, или закрываться. А с учетом того, что у нас в крае 60% малых предприятий работают в сфере торговли, описанная ситуация влияет на всех: и на самих предпринимателей, и на их клиентов. Нельзя менять правила игры, когда игра уже идет!

Впрочем, внезапные законодательные перемены «бьют» не только по малым компаниям, но и по крупным предприятиям, в том числе и по резидентам ТОР. Об этом на недавно состоявшемся Восточном экономическом форуме говорила бизнес-омбудсмен по Приморскому краю Марина Шемилина.

«Условия осуществления бизнеса постоянно претерпевают изменения, к которым предприниматели не всегда успевают адаптироваться. В результате в картотеке арбитражных судов нередко фигурируют резиденты и территорий опережающего развития, и Свободного порта Владивосток», – сказала Шемилина. Нестабильность законодательства, заметила омбудсмен, ведет и к уголовному преследованию предпринимателей, и к уничтожению их бизнесов.

Но если финансовые проблемы возникли у крупных производственных компаний у них явно больше шансов получить поддержку от государства или от региона, чем у хозяина маленького магазинчика.

– У нас в Приморском крае работают все программы поддержки бизнеса, которые софинансирует федеральный бюджет, в том числе и программы поддержки МСБ, – говорит Елена Ромашко. – Предприниматели в их рамках могут получить финансовую помощь. Правда, не все. У производственников есть шансы, а вот торговым предприятиям рассчитывать не на что. Зато очень эффективно работает региональный гарантийный фонд – он дает поручительства при получении кредитов компаниями как крупного, так и малого бизнеса, причем из любой сферы. То есть через него заем в банке могут получить практически все субъекты предпринимательской деятельности. А их у нас в регионе более 110 тысяч.

Федеральные, региональные и разработанные специально для ДФО программы помощи бизнесу действительно работают. Вот только воспользоваться ими предприниматели зачастую могут лишь «на бумаге».


ЛЬГОТЫ ДЛЯ КАЖДОГО, НО НЕ ДЛЯ ВСЕХ
Фонд развития Дальнего Востока предлагает малым и средним предприятиям, зарегистрированным и работающим в ДФО, получить «Доступный кредит для МСП». Сфера деятельности компании – любая, кроме нефтегазодобычи, производства алкоголя и табака и организации азартных игр.

Банки-партнеры предоставляют бизнесменам кредиты на срок до 10 лет, а Фонд за счет своих средств субсидирует процентную ставку, и для заемщиков она оказывается не выше 10-12% годовых. Требования к получателям кредитов – не иметь долгов по налогам и другим обязательным платежам, не находиться в стадии банкротства, относиться к категории малого и среднего бизнеса. Все, казалось бы, доступно и понятно.

По этой программе планируется профинансировать около 1000 проектов в общей сложности на 10 млрд рублей. Однако очередь в банки за деньгами из участников этой программы пока не выстроилась.

– Я собрала необходимый пакет документов, но в банках, которые сотрудничают с фондом по этой программе, меня буквально замучили проверками, которые длились почти месяц, а в итоге везде отказали, – рассказывает предпринимательница Ирина Когаленок (у нее свой торговый павильон). – Сумма мне была нужна сравнительно небольшая, и оказалось, что проще ее получить в банке по стандартным условиям, чем по льготной программе. В чем причина отказа – мне так и не объяснили. Вроде все документы были в порядке. И я не одна такая, у меня много знакомых среди предпринимателей, которые тоже хотели «попытать счастья», но без толку.

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Хабаровском крае Олег Герасимов рассказывает: действительно, с началом работы этой льготной программы было много обращений от бизнесменов, которые хотели, но не смогли получить льготный кредит. Какие-то моменты пришлось объяснять самим предпринимателям, какие-то – выяснять в банках, в организациях по поддержке бизнеса, в кредитных комитетах. Герасимов при этом признает: у разного рода фондов и агентств, призванных помогать малому бизнесу, требования к заемщикам часто существенно строже, чем у банков.

– Что касается финансовой поддержки бизнеса, работа таких фондов и агентств ограничена требованиями Центробанка и условиями договоров, которые у них заключены с правительством; наивно думать, что они действуют полностью самостоятельно, – говорит Олег Герасимов. – Поэтому, когда они дают кредиты под пониженный процент или невозвратные субсидии, четко следуют всем этим моментам, а к заемщикам предъявляют более жесткие требования, чем коммерческие банки. Ведь банк, в конечном счете, рискует только собственными средствами. Фонды – еще и государственными деньгами, и уровень ответственности в данном случае иной. А у нашего бизнеса известно как дела обстоят: то часть доходов не высвечивается, то недвижимость, которую планировалось передать в залог, недооформлена, то платеж какой-нибудь копеечный не сделал вовремя. Отсюда и отказы. Но только в том, что связано с деньгами. Обучение и консультации предпринимателей в Хабаровске проводятся бесплатно и доступны абсолютно всем.

Что касается прозрачности и законности работы самих предпринимателей, то, как рассказал Михаил Пивень, глава Мазановского района Амурской области, он не раз  сталкивался с тем, что ради получения субсидий владельцы предприятий готовы идти на нарушения закона. Бывает, подделывают документы на покупку оборудования, которого реально нет, оформляют фиктивную регистрацию фирмы в «нужном» населенном пункте, а получив деньги, переезжают; «испаряются», когда приходит время отдавать заем. Так что основательные проверки при получении государственных денег, считает Михаил Пивень, вполне оправданны.

Но это все-таки крайние случаи, из ряда вон выходящие. Изменится ли когда-нибудь ситуация для предпринимателей, работающих честно, прозрачно? Получат ли они наконец ту поддержку, которая пока существует в основном на бумаге?

– Программ поддержки малого бизнеса много, и все они, в общем, работают. Вопрос в удовлетворенности бизнеса этими программами, – замечает Олег Герасимов. – Во всех госфондах поддержки МСБ есть отчеты с цифрами – какими суммами воспользовались предприниматели. Но главное-то тут другое: а достаточно ли этого? Вот мы говорим, что 2 тысячи предприятий получили помощь в Хабаровском крае. Отлично! Но всего их в нашем регионе 53 тысячи. Можно ли охватить финансовой поддержкой всех? Наверное, нельзя. И не факт, что в этом есть необходимость. Возможно, к вопросам помощи малому бизнесу надо подходить как-то по-другому.

И еще одну цифру привел Олег Владимирович. Она тоже доказывает, что все относительно. И при этом красноречиво характеризует условия для развития бизнеса, существующие в ДФО.

– Если говорить об инвестиционном климате в Хабаровском крае, то в России он по этому показателю находится на 40-м месте из 85. При этом на Дальнем Востоке в таком же инвестрейтинге наш регион на первом месте. Хабаровск и Владивосток, можно сказать, конкурируют в этом плане друг с другом. Но надо в то же время понимать, что условия ведения бизнеса ужесточаются, и не только у нас – в целом в стране. И предпринимателям соответствовать современным требованиям нелегко. Так что ситуация у нас, конечно, непростая.

В октябре в регионах ДФО пройдет сразу несколько мероприятий, на которых будут обсуждаться проблемы местного предпринимательства. Это и конференция в Приморском крае по вопросам развития благоприятного климата для бизнеса, и Дальневосточный форум предпринимателей в Хабаровске. Возможно, речь на них зайдет не только о крупных бизнес-проектах, нацеленных на отдаленное будущее, но и о повседневных проблемах малых предприятий. И многие актуальные проблемы предпринимателей будут услышаны.