Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Светлое, но с характером

EastRussia понаблюдало за вводом в промышленную эксплуатацию месторождения под Охотском

Светлое, но с характером
Фото: Дмитрий Щербаков

ТУМАНУ И ГУБЕРНАТОР НЕ УКАЗ 

Попасть на месторождение Светлое, что в 240 километрах от райцентра Охотского района Охотска, топ-менеджмент компании «Полиметалл» рассчитывал к обеду в минувший четверг. За день до намеченного события на Светлое забросили группу артистов, которые должны были готовить и проводить праздник в честь официального запуска месторождения в промышленную эксплуатацию. А к утру четверга в аэропорту Охотска постепенно собрались уже все участники мероприятия. 

Журналисты прилетели накануне из Хабаровска. Генеральный директор АО «Полиметалл УК» Виталий Несис прибыл на чартерном Ан-24 авиакомпании «Якутия» с заместителями и племянницей к 9:30. Губернатор Хабаровского края Вячеслав Шпорт с заместителями и сопровождающими — на L-410 из Николаевска-на-Амуре к 10:15. Встретившись с Виталием Несисом в холле аэропорта, глава региона ушел с ним куда-то в недра здания. Началось долгое ожидание: со Светлого сообщили, что пока принять высоких гостей не могут из-за погоды — на перевалы упал туман.

Ни одна дорога на Светлое не ведет. Летом до него можно добраться только на вертолете, зимой — по зимникам. Неустойчивая погода свойственна всем северным городам, и закрытие аэропорта Охотска по метеоусловиям — отнюдь не редкость. Но в этот день над Охотским морем стояло яркое солнце без малейшего намека на облачность. Так что даже и не верилось, что где-то не так уж далеко летать уже нельзя. 

Сам охотский аэропорт — небольшой даже по меркам Дальнего Востока. Один зал ожидания с двумя стандартными рядами металлических кресел, здесь же — пункт взвешивания багажа, через дверь за которым видно зону досмотра с одним металлоискателем и одной рентгеновской лентой и далее — предстартовый накопитель. В аэропорту нет кафе или хотя бы точки продажи еды, и всего один туалет. К приезду Виталия Несиса и Вячеслава Шпорта, впрочем, срочно открыли второй — с иголочки, обычно запертый от простых посетителей. Но кофе в открытом доступе так и не появился: на втором этаже, где, по слухам, раньше была точка общепита, сейчас только кадки с зелеными растениями и магазин, который «не работает». 

К половине первого ожидание стало невыносимым даже для главы «Полиметалла» и хабаровского губернатора: они решил проехать по нескольким объектам компании и пообедать. За следующие пару часов Вячеслав Шпорт ударил пару раз по мячу на новой спортивной площадке, построенной благодаря «Полиметаллу», и осмотрел местный порт, через который компания переваливает в основном руду. Там же Виталий Несис попросил краевые власти посодействовать тому, чтобы арбитражное разбирательство вокруг торгов по имуществу другого порта, в Комсомольске-на-Амуре, было справедливым (EastRussia еще расскажет об этой истории). 

Но Светлое, увы, не стало доступно и после обеда. 

Главу региона ждали на церемонии неспроста: за 14 лет «Полиметалл» ввел уже четыре крупных проекта в Хабаровском крае, вложил только в Светлое порядка $80 млн, и ежегодно бюджет региона будет получать от месторождения примерно 200 млн рублей налогов. Почтить визитом столь крупного налогоплательщика — священная обязанность чиновника такого ранга. Однако с охотской погодой не поспоришь. 

Вячеслав Шпорт по этому поводу попытался поспорить с пилотами, но безуспешно: «Слишком опасно, Вячеслав Иванович»,— отвечали они. Тогда глава региона сел в свой самолет и улетел обратно на материк. «Всеми силами вы не пускаете нас на месторождение»,— в шутку сказал он Виталию Несису на прощание. А тот пригласил его в августе в Амурск, который от погодных условий не зависит: там компания откроет следующую очередь своего гидрометаллургического комбината. 

Впрочем, раньше сентября, как говорят, господин Шпорт в Охотске уже не появится. Слишком накладно это, так просто летать за 1300 км от Хабаровска. Но осенью должны пройти выборы нового районного главы, которого нужно будет официально представить охотскому истеблишменту, и тогда-то Светлое и губернатор снова могут попытаться встретиться. 

 

ЦЕНТР И ФЛАНГИ СВЕТЛОГО 

На другой день вопросов с погодой на Светлом уже не вставало: на месторождение топ-менеджмент «Полиметалла» в сопровождении СМИ полетел даже не через охотский аэропорт, а с отдельной вертолетной площадки неподалеку. К началу четвертого все желающие все же попали на Светлое, где давно были готовы и сцена, и работники. Правда, концерт, по некоторым данным, уже успели провести накануне. Но вручение грамот от руководства и торжественные речи еще только предстояли. 

К его чести, Виталий Несис был краток. И дословно сказал подчиненным следующее: «Я от всей души поздравляю вас с нашим профессиональным праздником — Днем металлурга. На самом деле Светлое начало работать, произвело свой первый металл почти год назад. Но тем не менее мы решили приурочить церемонию официального пуска в промышленную эксплуатацию к Дню металлурга в этом году. Это огромный праздник для компании в целом, для всех людей — как работников «Полиметалла», так и работников компаний-партнеров, которые принимали участие в строительстве. И это, я считаю, большой праздник для Хабаровского края и заметное событие для России. Еще раз от всей души поздравляю вас с праздником. Здоровья, успехов, счастья вам и вашим семьям. Ура!». 

Светлое открыли в 1973 году, но его разведка и разработка началась лишь в декабре 2010 года, когда лицензию на месторождение купил «Полиметалл». В сентябре 2014 года начали строить инфраструктуру для эксплуатации открытого карьера и производственный комплекс. «Полиметалл» работает на Дальнем Востоке на основе трех принципов, объяснил Виталий Несис. «Первое — активная собственная геологоразведка. Второй — использование процессинговых хабов, когда на одной и той же фабрике перерабатываются руды с разных объектов. Третий — ориентация на качественные месторождения с достаточно высоким содержанием драгметаллов. Мы следуем такой стратегии длительное время, и она приносит нам успех. Если Светлое только запустилось, то Хаканджинская фабрика некоторое время вообще работает исключительно на рудах других месторождений»,— сказал он журналистам. 

В год месторождение должно вырабатывать до 2,5 тонн золота, за 2016-й произвело чуть более 700 кг. Между тем, Светлое — это базовое, но потенциально далеко не последнее месторождение на юге Охотского и севере Аяно-Майского района, которое может разрабатывать по технологии кучного выщелачивания «Полиметалл», дает понять Виталий Несис. «Со временем мы надеемся, что появятся новые объекты, базой переработки которых станет Светлое. Среднесрочная перспектива уже ясна, а по долгосрочной — работают геологи»,— говорит он. 

Компания, уточняет топ-менеджер, ведет приращение запасов Светлого. «У нас достаточно активная программа геологоразведочных работ на флангах месторождения. Мы в прошлом году получили две лицензии — на рудопроявления Финиш и Левобережное. Одна непосредственно граничащая с действующим месторождением, а другая — где-то в 25 километрах. Очень обнадеживающие результаты, я уверен, месторождение будет работать как минимум 15 лет»,— считает глава «Полиметалла».  

 

ДРОБИТЬ БЫСТРЕЕ, БОЛЬШЕ, СИЛЬНЕЕ 

В данный момент руда поступает на Светлое с двух карьеров — Елена и Тамара. В ближайшей перспективе к ним должна присоединиться руда с третьего карьера — Эми. Готовят руду к выщелачиванию на специальном рудоподготовительном комплексе. «Он состоит из узла крупного дробления — мобильной щековой дробилки, узла грохочения и конусной дробилки среднего дробления,— сыпет терминами, как самосвал рудой, начальник золотоизвлекательной фабрики (ЗИФ) месторождения Андрей Ланенкин. — С узла крупного дробления руда поступает на конус дробленой руды, откуда тоннельным питателем подается на „грохот“. Под решеткой продукт „грохота“ сразу идет на склад мелкодробленой руды. Над решеткой — поступает на додрабливание в конусную дробилку. Так идет непрерывный цикл. В итоге мы получаем готовый класс руды „минус 20 миллиметров“». 

За сложными названиями горной металлургии скрывается на первый взгляд не очень сложная схема. Визуально рудное производство — это огромные кучи песчаного цвета высотой с многоэтажные дома. И не менее огромные ленты транспортеров, принимающие на входе крупные куски и высыпающие на выходе более мелкие. Из работы таких больших «конвейеров», между которыми снуют самосвалы и погрузчики, и состоит процесс подготовки руды к извлечению из нее драгоценных металлов — золота и серебра. 

У руды Светлого непростой характер: она состоит из вторичных кварцитов, поэтому очень твердая и абразивная, что доставляет немало проблем. Обрабатывать ее можно только на износостойком оборудовании. Постоянно истираются, к примеру, подвижные части дробилки, из-за чего раз в пять-шесть дней комплекс приходится останавливать на срок до полутора суток для проведения ремонта. При этом руда из карьера Елена более мелкая и сразу отсеивается в готовый класс, а руда из Тамары — более крупная, и производительность комплекса на ней меньше. Поэтому руду из разных карьеров приходится шихтовать, то есть смешивать, в пропорции один к одному. 

На данный момент производительность рудоподготовительного комплекса Светлого — 1 млн тонн в год. Миллиона, разумеется, он еще не переработал. Но масштабы деятельности давно работающих месторождений можно оценить с вертолета: отработанные породы постепенно складываются в плато, с вершины которых нужно спускаться по серпантину автотранспортом несколько минут. 

Пока на Светлом дробят за час 350 тонн руды крупно и минимум 272 тонны — мелко. «Мы достигли производительности 272 тонны в час, но стремимся к большему. В этом месяце часовая производительность уже выросла до 292 тонн в час. Средняя производительность комплекса за сутки — 6200 тонн»,— рассказывает начальник ЗИФ. Наращивать производительность, по его словам, можно разными мерами. 

«Во-первых, уменьшили количество негабаритной руды, поступающей с карьеров,— перечисляет глава фабрики.— Привлекли к работе дробления на решетке приемного бункера экскаватор. Задействовали дополнительный погрузчик, чтобы быстрее освобождать склады и руда поступала более равномерно. Также разработали технологическую инструкцию: при разных типах руд мы используем разные параметры». В итоге процесс дробления выстроен так, что его могут контролировать всего шесть человек технологического персонала: пять дробильщиков и один мастер смены. Кроме того, комплекс обслуживают три сварщика, три слесаря-ремонтника и один дежурный электрик. Плюс, разумеется, водители различной техники и самосвалов.

 

ВЫЩЕЛАЧИВАНИЕ — ДЕЛО КУЧНОЕ 

Сейчас на Светлом идет подготовка основания под основной технологический процесс — кучное выщелачивание. Для этого выравнивается и уплотняется большая площадка. Затем ее затянут гидроизоляцией из полимеров, смонтируют дренажные трубы и уложат сверху дробленую руду в штабеля. «Формируем штабель с помощью бульдозера. Затем вовлекаем руду в орошение. Система будет состоять из магистральных трубопроводов, из которых летом растворы с цианидом будут разбрызгивать прямо поверх куч. Насыщаясь драгоценными металлами, растворы самотеком поступают на установку Меррилл-Кроу, на выходе из которой получаем готовый продукт — цементат»,— говорит Андрей Ланенкин. Он уточняет, что для извлечения в цементат 80,8% золота, содержащегося в руде, кучи нужно орошать три года. Новые ярусы руды постепенно будут укладываться сверху на старые.

Сама фабрика Меррилл-Кроу состоит из нескольких элементов, рассказывает главный инженер месторождения Светлое Геннадий Фукалов. Это насосная станция, подкачивающая техническую воду из расположенного в 2 км водозабора, отделение приготовления реагентов для растворения, угольная котельная для подогрева растворов, подающихся на штабель — они должны быть не холоднее 12 градусов. Наконец, основная установка с английским названием представляет из себя систему осаждения содержащих драгоценные металлы растворов на цинк. 

В свое время инженер Меррил придумал технологию, а Кроу — дополнил ее предложением обескислороживать растворы для усиления осаждения. Продуктивный раствор очищают от взвешенных частиц с помощью осветлительных фильтров, подают на башню деаэрации («башню Кроу») для удаления кислорода и затем — на осадительный рамный фильтр. 

Конечный продукт месторождения Светлое — это влажный цементат, по сути — цинк с осажденным на нем золотом и с примесями. Плановое содержание металла в веществе — около 10%, но иногда получается и до 30%, говорит Геннадий Фукалов. «Мы снимаем с фильтров по полторы-две тонны влажного цементата. От этого объема нужно отнять, грубо говоря, 50% воды. Получаем до тонны вещества, и приблизительно до 100 кг золота в нем»,— приводит пример главный инженер месторождения. 

В обычное время цементат заперт в спецхранилище при фабрике в мешках, по виду это — влажная земля. Накопив определенный объем, его отправляют на переработку на Хаканджинскую фабрику «Полиметалла», где досушивают: на Светлом отделения досушки пока нет, хотя его и планируется открыть. Глава «Полиметалла» Виталий Несис обещает, что это случится к середине сентября и обойдется в 150 млн рублей. 

Тогда до сверкающего слитка продукту Светлого будет оставаться всего один шаг — на плавку, на аффинажный завод.