Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Свободному порту – год

За год работы новый экономический режим набрал инвесторов и размножился по всему Дальнему Востоку

13 июля на пресс-конференции в ТАСС министр Российской Федерации по развитию Дальнего Востока Александр Галушка подвел промежуточные итоги по работе Свободного порта в Приморском крае. Напомним, соответствующий закон был принят в прошлом году в весеннюю сессию парламента, опубликован в июле и вступил в силу 12 октября 2015 года.

Свободному порту – год
«Режим заработал. На сегодняшний день поступило 96 официальных заявок от инвесторов на общую сумму инвестиций более 164 млрд рублей», – заявил Александр Галушка. По его словам, уже 75 инвесторов получили статус официального резидента, с 46 из них подписаны юридически обязывающие соглашения. «Для девяти месяцев работы это неплохой результат», – отметил глава Минвостокразвития.

Абсолютное большинство из поданных заявок – это российский бизнес. Вместе с тем, есть пять заявок от иностранных предпринимателей: четыре от китайских инвесторов и один от японской компании. Японский проект – это строительство экспортного угольного порта – оценивается в 60 млрд рублей инвестиций, таким образом он “весит” более трети от всех имеющихся на сегодня заявок.

Александр Галушка обратил внимание на то, что режим Свободного порта Владивосток пока работает не в полной мере. Так, осенью еще только предстоит заработать нормам закона о круглосуточном режиме работы пунктов пропуска, о «едином окне» при пересечении государственной границы Российской Федерации грузами, о введении электронного декларирования грузов и реализации принципа «зеленого коридора» для участников внешней экономической деятельности. То, что все эти опции появятся только с 1 октября 2016 года, было изначально предусмотрено законом. Еще одна норма – об упрощенном визовом режиме для иностранных граждан – уже дважды была анонсирована (сначала с 1 января, затем с 1 июля), однако так к настоящему моменту не заработала. 

Министр отметил, что обсуждение новаторского режима Свободного порта происходило на самом высоком уровне. Идея о том, что данный механизм должен быть тиражирован на территории Дальнего Востока, была изначально. На ВЭФ–2015 ее озвучил Владимир Путин, заявив буквально следующее: «Нам удалось выработать удачную и конкурентную формулу Свободного порта, использовав и свой исторический опыт, и лучшие зарубежные практики». По результатам форума глава государства предложил правительству «рассмотреть вопрос о распространении режима свободного порта на другие узловые гавани Дальнего Востока».

Данное поручение было реализовано – на прошлой неделе президент подписал закон, предусматривающий распространение режима Свободного порта Владивосток на  Хабаровский край (Ванинский муниципальный район), Сахалинскую область (Корсаковский городской округ), Камчатский край (Петропавловск-Камчатский) и Чукотский автономный округ (Певек). Александр Галушка уточнил, что в настоящий момент проводятся установочные совещания по организации работы свободных портов с главами регионов.

Корреспондент EastRussia опросил руководство дальневосточных регионов, в которых появляются новые Свободные порты. Судя по ответам, сами регионы находятся в разной степени готовности к введению новых режимов: здесь показательно то, что пока почти никто не изучал на практике действие соответствующего режима во Владивостоке. В целом ответы показывают безусловное знание нормативной базы и понимание общих численных показателей Свободного порта Владивосток, но похоже, что тот опыт правоприменения, который нарабатывается сейчас в Приморье, пока в полную меру не воспринят другими регионами.

"Я уверен, что режим Свободного порта будет точно востребован в Ванино, – рассказал зампред Правительства Хабаровского края, министр инвестиционной и земельно-имущественной политики Юрий Чайка. – Вместе с этим, властям Хабаровского края некогда было наблюдать за тем, как развивался Владивосток в результате введения в нем режима Свободного порта. Поэтому как таковых наблюдений пилотного Свободного порта не проводилось – контакта с его резидентами, на основе которого можно было бы сделать данные наблюдения, не было". По словам Юрия Чайки, власти Хабаровского края, продвигая инициативу введения режима Свободного порта в Ванино, основывались только на том, какие преференции предоставляются данным режимом, а также на общих статистических отчетах, публикуемых Приморским краем и Минвостокразвития России. Такими отчетами в первую очередь являются данные по количеству заявок от потенциальных резидентов: динамика роста этого показателя позволяет сделать вывод о том, что режим Свободного порта во Владивостоке бизнесом востребован.

Специальных исследований по экономическим последствиям введения режима Свободного порта в Ванино в Хабаровском крае не проводилось. Как отметил Юрий Чайка, наиболее эффективным из действующих в крае режимов является режим ТОР – ведь нагрузка на проекты в ТОР снижается на 60%. Поскольку режим Свободного порта в части налоговых льгот дает преимущества, аналогичные режиму ТОР, выгода для бизнеса от реализации проектов в Свободном порту представляется как минимум не меньшей, чем от реализации в ТОР.

"Думаю, что, спустя три года после своего появления в Ванино, режим Свободного порта даст ощутимые для развития экономики Хабаровского края результаты", - объявил Юрий Чайка.

По мнению губернатора Сахалинской области Олега Кожемяко, “с уверенностью можно утверждать, что старт режима Свободного порта во Владивостоке был успешным".

Власти Сахалинской области отслеживали реализацию режима Свободного порта Владивосток и сделали определенные выводы об эффективности этой модели. По словам Олега Кожемяко, подготовка к введению в порте Корсаков режима Свободного порта шла заблаговременно, на основании всех тех нормативных актов, которые были разработаны в рамках предоставления статуса Свободного порта Владивостоку.

"О большем будущем Свободного порта Корсаков можно судить уже на основании того, что в настоящее время есть инвесторы, которые хотели бы войти на его территорию и реализовывать на ней свои проекты", – отмечает Олег Кожемяко.

Эксперты, опрошенные EastRussia, отмечают, в частности, медийную “тишину”, в которой проходило принятие нормы о распространении режима Свободного порта на Ванино, Корсаков, Петропавловск, Певек. Так, не было громких дискуссий, как перед принятием закона о Свободном порте Владивосток, в СМИ отсутствуют новости о проведении соответствующих слушаний с участием представителей Минвостокразвития и бизнеса в Петропавловске и в Певеке. “Это не очень хорошая тенденция, – отмечает один из экспертов EastRussia. – Решение принято благодаря общему тренду на поддержку инициатив Минвостокразвития, но отсутствие публичных “стрессов" на региональном уровне на данном этапе приводит к тому, что регионы в недостаточной степени погружаются в тему и слабо владеют аргументацией, правоприменительной практикой. Которая, на самом деле, уже с запасом сформирована во Владивостоке”.

“Понятно, что основным оператором Свободных портов является Корпорация развития Дальнего Востока, в качестве управляющей компании. Однако успех во многом зависит от регионов, от их понимания темы. Сейчас есть ощущение, что его недостаточно для того, чтобы была синергия между Свободными портами”, – заключает эксперт.

Мнение во многом разделяет главный аналитик форума «ТЭК России в XXI веке» Александр Епишов: "Рассчитывать сегодня на привлечение инвестиций в экономику Дальнего Востока только в результате принятия закона, распространяющего режим Свободного порта на несколько крупных дальневосточных портов, нельзя. Но их поступление было бы возможно, если бы данный закон был одной из составляющей политики увеличения инвестиционной привлекательности Дальнего Востока. Которая бы в первую очередь предусматривала серьёзные изменения современной российской экономической системы – её либерализацию, усиление защиты собственности, увеличение независимости судебной системы и так далее”. Очевидно, что для повышения инвестпривлекательности принципиален опыт правоприменения, однако практическая информация о работе как такового режима Свободного порта пока что в дефиците.

По мнению ведущего научного сотрудника Института проблем стратегического планирования и экономической безопасности Финансового университета при Правительстве РФ Владимира Ворожихина, “важно, чтобы после вхождения закона в действие не последовало никаких задержек в его реализации со стороны разнообразных органов власти".

"Результатом его [закона] работы видится быстрое набирание силы Свободными портами Дальнего Востока. При этом обязательно, что их появление сопровождалось максимальным поддержанием порядка в портах региона, борьба за которые между разного рода структурами сейчас сильно возрастет. А также, спустя время после начала работы новых Свободных портов на Дальнем Востоке, не допускалось приоритета какой-либо страны на территории того или иного из них", – отмечает Владимир Ворожихин.