Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Своя концепция

Где найти миллион человек для Дальнего Востока

К 2021 году на Дальнем Востоке планируется создание около 80 тысяч новых рабочих мест. Столько рабочей силы появится в округе только в результате применения исключительных мер, которые пытаются систематизировать в концепции демографической политики ДФО. Будет ли ажиотаж вокруг этой работы, потянутся ли люди – изучал корреспондент EastRussia

Своя концепция
Кадры решают все

Проект концепции по демографической политике на Дальнем Востоке на период до 2030 года сегодня находится в активной разработке. Недавно его обсуждали участники первого заседания межведомственной Рабочей группы по вопросам демографической политики в ДФО. Предложения от экспертов, представителей научного сообщества и общественности будут рассмотрены на круглом столе в рамках Восточного экономического форума. Активную роль в сборе предложений примет сетевая общественная платформа «Восточный вектор», обеспечивающая поддержку социально-значимых проектов в дальневосточных регионах. Еще одной площадкой для обсуждения общественных инициатив станет демографическая конференция в Хабаровске, которая состоится в конце сентября этого года. «К этим двум контрольным точкам мы должны представить документ для обсуждения и до конца 2016 года принять его», – объявил заместитель Министра РФ по развитию Дальнего Востока Сергей Качаев.

Напомним, что опережающее социально-экономическое развитие Дальнего Востока, для которого государство делает все возможное и невозможное, неминуемо упирается в вопрос с кадрами. Поэтому не так давно Минвостокразвития было поручено возглавить разработку и реализацию Концепции демографической политики Дальнего Востока на период до 2030 года, а также плана мероприятий по ее реализации на 2016-2020 годы. Предложенные в концепции меры должны быть направлены, прежде всего, на стабилизацию численности населения, и на создание условий для естественного и миграционного прироста количества жителей ДФО. Вместе с Минвостокразвития разработкой Концепции занимаются 18 федеральных министерств и ведомств, а также органы исполнительной власти регионов Дальнего Востока. Экспертную поддержку оказывает межведомственная Рабочая группа по демографическому развитию Дальнего Востока. Ее возглавляет Сергей Качаев, а его заместителем является генеральный директор АНО «Институт научно-общественной экспертизы» Сергей Рыбальченко.

Для методического обеспечения демографической политики на Дальнем Востоке в регионах и на муниципальном уровне концепцией предусматривается разработка модельных (типовых) программ демографического развития каждого дальневосточного субъекта, учитывающих его специфику (долю сельского населения, сложившуюся модель семьи, обычаи и традиции) и согласованных с реализуемыми мероприятиями на федеральном уровне, в том числе различными ФЦП. Помимо того, концепцией предусматривается разработка и других модельных нормативно-правовых актов в сфере демографической и семейной политики, а также стандартов управления демографическими процессами на региональном и муниципальном уровнях.

Пилотные программы опережающего демографического развития планируется реализовать в нескольких регионах Дальнего Востока. Скорее всего, в Хабаровском крае, Сахалинской области и одном из северных субъектов. Такие программы будут включать в себя меры по оптимизации системы здравоохранения, по охране репродуктивного здоровья населения, по улучшению качества жизни семей с детьми. «Финансироваться данные программы будут за счет средств государственных и федеральных целевых программ, региональных и муниципальных бюджетов, средств работодателей», – указали в Минвостокразвития.


Закрепить и привлечь

Стратегической демографической целью Дальнего Востока до 2030 года является стабилизация численности на уровне 6,2-6,3 млн человек к 2020 году и обеспечение условия для его дальнейшего роста до 8 млн человек к 2030 году, конечно, на основе устойчивого социально-экономического развития регионов. Разработка отдельной для Дальнего Востока программы демографического развития представляется тем более разумной, что масштабы потребностей дальневосточных производств в трудовых ресурсах действительно впечатляют: уже к 2021 году в ДФО планируется создание около 80 тыс. новых рабочих мест.

«Новым предприятиям нужны работники по различным специальностям. Мы должны закрепить на Дальнем Востоке имеющиеся трудовые ресурсы и привлечь квалифицированные кадры», – говорит о главных целях демографического развития ДФО Сергей Качаев.

Само собой разумеется, что такое количество новой рабочей силы на Дальнем Востоке появится только в результате применения мер исключительных. И не разрозненных, а выстроенных в едином ключе и увязанных между собой, а также с теми мерами, что уже реализуются в дальневосточных регионах. «При разработке концепции учитывается то, что в настоящее время существует ряд вопросов по систематизации уже существующих на Дальнем Востоке демографических мер, а также нацеливанию ряда из них конкретно не демографическое развитие. При этом разработка концепции демографического развития Дальнего Востока также основывается на том, что, как показывает практика, демографические меры работают наиболее эффективно в том случае, когда они предоставляются одним пакетом. К примеру, когда матери или семье предоставляется не одна мера поддержки, а целый их пакет», – отметил министр РФ по развитию Дальнего Востока Александр Галушка.


Отток замедлился

Следует отметить, что разработка концепции проходит на фоне следующих тенденций в демографическом развитии Дальнего Востока. «В настоящее время пока еще не удалось переломить ту тенденцию, когда волна приезжающих на Дальний Восток значительно ниже потока уезжающих, и не покрывает отток населения. В 2015 году население Дальнего Востока уменьшилось на 6,6 тысячи человек. Конечно, это можно трактовать при большом желании как достижение – миграционный отток из региона за предыдущую пятилетку составлял примерно 23 тысячи человек в год. Но про «порядок» говорить все же трудно», – рассказал в интервью журналу «Огонек» директор Института экономических исследований Дальневосточного отделения РАН, академик Павел Минакир.

По его словам, на Дальнем Востоке в последние пять лет наблюдалось постоянное снижение оттока населения. Академик объясняет это просто – основная волна желающих уехать это сделала уже давно. Покидали округ в основном две группы населения. Это молодежь до 35 лет, искавшая в западных районах России более высоких заработков, а также люди старшего возраста, после выхода на пенсию уезжавшие вслед за детьми «на материк». Их переезд был также связан с продажей и покупкой недвижимости. Но сейчас, когда рынки встали, желающим уехать стало трудно с выгодой продать жилье на Дальнем Востоке, чтобы купить квартиру в Центральной России. Замерли и рынки труда, и перспективы новой работы также стали туманными. Все это и повлияло на динамику оттока.

А кто на Дальний Восток приезжает уже сегодня? По оценке Павла Минакира, основу такого потока составляют «вахтовики». Люди едут по набору предприятий, нередко на новые проекты. Если работники едут надолго, то с ними приезжают и семьи. Распределение притока по краям и областям сильно разнится. Большинство едет в районы добычи нефти, газа и на рыбообрабатывающие предприятия. Сельскохозяйственная миграция очень незначительная. Что касается южных районов, то в них ездят через границу китайцы, занимающиеся земледелием. Но они приезжают только на сезон – постоянно не живут и статистикой не учитываются.

«В настоящее время приходится уже говорить не о семи миллионах человек на Дальнем Востоке, а уже только о чуть более шести. При этом даже если люди сегодня перестанут уезжать из данного макрорегиона, то его демографическая ситуация все равно останется плохой – плохой показатель будет определятся путем вычета из маленькой рождаемости все увеличивающейся смертности, так как население на Дальнем Востоке сегодня все больше стареет», – заметила директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич.

В этом ключе цель закрепить оставшееся на Дальнем Востоке население не выглядит легко достижимой. «Руководством региона принимаются какие-то политические меры, чтобы сократить отток населения (гектар земли, ТОРы, Свободный порт), полагая, что это действительно сократит отток. На самом деле это может внести коррективы в мотивы потенциальных мигрантов из региона. Возможно, в перспективе появятся и мотивы для потенциальных мигрантов в регион. Но на все это нужно время, не год и не два, а много больше. И главное, необходимо улучшение условий жизни людей. Пока что миграционный отток сохраняется», – пояснил Павел Минакир.

Кроме того, по мнению Зубаревич, «концепция – концепцией, но дело в том, что как таковых инструментов для ее реализации сегодня в России нет». «Из федерального бюджета сегодня тратятся деньги на меры поддержки семей с детьми, у регионов также все средств распределены, а Минвостокразвития располагает небольшим фондом, средства которого предназначены не для развития демографии. Но главная проблема даже не в деньгах – для реализации концепции нужны гораздо более мощные инструменты. Потому как, даже в том же самом большинстве стран Западной Европы, несмотря не наличие всех необходимых средств, население продолжает неуклонно сокращаться», – отмечает эксперт.


На чем сконцентрироваться?

Если закреплять население, похоже, особенно уже и не нужно – его число и так достигло предела, то, значит, думать нужно о приросте – прежде всего, миграционном (естественный прирост даст результаты лишь в чересчур отдаленной перспективе). «Среди предлагаемых для включения в концепцию мер планируется ввести дополнительные меры поддержки молодых и многодетных семей, в том числе переезжающих на постоянное место жительства, предлагается также ввести в макрорегионе повышающий коэффициент для материнского капитала, внедрить программу по улучшению жилищных условий для семей с детьми по мере рождения детей, приблизить систему здравоохранения к месту работы и места жительства, совершенствовать организацию службы скорой медицинской помощи, в том числе развивать санитарную авиацию», – проинформировали корреспондента EastRussia в Минвостокразвития.

Отдельное место в концепции займут меры и проекты в сфере молодежной политики, также особая роль отводится социально-психологическим аспектам (стимулирование рождаемости, поддержка многодетных семей, специальные программы для женщин, помогающие после рождения ребенка быстро вернуться на работу, и т.п.).

«Необходимо сконцентрироваться на поддержке молодых семей и семей с детьми, прежде всего многодетных. На каждом этапе жизненного цикла у семьи возникают новые потребности, помочь в решении которых и должны государство, местные власти, работодатель. Самые эффективные меры связаны не с пособиями, а с доступными услугами – ясли, детские сады, возможность дать ребенку качественное образование, доступность здравоохранения, детского и семейного отдыха, возможность решения жилищных проблем с появлением нового ребенка в семье», – уверен Сергей Рыбальченко.

«Ежегодная потребность в жилье на Дальнем Востоке – 10 миллионов квадратных метров, а строится лишь три миллиона, – отмечает генеральный директор Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке Валентин Тимаков. – Но эффективные механизмы решения жилищного вопроса на Дальнем Востоке уже существуют. К примеру – бесплатное предоставление земельных участков многодетным семьям для строительства жилья в Приморье и Якутии. Есть и разрабатывающиеся действенные предложения – в том числе: создание жилищно-накопительных кооперативов с предоставлением гарантий со стороны государства и разработка нового ипотечного продукта специально для дальневосточных регионов».

Некоторые эксперты, в свою очередь, уверены, что демографическому развитию Дальнего Востока помогут только кардинальные меры. И то – незначительно. «Максимум, что возможно в результате предпринимаемых сейчас мер – это слегка затормозить происходящий сейчас на Дальнем Востоке отток населения. Но ни о каком достижении восьми миллионов человек на Дальнем Востоке речи быть не может. Разве что после полного открытия дальневосточных границ, благодаря которому возможно неограниченное проникновение на территорию России гастарбайтеров из стран Северо-Восточной Азии. Рассчитывать достигнуть этой цели за счет проживающего в России населения нельзя. Поэтому, так как вариант открытия границ невозможен, то ничего не остается, как жить с пониманием того, что на Дальнем Востоке никакого роста численности населения не произойдет, и учиться обходиться его существующей величиной», – говорит Зубаревич.

Она отмечает, что демографическая картина на Дальнем Востоке будет неоднородной – наиболее активно будет сокращаться население на его севере, в меньше степени – на юге. «Дальневосточное население все больше будет стягиваться в крупные города, а средние, малые города данного макрорегиона и поселки будут его стремительно терять. Если не гастарбайтеры из АТР, то увеличение населения на Дальнем Востоке возможно только лишь тогда, когда жизнь в его условиях будет не такой дорогой, а его инфраструктура получит должно развитие», – добавила Наталья Зубаревич.

Демографическое развитие – дело не только сложное, но и тонкое. Во многом оно зависит от ментальности населения. И тут уже никакой отдельной концепцией – отделением развития демографии той или иной территории от аналогичных процессов на других территориях – не поможешь. Но свои плюсы в разрабатываемой сейчас концепции демографического развития Дальнего Востока все же есть. Главный – в ней будут систематизированы уже существующие меры государственной поддержки. Кроме того, для каждого дальневосточного региона отдельно, а для всего макрорегиона в целом в ней четко будут прописаны демографические перспективы.

«Прежде чем создавать и придавать четкую форму конкретным проектам для включения в концепцию, необходимо детально изучить всю ту уже существующую нормативно-правовую базу, программы и эффективность их реализации, а также планы демографического развития Дальнего Востока – во избежание противоречия с ними. Помимо этого, следует иметь полное понимание государственных приоритетов в современной экономической политике, предусматривающей создание на территории Дальнего Востока сети ТОР. Сами же программы концепции необходимо закладывать в уже существующие и разрабатываемые региональные и муниципальные программы, а также действующую нормативно-правовую базу. По сути своей, они должны представлять собой дополнение в данный каркас того или дальневосточного региона, а не только учитывать их историческое прошлое и природные условия. И даже более того – разрабатываться на основе того, чего не хватает местным реализуемым программам и действующим НПА», - отметил корреспонденту EastRussia заместитель директора Института региональных исследований и городского планирования Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Евгений Плисецкий.

Главные условия успешной реализации концепции демографического развития на Дальнем Востоке, по его мнению, такие же, как и для реализации любых государственных программ. Первое – наличие всех необходимых для ее реализации средств и постоянное, без каких-либо проволочек их выделение. Второе – эффективный контроль и мониторинг их реализации. Для некоторых из мер – максимально короткий срок создания предусматриваемых ими основных фондов, а для каких-то – максимальная степень льгот. «Представляется, что помимо концепции демографического развития Дальнего Востока, возможна и разработка отдельной концепции его миграционного развития», – заметил Евгений Плисецкий.