Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Таиландский ящик Пандоры

Таиландский ящик Пандоры

Екатерина Колдунова

Доцент кафедры востоковедения МГИМО (У) МИД России, к. полит. н.

Екатерина Колдунова, Доцент кафедры востоковедения МГИМО (У) МИД России, к. полит. н.:

Таиланду не привыкать жить в состоянии кризиса. Не нова и реальность раскола страны на противников и сторонников партии «Пхыа Тхай» – очередной реинкарнации политической структуры, поддерживающей ставленников экс-премьера Таксина Чиннавата. Сам Т. Чиннават был смещен со своего поста в результате переворота 2006 года и бежал из Таиланда. Эти события повлекли за собой череду внутриполитических кризисов, каждый из которых еще больше усугублял раскол страны. Однако попытка правительства в ноябре 2013 года провести через парламент закон об амнистии, который открыл бы возможность возвращения Т. Чиннавата в политику, поставила под вопрос будущее всей политической системы Таиланда.

Взлет и падение таиландской демократии

Таиланд, никогда не находившийся в колониальной зависимости, обладает, пожалуй, старейшим в Юго-Восточной Азии опытом демократического правления. Еще в 1932 году на смену абсолютной монархии пришла конституционная. Однако затем последовали более пяти десятилетий авторитаризма и почти два десятка военных переворотов. Таиланд, по сути, жил в условиях так называемого деспотического патернализма, сочетавшего элементы традиционной политической культуры и военного правления.

Попытки восстановить демократическую систему предпринимались в 1973–1976 гг., но окончательная демократизация произошла только в начале 1990-х годов. После переворота 1991 года военные пытались сохранить власть, но к тому времени в таиландском обществе сформировался широкий оппозиционный фронт, который объединил представителей разных социальных групп, выступавших за реальную демократизацию. В конце 1990-х годов в политической системе страны произошли кардинальные изменения. В 1997 году была принята новая конституция, носившая подлинно демократический характер и обеспечивавшая условия для реального участия граждан в политическом процессе.

В январе 2001 года на выборах в парламент победила партия «Тхай Рак Тхай» (ТРТ) во главе с крупным бизнесменом Таксином Чиннаватом. Не имея абсолютного большинства голосов, представители ТРТ сформировали коалиционное правительство. На следующих выборах в феврале 2005 года ТРТ завоевала уже более 70% мандатов и впервые смогла сформировать однопартийное правительство. Т. Чиннават занял кресло премьер-министра во второй раз. Однако уже в сентябре 2006 года в стране разразился политический кризис. Премьер был обвинен в оскорблении персоны короля, коррупции, использовании политической власти в интересах своего бизнеса и смещен с поста в результате военного переворота.

«Таксинизация» всей страны и ее противники

Причины нынешнего раскола таиландского общества кроются в популистской политике Т. Чиннавата. Массовую поддержку ему обеспечили широкие слои населения, представлявшие аграрные регионы страны, особенно северо-восток, откуда родом и сам политик.

Программа Т. Чиннавата, ориентированная на предоставление льготных кредитов фермерам, дешевое медицинское обслуживание и поддержку промышленного производства по схеме «один тамбон – один продукт», нашла живой отклик в стране, где разрыв в уровне доходов между самыми богатыми и самыми бедными достигал пугающих размеров. По коэффициенту Джини (показателю неравенства доходов населения) Таиланд опережал многих соседей по региону. По данным ООН, в 2000–2010 гг. коэффициент Джини для Таиланда составлял 40. Для сравнения: Индонезия – 34, Вьетнам – 35,6, Камбоджа – 37,9, Лаос – 36,7, Филиппины – 43, Малайзия – 46,2.

В конце 1980-х – начале 1990-х годов в результате достаточно успешного экономического развития уровень бедности в Таиланде снизился, и он попал в группу стран со средним уровнем доходов. Но многие из тех, кого сегодня можно считать представителями среднего класса, – это «вчерашние бедные», которым страна, уже два десятилетия находящаяся в «ловушке среднего уровня развития», не оставляла особых надежд на серьезное повышение благосостояния в обозримом будущем. В условиях имеющихся социальных диспропорций популистские лозунги Т. Чиннавата попали на благодатную почву.

Однако справедливо и то, что Т. Чиннават не забывал и о собственных финансовых интересах. Многие его внешнеполитические инициативы в отношении соседних Мьянмы и Камбоджи, по сути, прикрывали продвижение интересов его компании «Шин Корпорейшн». Таксина поддерживали и представители крупного капитала. Как отмечают таиландские исследователи Т. Чайват и П. Пхонгпайчит, Т. Чиннават попытался нарушить сложившиеся патронатно-клиентельные отношения политиков, бюрократов и крупного бизнеса и заместить их системой сетевых отношений, завязанных на личность самого премьера.

Парадоксально, но массовые социальные программы Т. Чиннавата усилили внутренние территориальные диспропорции. В частности, вследствие того, что Демократическая партия, старейшая политическая партия Таиланда, оказалась на периферии политического процесса, были нарушены каналы представительства южных провинций, которые традиционно голосовали за демократов. К тому же южные провинции (три из них – Наратхиват, Яла и Паттани – населены в основном мусульманами) не были серьезно затронуты экономическими программами правительства. В результате на юге вновь обострилась проблема сепаратизма, казавшаяся в начале 1990-х годов решенной.

Подробнее: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=3408#top