Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Танцы на льду

EastRussia узнала у экспертов, как повысить уровень безопасности в регионе и как России укрепить свое присутствие в Арктике, которая является зоной национальных интересов для многих государств, имеющих северные территории

Танцы на льду

В начале мая власти Соединенных Штатов Америки разрешили компании Shell бурение скважин для добычи нефти и газа в арктических водах у побережья Аляски, несмотря на предупреждения о возможной экологической катастрофе. Обозреватель EastRussia узнала у экспертов, как повысить уровень безопасности в регионе и как России укрепить свое присутствие в Арктике, которая является зоной национальных интересов для многих государств, имеющих северные территории.

 

Shell под хвост

Ситуация вокруг планов концерна Shell начать бурение в арктической зоне непростая. Она не только порождает толки о геополитическом противостоянии в Арктике, но и вызывает протесты экологов: в 2012 году Shell уже собиралась проводить работы в Чукотском море, однако их пришлось свернуть из-за аварии.

«В 2012 году был полный провал геологоразведочных работ в Арктике компанией Shell. Я был крайне удивлен, как это все было организовано», - вспоминает заместитель директора Института проблем нефти и газа РАН Василий Богоявленский. По его словам, в Арктику взяли два старых буровых судна (одно из них Noble Discoverer 1976 года постройки), и проблемы начались почти сразу: судно село на мель. «Вроде без особых последствий, но сразу “блин комом пошел”, - продолжил он. - Вышли в Арктику – начали бурить, через день (для нас это тоже загадка) аргумент был такой – изменилась ледовая обстановка. Программа по бурению (планировалось бурение нескольких глубоки скважин) была не выполнена». Богоявленский рассказал, что начался шторм – пришлось эвакуировать экипаж, буровая установка (платформа Kulluk - прим.автора) была брошена на волю волн, потом была выброшена на мель, но уцелела.

«После этого больше года компетентные органы США выясняли, как такое могло произойти. Shell внесла лепту в арктические исследования. Все прошло на грани. Если бы платформа утонула, то все мировые организации были бы единого мнения, что пора приостановить деятельность в Арктике», - уверен Богоявленский.

Он считает, «мы идем до ближайшей крупной катастрофы в Арктике». «Кто ее может сделать, не будем гадать. Но если она произойдет, то мировая общественность, конечно, встанет на дыбы. И возникнут серьезные проблемы с продолжением арктических работ», - поясняет эксперт.

«Прошло два года – Shell получила разрешение. Я не знаю, какие буровые суда планируют использовать. Затраты Shell уже на данный этап с учетом лицензии- более 5 млрд долларов в целом. Бросить они, конечно, это направление не могут. Хотя время неудачное: цена на нефть неблагоприятная. Многие компании сворачивают или затормаживают свою активность в Арктике до лучших времен», - высказал он свое мнение.

Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин полагает, что решение начать работы у берегов Аляски не связано с текущими ценами на нефть. Это разведка в первую очередь. «Арктика – проект точно не этого десятилетия и, может быть, даже не следующего. На мой взгляд, то, в каком состоянии находится добыча нефти и газа в мире, те технологии, которые сейчас применяются, не достигли еще того уровня, который бы позволял, с одной стороны, с точки зрения экономики адекватно и эффективно осваивать арктический шельф. С другой стороны, с точки зрения экологии и технологической безопасности [эти технологии] не способны приближать нас к тем методам нейтрализации угроз, рисков, которые есть среди континентальных месторождений. Решение по поводу добычи у берегов Аляски не совсем верное, так как таит в себе угрозы и риски, как и на российской части шельфа», - обозначил свою позицию Пикин.

По его словам, в этом десятилетии «необходимо более глубоко и другими методами осваивать месторождения на континенте: они дешевле». «Арктические месторождения начинаются от 120-130 долларов за баррель. Я думаю, что в ближайшие годы, если не произойдет ничего экстраординарного, эта цена не будет достигнута», - сказал эксперт, спрогнозировав, что на ближайшую пятилетку цена на нефть сохранится около 70 долларов за баррель. «Арктика точно не укладывается как проект по разработке нефти и газа», - подытожил он.

Богоявленский пояснил, что «гонки за Арктику мы не наблюдаем практически нигде». «Единственное, самые активные – норвежцы, которые порядка 10 скважин бурят в год. Арктический шельф Норвегии кардинально отличается от всех других шельфов Арктики. Здесь работает Гольфстрим, в январе температура около 0 градусов, а у нас в Восточной Сибири - минус 30 – 40. Там нет льдов. Они могут бурить круглогодично», - рассказал Богоявленский.

«По запасам у нас всего лишь 2 процента нефти страны (в Арктике – прим.автора), 96 процентов на суше (еще 2 процента на шельфе Охотского и Каспийского морей - прим.автора). Из этого вывод: как оптимизировать добычу нефти на суше, не забывая об арктических проектах, в первую очередь исследовании, а потом добыче», - рассуждает Богоявленский о том, какую работу надо проводить в Арктике сегодня. Он подчеркнул, что на шельфе Арктики могут находиться большие месторождения нефти и газа. Именно в них и заинтересованы крупные компании, которые «избалованы» проектами на суше.

Раскупорить, чтобы укрепить

Арктика приобретает все большее геополитическое значение, считает Пикин, потому что это наиболее короткий логистический путь, связанный с доставкой грузов и решением военно-политических задач. А энергетическая война в Арктике, по его словам, больше разворачивается на страницах журналов и газет: освоение Арктики на сегодняшний день крайне низкое. Технологий, заточенных под регион, не было в полной мере разработано. Если брать Америку, то она применяет технологии, используемые для добычи нефти в Мексиканском заливе, Россия же использует технологии, которые были получены от партнеров, в частности от норвежцев, еще до введения санкций.

«Войны с точки зрения добычи нет. Идет территориальный спор в ООН и на других площадках по поводу разделения арктического шельфа. С точки зрения добычи ресурсов - надуманная история», - высказал свое мнение Пикин, подчеркнув, что «Арктика больше транспортный регион, который должен работать».

Директор Центра экономики Севера и Арктики СОПС, председатель социально-экономической секции Экспертного совета по Арктике и Антарктике при председателе Совета Федерации Федерального Собрания РФ Александр Пилясов присутствовал в Вашингтоне на отчете Shell о проведении работ в Чукотском море в 2012 году. Он вспоминает, что компания отчитывалась «как школьник» и все это было «диковинно и чудно». Новое заявление Shell о начале работ в арктической акватории для американцев вполне естественно.

Как полагает Пилясов, в американской истории наблюдаются постоянные волны, когда экологические запреты на бурение нефтяных скважин с лозунгами «сохраним запасы для будущих поколений» сменяются идеей «давайте раскупорим, чтобы укрепить позиции на рынке нефти и газа». Сейчас наступила волна «все раскупорим», чтобы показать себя гегемоном, поделился Пилясов с EastRussia. По его словам, с точки зрения экономики тема бурения волнует лишь федеральное правительство: «здесь работают федеральные интересы. Штат Аляска никаких доходов не получает».

Министр по федеративным отношениям и внешним связям республики Саха (Якутия) Владимир Васильев согласен, что решение США начать разработку нефтяных и газовых месторождений в морских акваториях Арктики имеет геополитическое значение. «На мой взгляд, [это] может рассматриваться как попытка опережения России в этой области, так и желание закрепить право США диктовать определенные условия участникам Арктического сотрудничества», - поясняет чиновник.

«США в апреле этого года приняли председательство в Арктическом совете (Арктический совет — международный форум, созданный в 1996 году по инициативе Финляндии для защиты уникальной природы северной полярной зоны, в него входят восемь приарктических стран – прим.автора), но пока нет какой-то официальной оценки от членов Арктического совета по поводу предоставления разрешения на разработку месторождений в шельфовой зоне Аляски компании Shell. Возможно, это связано с тем, что в рамках Икалуитской декларации Арктический совет принял рамочный план по сотрудничеству в области предотвращения нефтезагрязнений в ходе деятельности нефтяных и морских компаний в арктических морях (принят на Министерском заседании Арктического совета в городе Икалуит (Канада) 24-25 апреля – прим.автора)», – прокомментировал Васильев EastRussia.

В Министерстве природных ресурсов и экологии России EastRussia уточнили, что члены Арктического совета одинаково оценивали необходимость принятия соглашения: все страны должны отдавать себе отчет в необходимости формирования единых правил предупреждения и реагирования на разливы нефти, риски которых существуют в связи с планируемым судоходством и нефтедобычей в регионе.

В пресс-службе ведомства EastRussia также сообщили, что в 2014 году был успешно запущен механизм финансирования Инструмента поддержки проектов Арктического совета. Россия внесла в этот фонд 5 млн евро в 2014 году и столько же уже перечислено в 2015 году. Тем не менее, по линии Глобального экологического фонда (ГЭФ) заморожено финансирование российских проектов, в том числе и готовящейся программы «Партнерство Российской Федерации и ГЭФ по устойчивому управлению окружающей средой в Арктике в условиях быстро меняющегося климата», так называемой программы «Арктическая Повестка 2020», в которую включен целый ряд проектов, направленных на улучшение состояния окружающей среды в Арктическом регионе.

«Призывы к сотрудничеству в Арктике в заявлениях, в том числе ряда американских должностных лиц о том, что экология в Арктике должна быть вне политики, необходимо подкреплять конкретными делами. В данном случае, к сожалению, мы видим, что слова расходятся с делами. Среди проектов ГЭФ, замороженных, как нам сказали, решением G7, находится также проект «Кочевые оленеводы», направленный на поддержку коренных малочисленных народов Севера», – цитирует пресс-служба слова министра природных ресурсов и экологии России Сергея Донского.

О необходимости повысить уровень безопасности в Арктике неоднократно заявлял президент России Владимир Путин. Этот вопрос особенно актуален в данный момент, когда западные страны пытаются усилить свое присутствие регионе. Российская Федерация начала системную работу по укреплению своих позиций в Арктике, и одним из свидетельств тому является создание Госкомиссии по вопросам развития Арктики, пояснил EastRussia Владимир Васильев.

«Нашему государству необходимо восстановить и расширить всю инфраструктуру Арктики, начиная от морских и авиапортов, навигационных систем, сети экологического мониторинга до улучшения жизненных условий населения, проживающего в Арктической зоне. Необходимо максимально использовать потенциал Арктического совета, Северного форума (Северный форум – международная неправительственная организация северных регионов, образованная по инициативе региональных правительств провинции Хоккайдо (Япония), штата Аляска (США), Магаданской и Камчатской областей (СССР) в 1991 году. В начале 2000-х гг. в нее входило 25 регионов из 11 стран мира. Секретариат Северного Форума находится в Якутске – прим.авт.), Баренцева/Евроарктического региона, Конференции арктических парламентариев, крупных арктических конференций, форумов. Принимать участие в мероприятиях на самом высоком уровне, чтобы продемонстрировать передовые опыт и подходы в решении проблем»,- считает он. Пока же, по словам Васильева, Россия пассивно участвует в международных мероприятиях, что не позволяет поддерживать лидирующие позиции. «Причем необходимо обеспечивать консолидированное участие федеральных и региональных экспертов, демонстрируя единство на всем пространстве нашего государства», - добавляет эксперт.

Две Арктики

Занять прочное место в Арктике России помогут страны АТР. Об этом свидетельствуют и экспертные мнения, и государственная политика «разворота на Восток». Так, накануне визита президента Индии Пранаба Мукерджи в Москву, приуроченному к празднованию 9 Мая, помощник президента России Юрий Ушаков говорил, что индийские компании могут принять участие в разработке арктического шельфа.

Китай же заинтересован в российской Арктике не столько с точки зрения добычи нефти, сколько с точки зрения развития Северного морского пути как крупнейший перевозчик грузов по этой транспортной арктической артерии.

«Я думаю, нам индийские и китайские партнеры интересны с точки зрения инвестиций. Потому что ни китайцы, ни индусы технологиями, которые нам нужны для освоения арктического шельфа, особо не обладают. Не сказать, что они преуспели и в каких-то других технологиях, которые имеются у других зарубежных партнеров, находящихся в настоящее время под санкционным ограничением», - высказал позицию о «развороте на Восток» Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

По его словам, «то, что было предложено китайским партнерам, это проекты либо уже разрабатываемые, как “Ванкор”, очень прибыльные проекты, либо проекты, имеющие очень высокий государственный статус».

«Для индийской стороны ситуация похожая. Им интересны проекты, которые будут находиться на контроле у первого лица государства, тогда они будут в это вкладываться», - отметил Пикин. Он продолжил, что «разворот на Восток» идет не только из-за того, что мы оказались под санкциями. Работа с китайскими и индийскими партнерами и азиатским регионом шла давно. Контракты на высокой стадии готовности находились уже лет десять, но был ряд ограничений, которые сейчас снимаются.

«В целом АТР является самым быстрорастущим в мире, и таким он будет оставаться на ближайшие десятилетия. Мы заинтересованы этот рынок занять, увеличить свою долю. Из-за санкций доля России на европейском рынке будет снижаться, американский рынок становится самообеспеченным. Потенциально были бы интересны проекты африканские, но пока не достигли своего уровня», - подытожил он.

Директор Центра экономики Севера и Арктики СОПС, председатель социально-экономической секции Экспертного совета по Арктике и Антарктике при председателе Совета Федерации Федерального Собрания РФ Александр Пилясов предлагает разделить российскую арктическую территорию на Арктику Европы и Арктику Азии. «Если судить по количеству проектов, реализованных в последние 15 лет и предполагаемых к реализации до 2020 года, подлинным арктическим фронтиром в России является Арктика Азии. Именно здесь осуществляются и запланированы к реализации десятки новых ресурсных проектов, в том числе Южной группы месторождений Ямала, восточной части Енисейского залива; рудных месторождений Полярного и Приполярного Урала, Северо-Ванкорского, Тагульского, Пеляткинского, Верхне-Телекайского, Верхне-Эчинского, Гулинского; якутских Кючюс, Талахтак, Тирехтях, Томтор; чукотских месторождений Двойное, Клен, Кекура, Пыркакайское и др.», - рассказал он EastRussia.

По словам Пилясова, ситуация резко противоположна в Арктике Европы и Арктике Азии. В первой число крупных городов, потенциальных баз пионерного освоения, достаточно: экономический потенциал Мурманска, Архангельска позволяет реализовывать проекты нового освоения Арктики и на суше, а при минимальной подготовке – и на море. «Однако здесь число таких запланированных к реализации проектов на ближайшую перспективу минимально. Штокманский проект, который удачно вписывался в уже существующую здесь сеть городов-форпостных баз, отложен на неопределенный срок», - говорит Пилясов.

В Арктике Азии, помимо Норильска, крупных городов-форпостных баз, нет. Поэтому, утверждает он, важно подтянуть такие поселения, как Диксон, Дудинки, Тикси, Певек, Билибино, до функций крупных баз освоения азиатского арктического фронтира России, в том числе путем создания новых научно-образовательных центров и новых экономических кластеров и территорий опережающего развития (ТОР).

«Задачи освоения новых рубежей сухопутной и морской Арктики Азии потребуют мостов сотрудничества между южной и северной Азией, которые сегодня развиваются в противофазе: страны АТР (Китай, Индия, Южная Корея, Сингапур, Вьетнам, Малайзия) демонстрируют бурную экономическую динамику – с другой стороны, арктические территории азиатской России испытывают острую нехватку инвестиционных ресурсов, чтобы сдвинуть реализацию многочисленных новых проектов. Чтобы тонус развития южной Азии проник и на ее северные окраины, необходимо создание новых международных институтов развития, сориентированных на территории полярной Азии. Речь прежде всего идет об Арктическом банке реконструкции и развития. Сейчас, после создания Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, она представляется абсолютно реалистичной», - рассуждает Пилясов.

Без страховки

Если уйти в сторону от экономических и политических аспектов развития арктических территорий, то останется Арктика как отдельный физико-географический регион Земли с уникальным растительным и животным миром, который необходимо беречь и сохранять всем миром.

Так, в арктической России расположена крупнейшая в мире сеть особо охраняемых природных территорий. Как сообщили EastRussia в пресс-службе министерства природных ресурсов и экологии России, за прошедшие 5 лет общая площадь федеральных ООПТ (особо охраняемых природных территорий – прим.авт.) была увеличена на 6 млн га. В течение следующих 7 лет планируется создать 24 ООПТ федерального значения на площади более 8 млн га. Созданы национальный парк «Русская Арктика» в 2009 году, в 2013 - «Онежское Поморье» в Архангельской области и «Берингия» в Чукотском автономном округе (на площади более 1 млн 819 тыс. га). Территория нацпарка «Русская Арктика» также планируется к расширению.

Таким образом, бурение нефтяной скважины у берегов Чукотского моря компанией Shell угрожает природе не только Аляски, но и России. В частности, как утверждает «Гринпис», уникальному арктическому заповеднику «Остров Врангеля», являющемуся объектом всемирного природного наследия ЮНЕСКО. В случае аварии (в соответствии с планом ликвидации аварийных разливов нефти Shell от 2012 года) через 10 дней нефтяное пятно пересечет российскую границу, а через 30 - достигнет буферной зоны заповедника. Организация направила в ЮНЕСКО письмо, где рассказала о сложившейся ситуации, а, чтобы привлечь внимание общественности к экологической проблеме, проводит провокационные акции - например захватывая буровую платформу в Арктике.

Другая экологическая организация - WWF (Всемирный фонд дикой природы – прим.авт.) - собрала подписи 100 тыс. американцев под обращением с просьбой запретить разработку нефтяных месторождений в Чукотском море. Как стало известно WWF из источников Shell, участок под разработку расположен в 70 милях от берегов Аляски, а ближайшая станция береговой охраны США находится в тысяче миль. Представители российского отделения WWF рассказали EastRussia, что они одобряют действия и позицию своих американских коллег. Согласно цифрам, нефтеразливы при разведке и бурении неизбежны, а вероятность хотя бы одного разлива более 1000 баррелей нефти при реализации проекта Shell составляет 75%.

«Последствия для дикой природы могут быть необратимыми: Чукотское море является домом для белых медведей, моржей, белух и гренландских китов, а также для разнообразных популяций морских птиц», - предупреждает пресс-служба WWF в распространяемом пресс-релизе. Пресс-служба приводит слова руководителя программы по экологической политике ТЭК WWF России Алексея Книжникова, который уверен, что «если в американском секторе Чукотского моря произойдет разлив, через несколько недель нефть может достичь российского сектора», поэтому необходимо провести «транcграничную оценку воздействия на окружающую среду по проекту разведочного бурения Shell, чего сделано не было».

Заместитель директора Института проблем нефти и газа РАН Василий Богоявленский считает, что не стоит занимать столь жесткие экологические позиции.

«Есть масса экологов, которые сопровождают и помогают. В любой компании, как «Роснефть», «Газпром», работают экологи или привлекаются из других организаций. Их цель не допустить последствия (аварий – прим.авт.), хотя страховки от них не существует, - сказал Богоявленский. - Можно бороться, чтобы минимизировать вероятность возникновения аварий и последствий. Но 100%-ной гарантии не существует».

Президент МОО «Ассоциация полярников», специальный представитель президента РФ по международному сотрудничеству в Арктике и Антарктике Артур Чилингаров рассказал EastRussia, что для проведения российских работ в Арктике существуют жесткие нормы экологической безопасности.

«У нас есть договор по Антарктиде – мы обязаны все, что производим или участвуем в производстве, вывозить, оставляя материк экологически чистым. То же самое в Арктике. Она дорога для нас. И кроме «Гринпис», мы сами это понимаем. Нас не должен никто подогревать. Никаких работ (компанией Shell – прим.автора) не будет проводиться, если не будет обеспечена экологическая безопасность», - прокомментировал он EastRussia.

Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской подтвердил слова Чилингарова.

«Что касается Shell, бурить они будут после проведения всех необходимых экологических экспертиз», - уточнил он EastRussia.

«Экологические организации обратили внимание, что в случае аварии может нарушиться экология на острове Врангеля (об этом «Гринпис» много писал, но понятно, что «Гринпис» сигнализирует обо всем, о чем можно только подумать). Понятно, что работы, в том числе в Арктике, должны проводиться с максимальным учетом тех рисков и обязательно с учетом обеспечения экологической безопасности, и не только экологической. Там и безопасность человека должна быть обеспечена. Это уникальные проекты, и, конечно, стандарты, которые должны быть использованы при работах, должны быть наивысшими», - пояснил министр EastRusssia.

По словам Донского, у нас в свое время были приняты изменения в законодательстве в Закон о континентальном шельфе: мы одни из первых стали принимать такие изменения в Закон, чтобы обеспечить работу в Арктике.

«Сейчас Россия нарабатывает наиболее современный, наиболее эффективный и наиболее качественный опыт работы в Арктике. То, что экологи обращают внимание на те или иные риски, это должно быть учитываемо во всех видах работ и планах. Останавливаться ни в коем случае нельзя: Арктику надо изучать, надо осваивать, потому что в любом случае человечеству придется в этом регионе работать», - подытожил Донской.