Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Тайфун Лайонрок: Приморье извлекает уроки

О том, как боролись с последствиями тайфуна, рассказывает директор департамента гражданской защиты Приморского края Валентин Басаргин

Тайфун Лайонрок: Приморье извлекает уроки
Фото: primorsky.ru
Тайфун Лайонрок, прошедший по Приморью в первых числах сентября этого года, в считанные часы разделил регион на две половинки: относительно благополучную южную часть и серьезно пострадавшие северные районы. И если Владивосток и его окрестности без особых сложностей пережили стихию, то многие населенные пункты на севере края были полностью декоммуницированы, лишившись дорог, электричества и, зачастую, средств связи с «большой землей». В регионе был введен режим чрезвычайной ситуации федерального уровня, и доклады главы МЧС и Губернатора Приморья по ликвидации последствий тайфуна принимал лично президент. Присутствие главы государства во Владивостоке в те дни, безусловно, сказалось на ускорении взаимодействий многих структур, задействованных в оперативных работах по спасению людей, по оказанию помощи и дальнейшей ликвидации последствий тайфуна. В самые кратчайшие сроки по приказу минобороны для оказания помощи была выделена военная техника, более 3,5 тысяч военнослужащих было направлено в пострадавшие районы. О том, как различные структуры боролись с последствиями тайфуна и взаимодействовали друг с другом, корреспонденту EastRussia рассказал директор департамента гражданской защиты Приморского края Валентин Басаргин.

– Валентин Дмитриевич, в чем заключается основная задача Вашего департамента?
– Основная задача специалистов департамента как раз и заключается в организации четкого взаимодействия различных структур при работе в чрезвычайных ситуациях. Мы налаживаем оперативную работу на местах с органами местного самоуправления и организациями, в полномочия которых входит решение вопросов защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, обеспечению безопасности людей. Мы включаемся в такую работу и на краевом, и на районном уровне. Для нас любая ситуация, даже не обязательно имеющая глобальный в рамках Приморья масштаб – подтопление участка в районе, выход речки из берегов в результате осадков или паводков – это уже ЧС муниципального характера. Локализовать ситуацию, обезопасить население, четко и оперативно донести до жителей важную информацию, организовать работу пунктов временного размещения, работу по устранению последствий и предотвращению дальнейших угроз – вот, пожалуй, наши главные задачи, которые мы решаем ежедневно.

– Но в ведении департамента не входит тяжелая спасательная техника и отряды специально подготовленных спасателей – это зона ответственности других ведомств, с которыми Вы тоже, безусловно, плотно взаимодействуете. Расскажите, пожалуйста, какие организации приняли участие в ликвидации последствий Лайонрока?
– В крае работает Приморская территориальная подсистема РСЧС по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций, которая функционирует на региональном, муниципальном и объектовом уровне, работает комиссия по ликвидации последствий ЧС.

Силы и средства гражданской обороны привлекаются к организации и проведению мероприятий по предотвращению и ликвидации чрезвычайных ситуаций регионального характера в порядке, установленном федеральным законом. Помимо этого, в состав системы ЧС входят силы и средства постоянной готовности, предназначенные для оперативного реагирования на чрезвычайные ситуации и проведения работ по их ликвидации: это аварийно-спасательные службы, спасательные формирования, оснащенные специальной техникой, оборудованием, снаряжением, инструментами и, материалами для проведения аварийно-спасательных и других неотложных работ.

Также в ведении департамента находится филиал ГКУ Приморского края по пожарной безопасности, ГОЧС- поисково- спасательная служба Приморского края с тяжелой техникой и специальным оборудованием для поиска и спасения людей

– Как бы Вы оценили работу всех этих структур в зоне разрушений, причиненных прошедшим тайфуном?
– В целом работу спасателей, МЧС, военных и специалистов нашего департамента я оцениваю положительно. Для нас главным показателем является отсутствие жертв. Мы смогли избежать гибели людей – это самое важное. Все были эвакуированы в безопасные районы – это более 1000 человек. Многие подключились к этой работе. И все главы районов, находящихся в зоне бедствия, не сидели сложа руки: в части вывода населения в безопасные районы, переправки людей в пункты временного размещения, обеспечения их всем необходимым, начиная от теплой одежды, медикаментов и заканчивая продуктами питания. Федеральный статус ЧС в Приморье помог в оперативно сжатые сроки, благодаря работе привлеченных специалистов из многих регионов России, провести работы по ликвидации последствий тайфуна. Были восстановлены основные дорожные сообщения, налажена связь, электричество. Мгновенно среагировали силы МЧС, и спасатели же занимались первичным восстановлением и дорог и переправ, и грязь чистили, и заборы жителям завалившиеся ставили. Это огромный фронт работ: поселки Светлое, Ольга, Шумное, Кокшаровка, Рощино, населенные пункты Дальнегорского района и многие другие. Огромную благодарность хочется выразить всем тем, кто круглосуточно вывозил людей из зон подтопления, обеспечивал работу спасательной техники.

– Были ли какие-то непредвиденные затруднения?
– Основная сложность заключалась в том, что многие жители просто-напросто отказывались покидать свои дома. В итоге многие оказались в буквальном смысле отрезанными от цивилизации на сутки и дольше. Вода заходила в дом, поднималась – люди не уходили, сидели на крышах. И просто чудо, что серьезных трагедий, с человеческими жертвами, не произошло… Но я не виню людей за такую реакцию. Я считаю, что информирование населения, в том числе и о возможных последствиях, было недостаточным. Люди не представляли себе реальную степень угрозы, зачастую халатно относясь к собственной безопасности, рисковали своим здоровьем, жизнью.

– Каким образом можно оперативно предупредить людей о стихийных бедствиях, техногенных авариях, природных катастрофах и прочих катаклизмах?
– Уменьшить трагические последствия таких катаклизмов можно, пожалуй, лишь одним способом: своевременным предупреждением о надвигающейся беде. Для этих целей применяются сигналы гражданской обороны. Они предназначены для оповещения населения не только о чрезвычайных ситуациях, но и об опасности нападения противника. На сегодня в единую систему оповещения ГО и ЧС входят все районы края, но только крупные города, районные центры и ПГП, в целом – порядка 100 населенных пунктов. Всего в Приморье 653 населенных пункта. Так что работу в этом направлении активно ведем, и она будет продолжаться и в следующем году. Монтаж единой системы оповещения в отдаленных населенных пунктах Приморья, сегодня – приоритетная задача, находящаяся и на контроле у губернатора.

– Каким образом организовано оповещение в приморской глубинке сегодня, пока единая система не внедрена повсеместно?
– Самый распространенный способ оповещения населения – это передача предупредительного сигнала «Внимание всем!». При таком способе включаются механические и электрические сирены, используются радио, телевидение, телефонная связь. Оповещение сельских жителей также производится при помощи подручных средств – рельса, колокола, рынды. Дополнительно могут быть задействованы автомобили федеральной противопожарной службы и Управления МВД, МЧС, оснащенные светосигнальными громкоговорящими устройствами, культовые учреждения. Кроме того, главами муниципальных образований разработаны планы подворового обхода населения.

– Раньше основным источником оповещения ЧС являлась радиоточка, которая была в каждой квартире и в каждом доме. Почему сегодня нельзя возродить этот способ оповещения?
– Радиоточку кто-то использует, кто-то нет. Обслуживание и содержание радиосетей для бюджета – тоже не самое дешевое. К тому же, все новостройки сдаются уже без радиоточек, а заставлять людей покупать и устанавливать радио в своей квартире никто не будет.

– Будем надеяться, что единая система оповещения о ЧС скоро заработает. По Вашему мнению, будут ли люди реагировать на ее сигналы?
– Опыт оповещения по тайфуну показал, что если и слышал человек сигнал ЧС, то воспринять его должным образом, отреагировать на него так, как этого требует практика, еще пока не готов. Современный человек должен быть проинформирован и четко проинструктирован прессой, специальной литературой, специальными занятиями, телевидением, радиопередачами и интернетом. Он должен понимать и четко знать алгоритм своих действий, услышав такие сигналы.

Справка EastRussia
Басаргин Валентин Дмитриевич – Директор департамента гражданской защиты Приморского края. Родился в 1957 году в пос. Яр-Сале (Ямало-Ненецкий АО). Ориенбургское высшее военное Краснознаменное авиационное училище летчиков.
затем Военный учебно-научный центр ВМФ МВА им. адмирала Кузнецова, Санкт-Петербург.