Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Территория свободы

«Мы хотим сделать эксперимент на территории Приморья»

Территория свободы

Вице-губернатор Приморского края Сергей Нехаев рассказал EastRussia, насколько важен для Владивостока статус порто-франко, и поделился впечатлениями о прошедших «нулевых чтениях» законопроекта о свободном порте в Общественной палате РФ.

- Сергей Викторович, вы разослали законопроект о свободном порте Владивостока 56 общественным организациям, предприятиям, связанным с портовой инфраструктурой, бизнесменам, и получили 91 предложение на доработку. Какие из этих предложений вы считаете наиболее важными?

- Это, пожалуй, первый законопроект, когда федеральная власть нас слышит и дорабатывает вместе с нами окончательную версию документа. Многие эксперты, которые высказывали на «нулевых чтениях» в Общественной палате свои мнения и предложения, не знали, что эти изменения были учтены во второй версии законопроекта. У нас получилось некоторое дежавю: когда первый раз представители Минвостокразвития приехали с первой версией законопроекта в Приморье, мы критиковали, громко обсуждали, ругались. Нас объединяла только одна цель: мы хотим сделать эксперимент на территории края – совершить прорыв. После бурных дебатов и родилась вторая версия.

Мы учли те основные предложения, которые поступили от экспертов, от депутатов, от муниципальных образований, от бизнеса, связанного с логистикой, с портами, от инвестиционщиков и т.д. И если мы говорим о второй версии законопроекта, то многие вопросы уже сняты. Например, мы говорили про излишние полномочия управляющих компаний - во втором варианте их нет.

Основные предложения, которые поступили от представителей, изучивших первую версию документа, касаются административных барьеров, таможенных регламентов, других процедурных вещей, важных для территории свободного порта.

Так, если мы разрешим въезд на территорию свободного порта иностранным гражданам на семь суток и даже расширим его, как предложил генеральный директор Фонда экономической интеграции стран АТР Александр Монастырев, до 60 дней, то это будет для нас невероятной синергетикой, потому что Приморский край является туристическим анклавом Дальнего Востока. Мы готовы принять поток въезжающих в рамках тех возможностей, которые открывает законопроект для инвестиций. Но для нас очень важно, чтобы частью этого потока стал туризм.

- Один из экспертов назвал «нулевые чтения» законопроекта о свободном порте эйфорией, потому что не хватает юридических механизмов. Каково ваше мнение?

- Нужно очень четко смотреть на механизмы реализации законопроекта. Безусловно, юридические механизмы сложные, и мы сами будем настаивать на совершенствовании их аспектов. Мы принимаем активное участие в рассмотрении законопроекта: смотрим, что в нем учитывается, не учитывается, где-то спорим с Минвостокразвития, но идем с ним в одном тренде, поддерживая саму идею этого документа.

Безусловно, когда мы говорим про безвизовый въезд граждан, для нас очень важны вопросы безопасности, нахождения, таможенных процедур, которые будут на территории. Поэтому сложные регламентные процедуры предстоит утвердить с пограничными, с таможенниками. Мы будем смотреть на практику, причем не надо ориентироваться на опыт Германии или Англии – в случае с Владивостоком следует обернуться в сторону наших соседей, изучить хотя бы, что сделал в этом плане коммунистический Китай.

- В целом бизнес Приморья как воспринимает этот законопроект?

- Мы приехали в Москву на «нулевые чтения» законопроекта в Общественной палате большой делегацией порядка 15 человек, и общий настрой – и представителей бизнеса, и портовой инфраструктуры, и власти - это поддержка концепции законопроекта во второй версии. Члены Общественной платы, эксперты выступили консультантами, которые нам помогают уточнить нормы, прописать четче регламенты, синхронизировать работу Минвостокразвития и администрации края по поводу того, что и где нужно уточнить для того, чтобы в законе не появились лазейки для коррупции или, наоборот, та или иная норма стала неработающей.

- Через какое время от закона можно ожидать экономического эффекта?

- На базе Дальневосточного федерального университета ученые вместе с администрацией города Владивостока занимаются разработкой бизнес-модели и просчетом ее экономической эффективности. Пока мы не пришли к единому мнению, с бизнесом например, по поводу налоговых преференций и тех форм, которые должны быть.

Что мы пытаемся сейчас сделать? Мы говорим о том, что мы должны просчитать экономическую модель и те последствия, которые будут в регионе после принятия этого законопроекта в среднесрочной перспективе и в долгосрочной перспективе. Мы запросили у Минвостокразвития методику анализа финансово-экономических последствий для бюджетов разных уровней (местного, регионального, федерального), чтобы провести исследование с теми муниципальными образованиями, которые по второй версии законопроекта будут входить в свободный порт Владивосток.

- Подразумевается, что в свободный порт будет входить не один Владивосток, а целых 12 муниципальных образований. Не считаете ли вы это слишком большим размахом?

- Логика в этом есть. У нас транспортно-логистический регион, и когда мы рассматриваем с точки зрения макроэкономики этот процесс, то мы говорим не только про портовую инфраструктуру. У нас на территории в стадии реализации находятся проекты МТК-1 (Международный транспортный коридор «Приморье-1») и МТК-2 (Международный транспортный коридор «Приморье-2»). Это огромные транспортные коридоры, которые начинаются с портовой инфраструктуры и заканчиваются автомобильной и железной дорогами. Концентрация муниципальных образований вокруг этих МТК-1 и МТК-2 даст проекту комплексное решение с точки зрения экономики.

- По вашим прогнозам, когда же все-таки будет порто-франко во Владивостоке?

- Приморский край и Владивосток как никто иной заинтересованы в этом законопроекте. Возможно потому, что сильна генетическая память жителей Владивостока: законопроект выходит за рамки термина «порто-франко». Это территория свободы для свободного города. Мы хотим, чтобы законопроект был принят в этом году, чтобы он заработал в 2016 году.