Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

ТОР предложено укоротить

КПРФ смутил 70-летний период существования территорий опережающего развития

Депутаты-коммунисты Алексей Корниенко и Николай Арефьев внесли в Госдуму проект поправок в федеральный закон №473-ФЗ "О территориях опережающего социально-экономического развития в РФ". Они предлагают скорректировать базовые условия функционирования территорий опережающего развития (ТОР): сократить сроки действия режима с 70 до 30 лет, прописать конкретные варианты использования имущества, созданного в ТОР, теми, кто утратил статус резидента, а также поручить контроль над использованием государственных средств в ТОР Счетной палате как "наиболее компетентному органу России, способному выявлять все проблемы в области финансирования и нецелевого расходования государственных средств".

ТОР предложено укоротить
Фото: shutterstock.com
Николай Арефьев является первым заместителем председателя комитета по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству и представляет в нижней палате Федерального собрания три региона: Республику Калмыкия, Астраханскую и Волгоградскую области. Депутат выступал соавтором 121 законопроекта. Алексей Корниенко – член комитета по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока, представитель четырех регионов: Приморского и Хабаровского краев, Сахалинской области и Еврейской автономии. Успел выступить соавтором 124 законопроектов, был одним из разработчиков ФЗ "О Российском фонде прямых инвестиций" (принят в июне 2016 года).

Срок установления ТОР в 70 лет, следует из пояснительной записки к законопроекту, депутаты от КПРФ посчитали слишком длинным: за такое время могут прийти в непригодное состояние созданные в начале функционирования режима постройки, а люди, которые будут подписывать соглашение по ТОР, по истечении 70 лет уже не останутся в живых, аргументируют коммунисты. По их мнению, территория, отданная на 70 лет, навсегда останется у "резидента" той страны, откуда он пришел. В качестве исторического примера авторы законопроекта приводят судьбу Аляски, отданной в аренду США на 49 лет, но так и не вернувшейся в состав России. Срок в 30 лет является в России сроком стратегического планирования, продолжают коммунисты, соответственно, не должно быть и договоров, не укладывающихся в эти рамки. Кроме того, сейчас по закону по истечении "резидентства" соответствующий контрагент имеет право распорядиться созданным им имуществом по своему усмотрению. А это не исключает возможность уничтожения имущества, настаивают в КПРФ.

Справка EastRussia: За время после принятия ФЗ "О ТОР" Госдума одобрила лишь один проект поправок к нему — о расширении категории монопрофильных муниципальных образований РФ, на территориях которых допускается создание ТОР, путем включения в нее монопрофильных муниципальных образований, отнесенных ко второй категории. Проект в апреле 2016 года внесли депутаты Василий Иконников, Николай Харитонов, Олег Куликов (КПРФ), Анатолий Аксаков ("Справедливая Россия"), Альфия Когогина и Виктор Шрейдер ("Единая Россия"). Аналогичные проекты ранее вносили заксобрание Калужской области (29 октября 2015 года и депутат Василий Иконников (20 августа 2015 года), но Дума сняла их с рассмотрения. 23 июля 2015 года члены Совета федерации Баир Жамсуев, Степан Жиряков, депутат Владимир Поздняков (КПРФ) и заксобрание Забайкальского края внесли проект, предусматривающий возможность создания с 1 января 2016 года ТОР в пяти субъектах Сибирского федерального округа: Республики Бурятия, Иркутской области, Забайкальского края, Красноярского края, Республики Хакасия. Законопроект до стадии голосования также не дошел.

В Минвостокразвития в публичную дискуссию с авторами поправок в закон о ТОР еще не вступали: инициатива направлена в комитет Думы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству, но им еще не обсуждалась. Но статс-секретарь ведомства Павел Волков, отвечающий в министерстве за законотворческую деятельность, пояснил EastRussia, почему аргументация авторов законопроекта, как считают чиновники, ошибочна. По его словам, период действия режима ТОР длиной в 70 лет — "это не длинный срок, а стабильность инвестирования в него средств": "Указанием его, государство, можно сказать, намекает на то, что желательно, чтобы свою деятельность на территории ТОР резидент закончил не через 10-15 лет, а совершал в течение всего времени существования режима". Аналогию с Аляской господин Волков называет "прямым популистским высказыванием".

Возможность уничтожения бывшими резидентами ТОР созданного имущества, на которую указывают коммунисты, представитель Минвостокразвития считает "невероятной": "Кто-либо, инвестирующий во что-либо свои средства, уж точно не сумасшедший, чтобы уничтожить это что-то, а не продать при своем уходе на другую территорию". А на предложение депутатов КПРФ подключить к контролю над расходованием средств на Дальнем Востоке Счетную палату Павел Волков ответил так: "Кто реализует проекты — тот и должен нести ответственность за расходование средств. В случае ТОР — это Минвостокразвития. На Дальнем Востоке сегодня разного рода контролирующих организаций гораздо больше, чем желающих инвестировать: и больше, и более чем достаточно. И свой контроль они осуществляют бдительно и замечательно".

У представителей КПРФ к ТОР на этом, правда, претензии не заканчиваются. Алексей Корниенко заявил EastRussia, что ТОР вообще "мало что дают тем регионам, на территории которых располагаются". Как пример он приводит ТОР в Михайловском районе, глава одного из поселений которого рассказал депутату, что там "по-прежнему отсутствует работа — жителей поселения в ТОР работать не берут, а задействованы там жители Китая или Узбекистана". Больших налоговых поступлений от ТОР в поселениях пока также не ощутили: из всех региональных и местных видов сборов предприятия в рамках льготного режима не освобождены только от уплаты НДФЛ. "Более того, муниципалитетам наносится серьезный урон, так как благодаря замещению своих налогоплательщиков предприятиями ТОР они лишаются большой части налоговых поступлений, не получая никакой компенсации этой утраты",– говорит депутат. Как таковой эффективности от ТОР ждать можно только не ранее, чем через 15 лет, что показывает аналогичный опыт Китая, и то для получения эффекта нужны высококлассные специалисты, сейчас на Дальнем Востоке попросту отсутствующие, считает Алексей Корниенко. Бизнес, попадающий в "тепличные условия" ТОР, оказывается в более выгодной ситуации, чем предприятия, сумевшие выжить в последние 25 лет, поэтому поддерживать экономику Дальнего Востока нужно "не точечно, а комплексно", говорит коммунист.

Подобные аргументы, отметим, далеко не новы: они приводились противниками идеи ТОР на протяжении последних двух лет, и в Минвостокразвития давно уже нашли на них ответы. Павел Волков в беседе с EastRussia, например, подчеркнул, что региональные и муниципальные бюджеты из-за режима ТОР лишаются своих налогов только на время (а именно — на 10 лет), а так как речь идет о создании новых производств, то ничего не получая, они ничего и не теряют. Ни о каком большом количестве граждан Узбекистана или Китая, задействованных на предприятиях ТОР, речи быть не может, настаивает чиновник: в законе о ТОР прописано ограничение на привлечение резидентами иностранной рабочей силы — не более 20%.

Алексей Корниенко, впрочем, настаивает, что разработанный представителями КПРФ законопроект целесообразно принять. 70 лет для ТОР это слишком длинно "еще и потому, что по истечении такого срока попросту невозможно подвести итог работы как самой ТОР, так и работы в рамках него той или иной компании", говорит он. "Срок в 30 лет даст некоторую ясность самим же инвесторам в отношении своей деятельности. При условии вложения в определенные временные рамки, чтобы добиться того или иного результата, они должны будут максимально выложиться — то есть работать эффективнее. В плане получения прибыли, конечно, не развития территории, но эффективнее",— считает коммунист. "Утверждать, что уничтожение имущества после прекращения резидентства невозможно в силу адекватности инвесторов — очень смело. Инвесторы сегодня бывают совершенно разные, и по обыкновению возводят не капитальные строения, а ангарного типа. Да и если не перспектива уничтожения – никто не отменял производящийся сегодня в мире перенос при уходе за собой своего имущества даже не в другие регионы, а в иные страны",— считает Алексей Корниенко.