Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

ТОР «Забайкалье»: темное прошлое и светлое будущее?

1 марта 2021 года исполнится ровно полтора года с того момента как в Забайкалье начала работать программа территорий опережающего социально-экономического развития Забайкальского края. Срок небольшой, но подводить какие-то итоги и прогнозировать будущие результаты уже можно.

В Забайкалье сейчас опровергают Гегеля. Точнее - его бессмертную фразу: «История повторяется дважды — сначала в виде трагедии, потом в виде фарса». ТОР «Забайкалье» - вовсе не новация для региона. Забайкальский край уже проходил все эти «территории», «зоны» и «центры» . Причем, началось все в далеких и неспокойных девяностых. Каким будет финал на этот раз?

ТОР «Забайкалье»: темное прошлое и светлое будущее?
Фото: пресс-служба министерства сельского хозяйства Забайкальского кря

ТЕМНОЕ ПРОШЛОЕ

Все началось с фразы, сказанной Председателем Верховного Совета РСФСР Борисом Ельциным 8 августа 1990 года и обращенной к национальным автономиям РСФСР:

«Берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить!»

Агинский Бурятский Автономный округ умело тогда воспользовался предоставленными возможностями и устроил на своей территории фактически оффшорную зону. Предприятиям, в основном из Москвы, представлялись шикарные налоговые льготы при условии регистрации в округе.

Условия, предложенные агинчанами, были очень схожи с теми, что сегодня предлагает ТОР «Забайкалье». В округ потекли сначала ручейки, а потом настоящие потоки денежных средств.

Увы, тогда руководство округа не смогло толково распорядиться полученными деньгами. Вместо того чтобы вкладывать средства в производство, развитие производственной и транспортной инфраструктуры, округ эти деньги попросту проел.

Объединительный референдум ликвидировал налоговую вольницу Агинского округа. Взамен уже единому Забайкальскому краю предложили другую «конфетку»: развитие Юго-Востока со строительством пяти горно-обогатительных комбинатов и железной дороги Нарын-Лугокан.

«Главный федеральный инспектор по Читинской области Валерий Попов сообщил, что правительство РФ направит на развитие Забайкальского края 700 млрд. рублей в течение 10 лет.(700 млрд. руб. это 10% всего российского бюджета за 2006 год – прим. авт.) Основная часть инвестиций в новый субъект РФ пойдут после объединения Читинской области с Агинским Бурятским автономным округом. По словам г-на Попова, Забайкальский край станет самым богатым субъектом РФ в Сибири, а его экономическое развитие – крупнейшим проектом в стране. По линии инвестиционного фонда, отметил чиновник, правительство намерено перечислить в край 100 миллиардов, а остальные деньги в размере 600 миллиардов станут взносом крупных государственных компаний – РАО «ЕЭС России», «РЖД» и других инвесторов», - писала накануне проведения референдума газета «Забайкальский рабочий».

В первые годы после объединения действительно все шло бодро, даже дорогу Нарын-Лугокан открыли, но на том дело и закончилось. Инвесторы не особенно верили в перспективность территории и решили приберечь свои деньги для других проектов.

Правда, Быстринский ГОК все-таки заработал. Уже хорошо, но 700 миллиардов в крае так никто и не увидел, да и самым богатым в Сибири регион не стал.

С похоронами этого проекта завершилось и время первого губернатора Забайкальского края Равиля Гениатулина. Косвенно именно на него свалили вину за неудачу проекта. Регионы-то он умело объединил, но двинуть их в светлое будущее не смог.

При следующем главе региона Константине Ильковском территории опережающего развития начали приобретать более конкретные формы, и появилось модное слово «кластеры». На территории края планировалось сделать чуть ли не десяток разных кластеров, включая даже медицинский.

Основной горно-обогатительный кластер (читай – ТОР) собрались делать на базе Краснокаменска. Планировалось создать здесь мощнейший центр по обогащению руды, в том числе и медной, что должна была идти с Удоканского месторождения меди, которое тоже планировали запустить.

Объявились даже первые резиденты территории и начались работы по модернизации местной ТЭЦ, но Константин Ильковский за громадьем планов не справился с расселением ветхого и аварийного жилья. И на его место пришла Наталья Жданова.

Модное слово «кластер» сразу исчезло из лексикона забайкальских чиновников. Их должна была вдохновлять новая цель – Жданова не строила никаких планов на территории опережающего развития, она поставила задачу довести поголовье овец в регионе до одного миллиона.

При должной поддержке, хорошей проработке и нормальном финансировании проект «миллион баранов» имел право на будущее и вполне мог двинуть Забайкалье к вершинам благополучия. Регион всегда был животноводческим, и в советские годы овцеводство развивалось прекрасно. Следом можно было бы и выдвинуть проекты на миллион коров, лошадей, даже кроликов, почему бы и нет. Ресурсы у региона для этого были и есть.

Но Жданова ушла и об овцах все забыли.

Темное прошлое закончилось, началось пока не ясно какое настоящее.

ТОР «ЗАБАЙКАЛЬЕ»: МИФЫ

Современный этап развития ТОРов в Забайкалье начался с приходом Александра Осипова и переводом региона в Дальневосточный Федеральный округ. Полгода длилась подготовительная работа и 1 августа 2019 года ТОР «Забайкалье» начал работать.

По всей видимости, изучив прошлый печальный опыт по строительству в Забайкальском крае территорий опережающего развития, заместитель Председателя Правительства РФ – полномочный представитель Президента РФ Юрий Трутнев предостерег власти региона от скоропалительных проектов и шапкозакидательских настроений:

«Необходимо работать с каждым проектом индивидуально. Инвесторов надо поддерживать, помогать им в запуске и реализации проектов. Для того, чтобы люди хотели жить и работать на территории Забайкалья, нужно создавать новые высокооплачиваемые рабочие места. Надеюсь, что в этом поможет работа по развитию ТОРа», - напутствовал чиновников правительства Забайкалья Трутнев.

Так что же предлагает ТОР «Забайкалье» будущим инвесторам и резидентам?

Во-первых это налоговые преференции:

- Размер страховых взносов на 10 лет - 7,6% (для нерезидентов - 30%),

- нулевой налог на прибыль в течение первых 5 лет, начиная с того года, в котором была получена первая прибыль от деятельности на ТОР, в последующие 5 лет - 10% (обычная ставка - 20%). Для резидентов, основным видом деятельности которых является добыча полезных ископаемых, лесозаготовки, распиловка и строгание древесины, ставка по налогу на прибыль составит 2% в течение первых 5 лет, 10% в течение следующих 5 лет;

- нулевой налог на землю в течение трех лет;

- нулевой налог на имущество - 0% в течение 5 лет, начиная с того года, в котором имущество принято на бухгалтерский учет в качестве объекта основных средств, 1,1% в течение следующих 5 лет. Для резидентов, основным видом деятельности которых является добыча полезных ископаемых, лесозаготовки, распиловка и строгание древесины, ставка составляет 0,3% в течение 5 лет, 1,3% в течение следующих 5 лет.

Во-вторых, ощутимые административные преференции:

- получение земельных участков на льготных условиях,

- обеспечение необходимой транспортной, инженерной, энергетической и иной инфраструктурой,

- уменьшение сроков плановых проверок до 15 дней,

- полное сопровождение резидентов на всех этапах проекта и предоставления госуслуг,

- привлечение иностранных работников без квот.

За первый год работы резидентами ТОР стали 15 инвесторов, реализующих проекты с общим объемом инвестиций более 130 млрд. рублей. Планируется создание более пяти тысяч рабочих мест.

Конечно, пока не тот размах, что был обещан Забайкалью при объединении регионов в 2008 году – до 700 млрд. рублей инвестиций и 70 тысяч новых рабочих мест еще далеко, – но лиха беда начало.

Первым резидентом ТОР «Забайкалье» стала компания «Инновация», реализовавшая проект по строительству завода по производству пеллет:

«Наша компания – группа «Инновация» – пусть не самый большой, но первый резидент ТОР «Забайкалье», который полностью реализовал свой инвестиционный проект и вывел на плановые мощности свое производство. Производство очень важное для Забайкалья – это переработка отходов лесопромышленного комплекса в экологически чистое биотопливо пеллеты. Это буквально спасение для воздуха Читы», - говорит генеральный директор завода Леонид Кузьмицкий.

Дальше – больше. Благодаря преференциальному режиму поддержку получили проекты в сфере освоения месторождений – ООО «Байкальская горная компания» строит горно-металлургический комбинат «Удокан» на Удоканском месторождении меди в Каларском районе. Это проект вообще можно назвать знаковым для Забайкалья. Над ним безуспешно бились начиная еще с 90-х годов прошлого века. Лицензию на разработку месторождения постоянно передавали, продляли, но заходить в регион никто не спешил. Но инвестор – «Байкальская горная компания» (с конца прошлого года она называется «Удоканская медь») пришел, и жители самого северного в крае Каларского района перестанут себя чувствовать отрезанным ломтем Забайкалья.

До выхода первой меди еще далеко, но в районном центре Чара уже началась реконструкция аэропорта, отремонтированы детский сад, школа, музей. Таким образом, старт крупного инвестиционного проекта уже дал новое развитие населенного пункта.

Золоторудное предприятие ООО «Тасеевское» создает комплекс кучного выщелачивания на базе техногенного месторождения отходов «Балейской» ЗИФ-1 с производительностью 840 тыс. т в год. ООО «Урейский угольный разрез» осваивает месторождение угля на территории Дульдургинского района. ООО «Приаргунский угольный разрез» запустит горнодобывающее предприятие для разработки Кутинского месторождения бурого угля.

ГК «Золотая Гора» строит ГОК для освоения Талманской площади. Проект предусматривает добычу 3 млн. т комплексной свинцово-цинковой руды в год подземным и открытым способом.

Компания «Колос» планирует развивать молочное скотоводство, выращивать рапс, овес и пшеницу на площади 20 тыс. га. Также в списке новых инвестпроектов - полная реконструкция курортно-туристического комплекса «Кука», создание горно-обогатительного комбината на месторождении «Железный кряж» и оптово-логистического центра для хранения 10 тыс. тонн плодоовощной продукции в Чите.

И это не полный перечень инвесторов, но даже из этого списка видно, что перспективы большие, но всегда есть обстоятельства, которые спускают безудержных оптимистов с небес на землю.

ТОР «ЗАБАЙКАЛЬЕ: РЕАЛЬНОСТИ

Одной из главных проблем реализации проекта ТОР «Забайкалье» является скудость трудовых ресурсов. Отток населения из региона идет быстрыми темпами, в 2020 году каждые три часа Забайкальский край покидали два человека. Уезжают в первую очередь молодые, инициативные и квалифицированные работники.

«Такой проблемы с безработными и такой проблемы со скудностью рабочих мест, мне кажется, вообще нигде в стране нет. Она специфична именно для нас», - говорит губернатор Забайкальского края Александр Осипов. - При этом, к сожалению, система среднего профессионального образования, система профориентации, система структурной трансформации избыточных по специализации кадров в сторону дефицитных вакансий у нас напрочь убита. То есть всех этих трех систем занятости у нас, к сожалению, нет».

Одна проблема тянет за собой другую – в регионе в срочном порядке необходимо восстанавливать систему профтехобразования. На вахтовиках и иностранных гастарбайтерах регион не выедет. Это отчетливо показала пандемия коронавируса, когда такая отрасль, как строительство, в Забайкалье попросту встала. Она целиком держалась на китайских строителях.

Такую прореху в кадрах невозможно быстро ликвидировать. Да, в Забайкалье охотно едут вахтовики, но как постоянное место жительства регион рассматривают немногие. Пугают высокие цены на жилье и почти нулевое развитие социальной сферы, особенно в районах.

Что делать в этой непростой ситуации и чем завлекать сюда людей, пока непонятно, у нынешнего руководство края пока решения нет.

Но дефицит кадров ощутим не только на низовом уровне, но и в руководящем секторе. После того, как край стал частью ДФО, в руководстве оказались сплошь выходцы из Приморья. Местные то ли не захотели, то ли устроили своей квалификацией, но коренных забайкальцев это пугает. Многие уверены, что приехали временщики, которым дела нет до развития не родного им региона, мол, заработают себе денег и переберутся в более теплые регионы.

Пугает и кадровая чехарда в руководстве ТОР «Забайкалье». Подал в отставку заместитель председателя правительства Забайкальского края Михаил Чуркин, который с самого начала курировал проект. Поменялось и руководство ООО УК ТОР «Забайкалье». Все это не самым лучшим образом сказывается на конечном результате.

Одним словом, пока еще рано говорить о каких-то положительных результатах работы проекта ТОР «Забайкалье». Работа идет, увеличивается число резидентов, но проблем пока еще больше и решать их надо в самое ближайшее время, иначе светлое будущее ТОР «Забайкалье» станет темным прошлым.

25 сентября: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайджест региональных событий и свежая статистика