Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Трезвый взгляд

Трезвый взгляд

Николай Бугаев

руководитель Департамента республики Саха (Якутия) по развитию гражданских инициатив

Как определить родословную «до седьмого колена», каким образом освободиться от наркозависимости в тайге и для чего нужен коворкинг-центр - руководитель Департамента республики Саха (Якутия) по развитию гражданских инициатив Николай Бугаев рассказал EastRussia об общественных инициативах в регионе.

Текст: Марина Галкина, фото: Елена Аммосова

- Николай Дмитриевич, возглавляемому вами департаменту нет еще и года. С какой целью он был создан?

- В нашей республике на огромной территории проживает приблизительно 950 тыс. человек. Населенные пункты находятся далеко друг от друга: есть села, где в радиусе 50-60 километров никто не живет, поэтому роль различного рода общественных объединений невозможно недооценить. В Якутии насчитывается порядка 2 тыс. зарегистрированных некоммерческих организаций, из них 500 – социально ориентированные.

Департамент Республики Саха (Якутия) по развитию гражданских инициатив был образован весной 2014 года. Решение создать специальный орган для общественников было принято главой республики в прошлом году на первом Форуме некоммерческих организаций в Якутии. В других российских регионах подобных отдельных департаментов нет: как правило, курирование деятельности некоммерческих организаций берут на себя ведомства, занимающиеся большей частью внутренней политикой, вопросами молодежи и семьи, взаимодействием со СМИ.

С лета прошлого года мы начали активную работу. Если в 2013 году заявки на получение президентских грантов подали 14 объединений из Якутии, то в 2014, благодаря нашей разъяснительной работе, уже 132, а это почти треть заявок из ДФО.

- Почему сегодня наблюдается столь выраженная консолидация общественных сил?

- Меняется психология людей. Если раньше, грубо говоря, человек увидел мусор на улице и требовал поменять мэра или правительство (что, согласитесь, глупо), то теперь он думает по-другому: плохо работает управляющая компания и можно решить проблему с помощью общественных активистов.

- Какие гражданские инициативы поддерживаются в Якутии?

- На поддержку социально-ориентированных некоммерческих организаций (в рамках федерального закона к ним относятся 16 направлений общественной деятельности, республиканского - 8 направлений) из регионального бюджета ежегодно направляется более 400 млн рублей, в том числе 58,5 млн в прошлом году выделено по линии департамента.

К нам поступает очень много инициатив, которые просматриваются экспертами в рамках конкурса для СО НКО. В прошлом году поступили 106 проектов, 58 из которых стали победителями. Например, интересен проект по созданию родословной всей Якутии, представленный Институтом генеалогии республики совместно с якутской Академией наук и муниципальными районами региона. Генеалогией очень многие интересуются в Якутии, все хотят у себя в роду найти княжеские корни. Предположительно, это будет цифровая программа, которая объединит открытые данные по всем гражданам.

- То есть каждый гражданин сможет ввести свою фамилию и получить справку об истории своего рода?

- Приблизительно так. Этот проект будет завершен к 2018 году, пока над ним идет работа.

- А какие проекты связаны с улучшением жизни населения?

- Проекты по поддержке инвалидов, людей, оказавшихся в сложных жизненных ситуациях, - это наша прямая обязанность. Например, победил проект общественной организации «Чагда» из Усть-Алданского улуса по реабилитации и ресоциализации бывших наркоманов и алкоголиков. Зачастую эти люди после выхода из наркодиспансеров попадают в ту же среду. И все, как правило, возвращается на круги своя. У «Чагды» есть трудовой лагерь, куда могут уехать прошедшие лечение. Лагерь находится в глухой тайге, и человек может жить там до трех месяцев.

Наш активист - директор этого учреждения – снабжает людей продуктами и всем необходимым, контролирует их. В любой момент человек может отказаться и уйти. Однако многие остаются в этом трудовом реабилитационном центре на природе, занимаются сельским хозяйством, разводят коз, кроликов, уток. Для души человека нет лучшего лекаря, чем природа.

В числе проектов, которые победили, 6 - по оказанию бесплатной юридической помощи, проекты по патриотическому воспитанию молодежи, проекты спортивных федераций. Из необычных я бы отметил проект охотобщества «Кэтэмэ» по охране животных, прикормке косуль, лосей в зимний период. Есть проект Музея православия Якутии, который получил благословение епископа Якутского и Ленского Романа. Замечу, что проект не является религиозным.

- На сегодняшний день НКО есть во всех районах Якутии?

- Да, но наиболее проблемными остаются северные улусы. Активисты в них работают, однако организации зачастую не зарегистрированы. На Севере сложно жить – тот же авиабилет до Якутска стоит слишком дорого. Выделяли гранты главы Якутии семейным династиям оленеводов, которые занимаются профессией пять-шесть поколений. Грант в размере 100 тыс. рублей. И понятно, чтобы прилететь за грантом в столицу республики, надо потратить на билет 60-70 тыс. рублей. Пришлось переправлять деньги в районы.

Тем не менее, работа идет. Раньше у нас слабым местом в плане создания некоммерческих организаций оставался Алданский район. А теперь у него есть своя муниципальная программа поддержки НКО. Во всех улусах и районах созданы общественные советы при главах муниципалитетов. Руководители тоже видят, что нужно конкретно разговаривать с общественностью, формировать равнозначный диалог.

- С какими регионами вы работаете?

- Нас поддерживает Аппарат полномочного представителя Президента в ДФО, который помогает нам проводить различные мероприятия, координирует нашу работу. Мы работаем с Хабаровским краем, Приморьем – это по регионам Дальнего Востока. В остальном – больше с Новосибирском, Красноярском, Москвой, Пермью и Архангельской областью – лидерами в сфере поддержки НКО.

- Есть ли какие-то совместные проекты с регионами?

- В Перми мы заказываем учебную литературу. Учебный центр «Грани» является лидером в России по разработке различного рода методических пособий. Мы сделали методичку для всех муниципальных районов по независимой оценке социальных услуг, которую должно каждое предприятие, учреждение культуры, образования, здравоохранения проводить раз в 3 года. Мы хотим, чтобы наши некоммерческие организации проводили подобную оценку. Такой опыт есть и в Новосибирске, и в Санкт-Петербурге.

- Была ли какая-то идея, которую придумали в Якутии и подхватили в других регионах?

- Чтобы говорить о конкретных идеях, которые могли бы быть применимы в других регионах ДФО, нашему департаменту надо отработать года два. Хотя регионы очень заинтересовались проектом по генеалогии. Но только после того, как проект будет реализован у нас, его смогут перенимать другие регионы. Интересуются и опытом работы за трезвенническое движение. Не секрет, что в конце 1990-х годов Якутия была регионом, где употребление алкогольной продукции было выше среднего.

- Сейчас разве изменилась ситуация?

- Сегодня благодаря общественности у нас принят целый ряд законов, которые помогают бороться с пьянством. Например, действует ограничение на продажу спиртного в магазинах с 14 до 20 часов, спиртное продается лишь в специализированных магазинах, обсуждается инициатива по реализации алкоголя лицам старше 21 года.

На любые законы рынок готовит свои ответы. Говорят, что в свободном доступе алкогольную продукцию можно купить в интернете. Но наши трезвенники проводят контрольные закупки. Была и такая идея, чтобы тех, кто покупает водку в онлайне, фотографировать и выкладывать в социальные сети. Так что общественность очень активна. Представители НКО из Якутии ездили в Севастополь на Форум трезвости, а теперь хотят провести Форум международной Академии трезвости в Якутске. Региональные форумы трезвости проходят у нас каждый год. Впрочем, сейчас мы видим, что и молодежь гораздо меньше употребляет алкоголь. Якутия стала одним из 30 пилотных проектов введения норматива ГТО. В этом, безусловно, тоже есть заслуга наших общественников.

- С Крымом у Якутии уже установилось тесное сотрудничество?

-Жители Якутии с воодушевлением и гордостью встретили восстановление исторической справедливости и выбор крымчан вернуться в состав России. Между правительствами Крыма и Якутии подписано соглашение о взаимодействии в торгово-экономическом, научно-техническом и социально-культурном направлениях. Отдельным пунктом стоит обмен опытом в сфере гражданского общества. С общественниками Крыма работать очень интересно - правда, накладно: ездить к коллегам для нас очень дорого.

- Вы озвучили, что в прошлом году департамент распределил 58,5 млн рублей, а победителями стали 58 проектов. Получается, 1 млн рублей – на один проект?

- Нет, из 58,5 млн рублей 10 млн рублей было направлено отдельным распоряжением Благотворительному фонду поддержки детей-инвалидов и детей с ограниченными возможностями здоровья «Харысхал». Из оставшихся 48 млн рублей порядка 830 тыс. рублей получилось на один проект. В этом году наш бюджет чуть меньше - 37 млн рублей.

- Кроме финансирования, как вы еще поддерживаете некоммерческие организации?

- Существует информационная поддержка. Общественники направляют нам свои материалы, мы их публикуем в газетах «Саха сирэ» и «Якутия», на сайтах и телевидении. Оказываем методическую и юридическую помощь, к примеру, в регистрации организации: перед тем как сдавать документы в управление Минюста, общественники показывают нам уставы, - то есть мы работаем как ресурсный центр.

В этом году откроется Дом общественности, где появится коворкинг-центр. Люди будут приходить, работать на компьютерах, пользоваться принтерами, интернетом.

- Общественная палата республики очень активно выступает за внедрение стандарта открытости работы органов власти. Как вы считаете, это важный документ?

- Безусловно. Активное вовлечение граждан в процессы управления невозможно без открытости органов власти. Люди должны видеть не только как работают чиновники, но и как принимаются решения. Мы изучили зарубежный опыт, опыт российских регионов (в частности, Тульской области). Провели 4 общественных слушания, внесли более 40 изменений в проект стандарта открытости, который должен стать основой работы для органов исполнительной власти.

- Как вы считаете, кризис скажется на НКО?

- Очень хороший вопрос. Чиновники делятся на две категории: есть менеджеры, которые смотрят, принесет ли проект денег государству или не принесет. Не принесет - надо закрывать, потому что кризис, надо ужиматься. А есть настоящие государственные служащие, которые смотрят на эффект от проекта в перспективе на ближайшие 10-20 лет.

В кризис всегда растет накал общественных страстей, недовольных людей становится больше. Власть старается делать так, чтобы при том уровне доходов, которых в бюджете стало меньше, всем было более-менее комфортно. Общественники могут подставить плечо, реализуя социальные проекты. Я считаю, ни в коем случае нельзя сокращать поддержку НКО. Наши общественники только начали ощущать уверенность в завтрашнем дне. К сожалению, в Госдуму внесен проект поправок в бюджет, согласно которому финансирование программы поддержки СО НКО будет сокращено более чем на 960 млн рублей.

На мой взгляд, логичнее в период кризиса некоторые функции государства передать некоммерческим организациям. Кто знает лучше проблемы, к примеру, многодетных матерей? У нас этой сферой занимаются государственные учреждения, но, может быть, если отдать функции общественникам, получится и дешевле, и эффективнее.