Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Три в одном

Единое управление объединенными тем или иным образом регионами Дальнего Востока оценивается рядом экспертов как затруднительное, если не невозможное

Идея объединения ряда российских регионов приобретает в последнее время все больше сторонников в Совете Федерации.

Три в одном
Современное развитие российских регионов все больше и больше превращается из претензий и требований самих регионов к федеральному центру в зону ответственности местных администраций. При этом возможностей «оправдаться» у регионов с низкими темпами экономического развития становится все меньше, так как сейчас на слуху уже немало примеров интенсивно поднимающихся регионов, которые находятся в относительно схожих с депрессивными субъектами условиях. К примеру — Белгородская область, живущая существенно лучше Курской, или Липецкая , значительно опережающая в своем развитии Воронежскую.
Причину различного уровня развития «схожих» субъектов эксперты в большинстве случаев видят в низком качестве управления депрессивными регионами, то есть, ответственность за сложившуюся ситуацию полностью возлагается на региональную административную команду.

Справедливости ради следует признать существование и объективных факторов, влияющих на депрессивность регионов, преодолеть которые в современных условиях только силами административного кадрового ресурса практически невозможно. В частности, в такой ситуации находится в ДФО Еврейская автономная область — один из наиболее удаленных от Центральной России регион выглядит особенно печально на фоне своих куда более преуспевающих соседей, особенно Хабаровского края.

Как возможное решение проблемы отставания некоторых российских субъектов Валентиной Матвиенко недавно была озвучена идея объединения ряда субъектов РФ, которое она считает необходимым. Ввиду того, что некоторые российские регионы по объективным причинам, будучи самостоятельными, нежизнеспособны — считает Председатель Совета Федерации России.

Но помимо самой идеи никаких более точных параметров — количества конкретных регионов, нуждающихся в объединении, принципов объединения —указано не было. Вместе с тем, как показывает опыт, главой Совета Федерации озвучиваются, как правило, уже те инициативы, решение по которым одобрено в Правительстве.

Похоже, что идея объединения регионов не станет исключением, о чем свидетельствует тот факт, что через несколько дней после выступления Валентины Матвиенко тему регионального слияния значительно развил при общении со СМИ Сергей Калашников — сенатор от Брянской области в Совете Федерации.

Он предложил возможные варианты объединения российских субъектов, в том числе — на Дальнем Востоке. В один регион, как считает сенатор, нужно объединить Амурскую и Еврейскую автономную области, а также Хабаровский край.

Сам Сергей Калашников так объясняет свою позицию и предлагаемые варианты объединения регионов:

«Поддерживаемая мной идея Валентины Ивановны Матвиенко — объединение некоторых российских регионов — будет иметь для развития их экономики одни только положительные последствия. Так как это не просто стирание границ между ними, а экономически обусловленное действие. При этом в основу такого объединения может быть положен не только тип хозяйствования, а и другие параметры. В частности — товарные потоки региона, связанные с перемещением торговой продукции другого субъекта. Следует заметить, что в рамках данной идеи речь идёт не об объединении бизнеса в регионах, а о том, чтобы местные управленцы сообща могли легче и лучше им управлять. Благодаря объединению регионов, их новый управленческий аппарат будет располагать большими возможностями, чтоб помогать бизнесу — к примеру, создавать инфраструктуру. Таким образом, одними из главных результатов объединения регионов видятся улучшение в них качества управления и условий для развития экономики», — пояснил первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике, представитель от администрации Брянской области Сергей Калашников.

Согласно мнению сенатора, у предлагаемых им к объединению на Дальнем Востоке регионов — Амурской, Еврейской автономной области и Хабаровского края — больше общего, чем различного. Для них характерна одна и та же структура хозяйства, при этом на экономику всех трёх регионов налагает единый отпечаток нахождение в составе их территорий такой мощной водной артерии, как Амур. Обладая одинаковыми хозяйственными комплексами, эти регионы, соответственно, имеют и некоторые общие проблемы, которые их управленцам совместно решать удобнее.



В подтверждение слов Сергея Калашникова можно привести такие яркие примеры развитых сфер экономики, общих для всех трех регионов, как приграничная торговля и экспорт природных ресурсов. При этом данные сферы имеют большое значение для всех трех регионов, так как доля приграничной торговли с Китаем в общем объеме товарооборота этих субъектов составляет порядка 15%, а объем экспорта природных ресурсов из самих дальневосточных регионов в Китай, в котором наибольшую долю составляет вывоз сельхозсырья и пищевых продуктов, значителен и стабильно растёт.

По словам Сергея Калашникова, данные сферы во всех трех регионах должны функционировать в соответствии с единым порядком и при централизованном управлении.

Также, по его мнению, объединяет эти три приграничных с Китаем дальневосточных региона одинаковый недостаточный уровень развития транспортной инфраструктуры.

Это утверждение сенатора наглядно иллюстрируется следующими цифрами — в каждом из трёх регионов доля автодорог с капитальным типом покрытия — асфальтобетонным, цементобетонным — составляет чуть более 10%.

«Развивать инфраструктуру в Амурской, Еврейской автономной области и Хабаровском крае усилиями единого управленческого аппарата выйдет явно лучше. Прежде всего, получится больше развить связь данных регионов с Центральной Россией, но также будет лучше продвигаться и развитие их внутренних коммуникаций», — заметил Сергей Калашников.

«После объединения регионов в течение небольшого времени уровень компетентности их управленцев несомненно повысится. Другим благоприятным последствием объединения регионов, в том числе, на Дальнем Востоке, явится возможность концентрации усилий каждого вошедшего в состав нового региона субъекта на развитии как у себя, так и во всем новоявленном образовании своего наиболее прорывного направления деятельности. Также у наиболее проблемных субъектов, которые будут состоять в составе новых регионов, появится возможность быть управляемыми наряду со „своими“ руководителями членами сильных управленческих команд других субъектов, также образующих эти новые регионы. К примеру, некоторые проблемы Амурской и Еврейской автономной областей получится решить гораздо лучше, если к этому подключатся некоторые члены более сильной, чем у этих регионов, управленческой команды Хабаровского края. Более сильна данная команда не по причине уникальности составляющих её специалистов, а из-за имеющегося у неё большого опыта выполнения задач более масштабных чем те, что решали управленцы Амурской и Еврейской автономной областей», — рассказал Сергей Калашников.

Но он в это же время заметил, что идея регионального объединения в России ни в коей мере не затрагивает её многонациональные субъекты с высокой долей коренных народов. За исключением Еврейской автономной области, которую в полном смысле «национальным» субъектом не назовешь.

Вместе с тем, существует определенная система аргументов, при которой идея регионального объединения представляется достаточно поверхностной и неразумной. Стоит вспомнить, что экономика каждого региона России сегодня сильно подчинена системе и стилю его управления. И при этом у некоторых отраслей региональной экономики есть свои сложившиеся уклады, связанные с конкретным историческим прошлым. Учитывая, что экономика любого российского региона в настоящее время обладает ярко выраженной индивидуальностью в связи с тем, как он управлялся ранее и управляется сейчас, немало экспертов сегодня крайне критически высказываются о перспективе объединения ряда российских регионов и по другим причинам:

«Данная идея представляется ничем иным, как попыткой государства сократить бюджетные расходы на их содержание, а также их управленческие аппараты. При этом объединение части регионов повлечет за собой помимо положительных моментов, целый ряд негативных последствий. В частности, объединённые регионы будут управляться без учета чувствительности некоторых их муниципальных образований к разного рода рискам. А также без учета всех возможностей развития и особенностей реализующихся на территории их муниципальных образований инвестиционных проектов», — заметил ведущий научный сотрудник Центра проблем экономической безопасности и стратегического планирования Института экономической политики и проблем экономической безопасности Финансового университета при Правительстве РФ Владимир Ворожихин.

По его мнению, изменить к лучшему управление в регионах и развивать в них бизнес поможет поддержка со стороны федерального центра прикладных научных региональных исследований, нацеленных на выработку рекомендаций по руководству субъектами. Таких исследований, которые учитывали бы риски небольших муниципальных образований, находящихся в сложной экономической ситуации, и, в частности, их бизнеса. Достаточно важно, чтобы данные исследования охватили все 22 тысячи муниципальных образований в России, многие из которых практически зеркально отражают экономическую ситуацию, сложившуюся в ЕАО.

При более глубоком рассмотрении идеи объединения регионов в России, некоторые эксперты признают её применимой с учетом некоторых нюансов.



«В целом эта идея является правильной. Но только в том случае, если она не касается субъектов Дальнего Востока. Распространять её на данные регионы — крайне поверхностная инициатива. Так как она неизбежно столкнётся в этом макрорегионе с такой проблемой, как наличие огромных территорий в сочетании со слаборазвитой транспортной сетью. Учитывая данный фактор, единое управление теми или иными регионами Дальнего Востока представляется невозможным даже чисто технически», — прокомментировал корреспонденту EastRussia генеральный директор института региональных проблем Дмитрий Журавлев.

Вместе с этим, эксперт уверен, что главной задачей улучшения управления в России сегодня может стать повышение личной ответственности отечественных управленцев. Что возможно сделать, поставив региональных управленцев перед осознанием личной ответственности за свою деятельность. Благодаря такому осознанию, очень многие «средние» руководители в регионах значительно улучшат свой уровень управления.

Другой необходимой мерой улучшения современного управления в России, по его словам, является ответственность руководства за рост и развитие отраслей регионального хозяйства, в том числе поддержка инвестиционных проектов. В особенности это актуально для регионов Дальнего Востока, где сейчас появляются один за другим новые проекты. Так как поддержка региональными властями инвестиционных проектов — это тоже целое умение.

Региональные управленцы должны быть способны не только грамотно просить помощи у федерального центра, но также грамотно использовать и распространять полученные ресурсы. И, при этом, помогать в организации тем проектам, которым, в итоге, направлены эти ресурсы.

«Яркий тому пример — ситуация на Дальнем Востоке. Данный макрорегион является попросту мечтой инвестора. Есть немало инвесторов, которые сегодня действительно хотят в него вкладывать, но при любой попытке зайти в этот макрорегион у них отсутствует понимание того, с кем и как вести диалог в его субъектах. Точно так же, как и местные управленцы, в свою очередь, не понимают как коммуницировать с проявляющими интерес к их региональным проектам инвесторами», — рассказал Дмитрий Журавлев.

«Сама по себе идея объединения части российских регионов является здравой по сути своей, так как имеет ряд хороших побочных эффектов — более эффективное распределение средств, сокращение чиновничьего аппарата, который сейчас растет очень большими темпами, а также более оптимальное управление проблемными территориями», — объяснил экс-председатель партии «Города России» Юрий Бабак.
Но, при этом, он заметил, что однозначной данную идею назвать нельзя. Потому что, с одной стороны, благодаря её реализации, депрессивные регионы получат стимул к развитию, влившись в социально-экономическую систему более успешных и благополучных соседей. Вместе с этим сложившаяся в депрессивных субъектах ситуация перестанет быть проблемой Правительства и станет заботой руководства вновь образовавшихся крупных регионов. В то же время в тех субъектах федерации, которые сегодня демонстрируют слабые показатели из-за плохого управления, региональные элиты получат стимулирующий «волшебный пендаль», поскольку окажутся перед фактом, что их вот-вот подомнет под себя более энергичная и квалифицированная элита соседей.

С другой стороны, объединение регионов влечет за собой немалые риски . Так как очевидно, что у элит ряда регионов (как национальных, так и русских) эта идея как минимум не вызовет энтузиазма. Вследствие этого вполне возможно серьезное противодействие объединению со стороны ряда регионов. Вопрос только в том, какие формы оно примет.

По мнению Юрия Бабака, оценивая целесообразность объединения части российских регионов, полезно, прежде всего, изучить уже имеющийся в России подобный опыт — всем известен тот факт, что практика объединений субъектов в стране имеет место уже далеко не первый год. Яркий тому пример — объединение Камчатской области и Корякского автономного округа. Необходимо понять, какие в результате тех или иных объедений российских регионов имели место экономические и политические эффекты.

В то же время губернатор Хабаровского края Вячеслав Шпорт допускает целесообразность его объединения с Амурской и Еврейской автономной областью, но не спешит определяться с выводами в отношении данной перспективы.

По его словам, если предложение создать единый регион в составе Хабаровского края, Амурской и Еврейской автономной областей не просто рождено в Совете Федерации, а имеет под собой полноценное обоснование, доказывающее его экономическую целесообразность, со своей стороны он готов приступить к его рассмотрению. Само по себе как таковое объединение определенного ряда территорий, по его мнению, является хорошей идеей, так как в результате её реализации в частности сокращаются некоторые расходы регионов. Но объединение ряда территориальных единиц в условиях Дальнего Востока требует отдельного более глубокого рассмотрения, в отличие от других случаев. В силу того, что, за исключением Еврейской автономной области, все дальневосточные регионы обладают большими территориями. В частности — Хабаровский край и Амурская область. Эту особенность субъектов Дальнего Востока обязательно нужно учитывать при рассмотрении возможности объединения некоторых из них в один регион. При этом в рамках него также следует учитывать и тот факт, что на многих территориях регионов Дальнего Востока транспортная инфраструктура крайне неразвита.

«Главное, что должно быть обеспечено объединением Амурской и Еврейской автономной областей с Хабаровским краем — это управляемость этих регионов. В самой же идее, заложенной в основу объединения данных дальневосточных субъектов, имеется определенное разумное зерно», — заключил Вячеслав Шпорт.

Таким образом, пока остается непонятным, насколько вероятно появление на Дальнем Востоке нового региона, состоящего из Амурской, Еврейской автономной области и Хабаровского края. И насколько глубоко в Совете Федерации осознают все особенности реализации и степень применимости идеи объединения субъектов в различных макрорегионах России, в частности, на Дальнем Востоке. Сам же процесс объединения части российских регионов, в том числе некоторых субъектов ДФО, гипотетически представляется постепенным, неспешным, включающим в себя прохождение всех положенных процедур, включая референдумы.