Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Трудности инвестиционного перевода

Иностранцам все еще не хватает информации о Дальнем Востоке

На прошедшем во Владивостоке Восточном нефтегазовом форуме подтвердились выводы, сделанные еще во время проведения недавнего российско-китайского ЭКСПО в Харбине — азиатские, в том числе и китайские инвесторы мало знают о мерах поддержки, которые в настоящее время можно получить от российского государства на Дальнем Востоке.

Трудности инвестиционного перевода
Фото: shutterstock.com
Конечно, примеры конкретных крупных вложений — или их намерений — есть. Так, Александр Гордеев, генеральный директор «Амурской энергетической компании», занимающейся реализацией вошедшего в ТОР проекта Амурского НПЗ, напомнил, что «ни грамма, ни рубля, ни доллара, ни юаня государственных денег в проекте нет», а основным инвестором проекта выступает частный китайский капитал. Китайцы также в угледобычу, сельское хозяйство и промышленность. Недавно китайская компания China Paper Corporation заявила о желании участвовать в строительстве целлюлозно-бумажного комбината в Хабаровском крае.

Однако собравшиеся на форуме говорили и об обратном.  "У нас в Китае существует много потенциальных партнеров, которые занимаются освоением месторождений в области нефти и газа. Мы хотели бы знать, какие преимущества предоставляются потенциальным партнерам из Китая, имеются ли преференции в качестве налоговых льгот. И самый важный аспект – каким образом российское правительство может гарантировать интересы китайских инвесторов", — заявил генеральный директор нефтехимической НТК «Кэлида» (Гуанжао).

"Мы хотели бы более подробно посмотреть на инвестиционный климат. Мы занимаемся международной торговлей  и хотим знать, какие проекты существуют в России, какие преференции представлены для китайских компаний",— поддержал коллегу Ян Шоули, гендиректор международной торговой компании «Ляньао» (Циндао).

Вице-президент Geo-jade Petroleum Го И рассказал, что его компания (рыночная стоимость 20 миллиардов юаней) с 2012 года работает вне территории Китая, в частности имеет активы в Казахстане и Албании. С середины 2014 года предприятие ищет партнеров в России, но пока безуспешно. "В первую очередь нас интересует добыча энергоносителей, но мы открыты и для вложений в другие сферы. В прошлом году мы инвестировали в транспортную компанию, и, если в России найдутся партнеры, например, перерабатывающий завод, или логистическое предприятие, то мы готовы с ними сотрудничать. Самое главное, чтобы предприятие приносило прибыль",— сказал предприниматель, отметив, что на форуме впервые услышал о создании особых экономических условий на Дальнем Востоке.

Иностранные инвесторы действительно часто не знают о предоставляемых бизнесу на Дальнем Востоке преференциях, признает директор по инвестициям «Агентства Дальнего Востока по инвестициям и поддержке экспорта» Андрей Богданович. По его мнению, этому есть несколько причин. "Возможно, не хватает рекламных акций, есть сложности перевода. Китайские поисковики относительно Дальнего Востока получают очень узко выбранную информацию. Мы со своей стороны максимально стараемся максимально представлять возможности макрорегиона по инвестированию",— заверил он.

Господин Богданович подчеркивает, что в ближайшие 15-20 лет рынок АТР станет самым большим регионом потребления. Сейчас он переходит от развивающегося состояния к развитому, когда растет спрос на высокотехнологичные, высококачественные продукты в самых разных сферах. «Это и нефтехимия, и сельское хозяйство, и машиностроение, и туризм, словом, все, что все, что мы можем предложить»,— добавляет он.

Между тем гендиректор АО «Роснефтегаз» (РНГ) Иван Меньшиков говорит, что ранее, на других проектах, у него был опыт работы с китайскими инвесторами. «Несколько раз они приходили, смотрели актив, но так ни разу не решились на инвестиции. Что конкретно их не устраивает в российских проектах, лучше спросить у них, но заявленный интерес далеко не всегда выливается в сотрудничество. Одно из объяснений,  которое я вижу – китайская экономика больше нацелена на межгосударственное сотрудничество. Все, что идет по межправительственному соглашению с Китаем, идет отлично. Но в плане частных инвестиций, большого опыта и аппетита к таким рискам – идти без сопровождения государства — у китайских инвесторов пока нет»,— считает представитель РНГ.