Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Трудности извлечения

Зачем проводить разведку сложных месторождений на Востоке, выясняла EastRussia

«Росгеология» в 2017 году сосредоточится на разведке запасов нефти и газа в Якутии и Иркутской области. Условия работы в этих регионах непростые, а большинство запасов месторождений — трудноизвлекаемые, говорят эксперты. Но интерес «Росгеологии», по их оценке, объясним: она стремится расширить ресурсную базу уже действующих трубопроводов, в том числе ВСТО. Почему России так нужны сложные месторождения на востоке и свои технологии извлечения нефти, изучила EastRussia.

Трудности извлечения
Фото: shutterstock
Гендиректор АО «Росгеология» Роман Панов заявил, что его холдингу в 2017 году будут по-прежнему интересны работы в Восточной Сибири — разведка там позволяет обеспечить ресурсную базу уже действующих инфраструктурных проектов. «Газ в меньшей степени для нас актуален»,— признал он, добавив, что приоритет будет отдан нефти. Советник гендиректора «Росгеологии» Антон Сергеев объяснил EastRussia, что наиболее интересными регионами с этой точки зрения являются Иркутская область и Якутия: они расположены в непосредственной близости от нефтепровода «Восточная Сибирь—Тихий океан» (ВСТО), обладают относительно развитой инфраструктурой и значительными подготовленными запасами на месторождениях Непско-Ботуобинской нефтегазоносной области.

Справка EastRussia. АО «Росгеология» — государственный холдинг, объединяющий более 60 геологоразведочных предприятий. Выручка по итогам прошлого года — 31 млрд руб. 70% от нее принесли проекты по геологоразведке нефти и газа, 30% — по разведке твердых полезных ископаемых. По оценкам аналитиков, общий объем геологоразведочных работ (ГРР) в России в прошлом году — около 250 млрд руб. Таким образом, «Росгеология» обеспечила около 12% ГРР в стране. Ключевые игроки на рынке добычи углеводородов в Якутии и Иркутской области — «Газпром», «Роснефть», «Сургутнефтегаз» и ООО «Иркутская нефтяная компания» (добыла в 2016 году 7,8 млн т нефти и газового конденсата). В Якутии расположено Чаяндинское нефтегазоконденсатное месторождение, в Иркутской области — Ковыктинское газоконденсатное. На обоих планируется добывать и газ, и нефть.

В текущем году «Росгеология» потратит 16 млрд руб. на разведку в Иркутской области и 21 млрд руб. в Якутии. В первом регионе вложения должны обеспечить не менее 60 тыс. м поисково-разведочного бурения и 2,5 тыс. км сейсморазведочных работ. Во втором — не менее 75 тыс. м бурения и 5,5 тыс. км сейсморазведки, отмечает представитель «Росгеологии». По словам Антона Сергеева, в Восточной Сибири почти все запасы можно отнести к трудноизвлекаемым (ТРИЗ). Породы-коллекторы, накапливающие углеводороды, характеризуются здесь низкими фильтрационно-емкостными свойствами и мозаичным распространением, а залежи — сложным блоковым строением. Поэтому добыча нефти зачастую невозможна без применения интенсификации.

Аналитик ГК «Финам» Алексей Калачев считает, что приоритеты «Росгеологии» обусловлены необходимостью восполнения ресурсной базы отрасли. «Если по газу разведанных месторождений хватит надолго, то по нефти в условиях низких цен на нее компании сосредоточены на выработке хорошо освоенных месторождений с низкой себестоимостью добычи. Это может привести в перспективе к сокращению добычи»,— считает он. Сибирь и Дальний Восток остаются приоритетными для «Росгеологии» еще и потому, что она заинтересована в исполнении проектов «Сила Сибири» и «Северный поток 2», полагает ведущий аналитик компании «Алгоритм Топливный Интегратор» Виктор Костюков.

Исполнительный директор общественной организации «Зеленая Арктика» Андрей Иванов согласен с тем, что объемы запаса газа в России кратно больше, чем нефти. «Газа в России очень много. 70% из общего объема добывает „Газпром“, 12% — „Роснефть“, 10% — „Новатэк“. Газовая отрасль олигопольна. А нефть — это краткосрочный тренд. Его развивать перспективнее. Взять, к примеру, ситуацию с ТРИЗ. У нас сланцевой нефтью занимаются больше, чем хотелось бы — сейчас такой тренд. Все участники рынка больше обращают внимание на ТРИЗ»,— объясняет эксперт.

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков подчеркивает, что вкладывать в разведку газовых месторождений смысла нет: огромные запасы уже открыты, а газ «у нас не покупают — проблема в маркетинге, в спросе». «У нас бы купили нефть, но мы не можем добывать больше. Старые советские месторождения находятся в стадии истощения и естественного падения добыли. Чтобы поддержать объемы производства, нужно открывать новые нефтегазовые провинции»,— рассуждает господин Юшков. Из-за падения цен на нефть и технологических санкций разработка Арктического шельфа приостановлена, напоминает он. «А вот работать на суше все еще можно. Но для этого нужна рентабельная технология. „Росгеология“ — одна из тех структур, которая ищет применимую в российских условиях технологию»,— говорит Игорь Юшков.

«Для извлечения ТРИЗ используются как иностранные, так и российские разработки. Некоторые российские компании создают целевые подразделения, которые ведут исследования в области интенсификации добычи углеводородов. Среди иностранных технологий используются, к примеру, наработки Shell в области горизонтального бурения. Среди российских — различные достижения отечественных химиков»,— говорит заместитель гендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов. «Разумно проводить работы по ТРИЗ там, где в них есть потребность и уже создана или создается инфраструктура. Наибольшая сложность при работе в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке связана как раз с отсутствием инфраструктуры — дорог мало, сложная транспортная доступность. А в Якутии и Иркутской области эта проблема уже решается»,— добавляет эксперт.

Впрочем, предостерегает технический директор ГК «Техполимер» Андрей Путивский,  осуществление работ в Якутии все равно имеет свою специфику. Например, «сооружение проездов для техники к месторождению сильно затруднено и требует особого подхода», рынок материалов не развит, а строительный сезон длится недолго. «Возникает необходимость использовать специальные технологии для обеспечения доступа техники. Это может быть как применение плоской армированной георешетки, так и монтаж мобильных дорожных покрытий — при сооружении временных проездов для многотоннажной техники»,— говорит он.