Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Трудности перевода на китайский

Дальневосточному малому и среднему бизнесу сложно налаживать связи с Китаем без господдержки

Трудности перевода на китайский

Анна Кочемасова

директор АНО "Краевое агентство содействия предпринимательству", Хабаровский край
На фоне того, как динамично сегодня развивается сотрудничество Дальнего Востока с Китаем, корреспондент EastRussia побеседовал с директором Краевого агентства содействия предпринимательству Хабаровского края Анной Кочемасовой.

– Анна, скажите, в чем состоит особенность диалога между дальневосточным бизнесом и Китаем?
– Сейчас часто можно услышать, что кому-либо на Дальнем Востоке сложно договориться с Китаем. Это – неправда. Просто достижение договоренности с китайскими коллегами – очень длительный процесс. Чего бы она ни касалась. Но здесь следует сделать некоторую оговорку – какие-то переговоры с Китаем сейчас проходят довольно быстро. Потому как если китайская сторона в чем-то сильно заинтересована, то, по обыкновению, добивается она этого очень быстро. И сейчас, будучи заинтересованной в российской продукции, она, соответственно, проактивна в удовлетворении своих интересов в России. Поэтому если у кого не получается сегодня что-то утрясти с Китаем уж слишком долгое время, то это просто-напросто означает, что выдвигаемое Китаю предложение тому не очень-то нужно. Либо же, что тот стоит перед выбором. Ведь нужно же прекрасно понимать, что Китай всегда рассматривает много вариантов. И это вторая причина, которая часто сегодня осложняет переговоры с Китаем. Но, так или иначе, Хабаровскому краю сегодня ничего не остается, как только с этим считаться. Так как если речь заходит об  экспорте – других доступных для экспорта у Хабаровского края вариантов сегодня очень мало.

– Расскажите, пожалуйста, а как именно сегодня проходят переговоры малого и среднего бизнеса на Дальнем Востоке с азиатами?
– Проходят при участии разного рода организаций, оказывающих поддержку развитию малого и среднего бизнеса. При этом переговоры с такими странами, как Китай и Япония, идут куда быстрее, если те видят, что за тем или иным малым или средним бизнесом стоит федеральное и/или региональное правительство. А еще быстрее – когда его сопровождает конкретный представитель правительства региона. Речь идёт о консультационном, просветительском, образовательном содействии указанных организаций, властей федерального и регионального уровня бизнесу. И даже самом плотном их контакте с бизнесом в процессе диалога со странами Азии. При этом налицо тот факт, что малому и среднему бизнесу на Дальнем Востоке помогать сегодня не просто нужно, а обязательно нужно. И не только финансово, а всесторонне. Но также очевидно, что строить диалог с Азией ему необходимо в соответствии с заведенным у неё порядком – так гораздо проще добиться результата. Иначе – можно биться долгие годы.

– А как обстоит дело с языковым барьером на Дальнем Востоке в рамках переговоров с Азией?
– Проблемы перевода тут не стоит. Вследствие того, что множество русских живет в северных провинциях Китая, и, при этом, каким бы удивительным это не казалось, – большое количество китайцев в этих провинциях хорошо знают русский язык. Свою лепту сюда вносят и студенты из Китая, учащиеся в высших учебных заведениях Дальнего Востока – если что, они отлично могут справиться с переводом. Помимо того, сейчас очень распространена практика, когда китайские компании для тех иных переговоров с Россией нанимают своих собственных переводчиков, владеющих русским языком.

– Вы отметили русских, знающих китайских, которые проживают в Китае. А как владеют китайским на Дальнем Востоке?
– Сначала отмечу про необходимость владения им руководством бизнеса, заинтересованного в том или ином контакте с Китаем. Если руководитель того или иного предприятия не владеет не то, что китайским, а еще и соответствующим  диалектом, не понимает как таковой Китай, включая его менталитет и этикет, не проникся его культурой, то успех ему не светит. И, к сожалению, тогда как крупные предприятия сегодня располагают внешнеэкономическим департаментом и юристами-международниками, то у малого и среднего бизнеса всего этого, разумеется, нет. Его штат крайне скуден, и в чем-либо необычном, сложном, специфичном он пытается обойтись своими силами. При этом как и большинство руководства малого и среднего бизнеса на Дальнем Востоке, так и в целом среди населения мало кто говорит на китайском. Нет, он здесь популярен, но не сравнить с тем, как популярен русский в северных провинциях Китая – там наш язык на порядок более распространен.

– А насколько в помощь Дальневосточному малому и среднему бизнесу недавно начавший свою работу Интернет-ресурс SberCheck.com – своего рода навигатор по российскому бизнесу?
– Большая необходимость в такого рода ресурсе – в возможности быстро и легко понять, что в Китае не все так просто и прозрачно, как кажется. Но, в то же время, то, что необходимо сейчас – это то, чтобы наши компании непосредственно осознали ту простую вещь, что наводить соответствующую справку об интересующей компании – это не только желание Китая, но и необходимость. 

Более того, что касается получения Китаем информации о Дальнем Востоке, то с этим у него точно проблем нет, потому как он в полной мере присутствует в экономике Дальнего Востока, и в том числе Хабаровского края, через подставных лиц. Да и если Китай непосредственно обратится к малому и среднему бизнесу на Дальнем Востоке, в частности – в Хабаровском крае, то там ему сразу же о нём с радостью все сообщат.

– А на Ваш взгляд, что будет наиболее действенной помощью для развития сотрудничества дальневосточного малого и среднего бизнеса с Китаем?
– Мне кажется, что такой помощью для него выступит система торговых домов, которая будет заниматься его продвижением в Китае. О необходимости её создания ярко свидетельствует тот факт, что при более сильном и тесном контактировании с Китаем, он все более четко заявляет, что ему невыгодно работать конкретно с каждой компанией в России, совсем другое дело – с кем-то одним, и что реальный выход – это воспользоваться услугами посредника. С другой стороны, сейчас совершенно очевидно и то, что один малый предприниматель сам по себе в Китай не проникнет. Нет, он, конечно же, проникнет, но набьет при этом сто шишек, понесет много бесполезных издержек, и пройдут сотни лет, пока он это сделает. Помимо того, о пользе торговых домов свидетельствует тот факт, что, к примеру, в Японии уже попросту привыкли работать с как таковой системой торговых домов. Таким образом, функционирование торговых домов – это только лишь хорошие перспективы для дальневосточного малого и среднего бизнеса – он спокойно сможет сконцентрироваться на своем производстве, тогда как его продвижение будет в надежных руках. То есть, понимая сам специфику внешнего рынка, работой с ним он, в то же время, не будет излишне перегружен.

– В начале Вы сказали о том, что выход для экспорта Хабаровского края – это Китай. А если говорить в целом про Дальний Восток?
– Ну, о крупном бизнесе на Дальнем Востоке судить сложно, но малый и средний его бизнес точно ориентирован на Азию, так как экспорт для него сейчас – один из способов выжить. Поэтому, если ему реально предлагать помощь в построении диалога с Китаем, то к такой помощи он только открыт. Ведь во многих случаях у него все стопорится на элементарных вопросах – как и какое сотрудничество осуществлять с Китаем, какие действия для сотрудничества с ним нужно предпринимать, а также на предположении, что в Китае можно столкнуться с разного рода обманом.