Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Турецкий кульбит

Кризис в отношениях Турции с западными государствами вызывает много вопросов. Ответы ищет Мирильяс Агаев, магистрант факультета политологии ГАУГН

Турецкий кульбит
Фото: verelq.am

Кризис в отношениях Турции с западными государствами вызывает много вопросов. Существуют мнения, что выпады Анкары против западных партнёров — признак кризиса турецкой внешней политики. Особенно это показательно на фоне критики лидера оппозиционной Народно-Республиканской партии Кемаля Кылычдароглу, которая отличается своей прозападной ориентацией.

Но есть альтернативная точка зрения относительно этого вопроса. Известно, что после прихода к власти Реджепа Тайипа Эрдогана Турция повысила приоритетность восточного направление своей внешней политики, а с началом «Арабской весны» это направление стало основным. Но если долгое время Турция стремилась поддерживать гармоничные отношения с западными государствами, то сейчас Анкара готова идти на скандал даже с основным своим партнёром — США. В тоже время ряд аналитиков начали выдвигать идеи о неэффективности турецкой внешней политики на Ближнем Востоке. Турколог Екатерина Чулковская в одной из своих последней статей выдвинула тезис о том, что причиной этого является отсутствие авантюр, которые позволяли поддерживать интерес партнёров.

Довольно логичным ухудшение отношений с Западом выглядит в виду отсутствия таких авантюр. То есть, бросая вызов европейским и американской столицам, Турция пытается взять на себя роль главной антизападной силы, которая может повести за собой весь Ближний Восток. Особенно примечательным дипломатический скандал с США становится на фоне катарского кризиса, астанинского переговорного трека по разрешению сирийского кризиса, визиты короля Саудовской Аравии Салмана ибн Абдул-Азиза Аль-Сауда в Москву и Президента Турецкой Республики Реджепа Таййипа Эрдогана в Тегеран. Все эти факты можно трактовать как примеры снижения роли США и поиска нового баланса сил в регионе.

Неслучайно Турция публично не заявляет о согласовании позиций с США в сирийском, иракском, катарском кризисах. Анкара старается максимально дистанцироваться от непопулярного коллективного Запада. Турция поднимает темы, которые ближе государствам Ближнего Востока, а не Запада: безопасность не только государства, но и религии, вовлеченность в кризис лишь региональных держав, реальная борьба против терроризма. В этих заявлениях важно, что Турция сама испытывает эти проблемы и сама решает их. Турция подчёркивает свою заинтересованность в решении тех проблем, которые не решаются западными государствами.

На данный момент, основная задача Турции — заявить о своих лидерских амбициях. Но в виду внешнеполитических провалов в Египте, Ливии, Марокко и частичного провала в Сирии успешность претворения этих задач стала ставиться под сомнение. Но после атак на турецкую государственность начался поиск нового баланса и нового импульса для активизации внешней политики на Ближнем Востоке, который позволил изменить видение дальнейших контактов Турецкой Республики на международной арене. Анкара начала продвигаться в развитии многогосударственных форматов, в которых имеет возможность играть роль первой скрипки, чего раньше не было. Независимость внешней политики Турции стала выражаться не только в заявлениях или отказах, а в реальной вовлеченности Анкары в проблемы региона, что подталкивает её к активному участию в коалициях. Это стало реальностью благодаря использованию возможностей партнерства с Россией, Ираном, которые до этого характеризовались как потенциальные.

Дни Дальнего Востока в Москве – 2018
3–9 декабря, Тверская площадь. 13–15 декабря, Экспоцентр. Официальный сайт мероприятия ddv.moscow