Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Участников "Сахалина-1" чуть не рассорил переток

Как подвижки в недрах отразились на отношениях "Роснефти" и партнеров

Переток нефти с северной оконечности нефтяного месторождения Чайво, расположенного у северо-восточного побережья Сахалина, на его основную часть, стал поводом для судебного разбирательства между ПАО «НК «Роснефть» и консорциумом «Сахалин-1». Летом 2018 года госкомпания планировала взыскать с участников консорциума баснословную сумму – почти 90 млрд руб., однако в сентябре спор был урегулирован вне суда. EastRussia выясняло, как рассчитывалась называемая «Роснефтью» сумма и насколько оправданы претензии компании к консорциуму.

Участников
Фото: teknoblog.ru
В июле текущего года «Роснефть» подала в Арбитражный суд Сахалинской области иск к участникам нефтегазового проекта «Сахалин-1», согласно которому требовала суммарно 89,1 млрд руб. В названную сумму «Роснефть» включила неосновательное обогащение (более 81,7 млрд руб.) за переток нефти с северной оконечности Чайво на основную часть месторождения, а также проценты за пользование чужими денежными средствами (7,3 млрд руб.), начисленными с 2015 по 2018 годы.
 
Запасы месторождения Чайво разрабатываются как «Роснефтью», так и международным консорциумом, действующим на основании Соглашения о разделе продукции (СРП), при этом  лицензионные участки разработчиков месторождения строго поделены. Из-за чего в таком случае произошел переток нефти, и какими причинами он был вызван?
 
По мнению Дмитрия Гусева, генерального директора ICON Trading, в случае разработки близлежащих месторождений, а тем более лицензионных участков одного месторождения такие перетоки не только возможны, но и в какой-то степени закономерны.
 
«Банальный закон сообщающихся сосудов никто не отменял, и в случае разработки условно совместной «ловушки» с разными темпами – одни интенсивнее, быстрее, другие медленнее – возможен переток от одного пользователя к другому. Можно сказать, что причины этого явления были вызванные техногенными факторами, но основаны на законах природы, – поясняет эксперт.
 
По словам Дмитрия Гусева, подобные моменты регулируются различными моделями и согласовываются с лицензиаром и Минприроды, где есть специалисты, компетентные в соответствующих расчетах, поскольку от их результатов может зависеть экономика проекта.
 
«Роснефть» планировала взыскать по 26,7 млрд руб. с американской компании Exxon Neftegaz Ltd, которая является оператором проекта «Сахалин-1», и японской SODECO, которые имеют в консорциуме по 30%, и по 17,82 млрд рублей с индийской компании ONGC Videsh limited, а также со своих дочерних структур – «Сахалинморнефтегаз-шельф» и «РН-астра», которым принадлежит по 20% участия в проекте. Претензии к ответчикам были рассчитаны пропорционально их долям в проекте «Сахалин-1».
 
Впоследствии «Роснефть» и консорциум «Сахалин-1» договорились о внесудебном урегулировании спора о перетоках нефти и сумме $230 млн (около 15 млрд руб.) - вшестеро меньше по сравнению с первоначально названной «Роснефтью».  
 
«Все расчеты базируются на технологических моделях перетока, – поясняет гендиректор ICON Trading, – Соответственно, с учетом того, что физически невозможно просчитать, сколько в реальности перелилось, так как нет доступа к резервуарам – нельзя посмотреть. Поэтому каждый выстраивает модель, по которой рассчитывает баланс. Логично, что стороны используют те модели, которые им выгодны, также в ход идут по возможности и другие аргументы».
 
«Сам вопрос скорее технологический, в суде была бы битва не юристов, а технологов и экономистов, поэтому определить правильное решение было бы крайне проблематично. Было бы множество экспертиз и попыток доказать то, чего никогда не увидишь, – отмечает Дмитрий Гусев. – В целом, думаю, это интересный механизм компенсации затрат. У кого будет больше сил в суде, тот и сможет подзаработать, или покрыть затраты, если они на самом деле были».
 
Также, по мнению эксперта,  вполне возможно, что данный вопрос был поднят лишь для того, чтобы привлечь внимание госорганов одной из сторон, которая посчитала себя «обиженной» и более уверенно чувствует себя в рамках российского законодательства. 
 
В «Роснефти» на запрос EastRussia относительно урегулирования ситуации с консорциумом «Сахалин-1» не ответили. 
Что на Дальнем Востоке произошло за неделю и кому это выгодно?
Эксклюзивная аналитика от EastRussia – каждый вторник в вашем почтовом ящике