Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Украина даст шанс Китаю

Китай - «крупнейший бенефициар украинского кризиса»

Украина даст шанс Китаю

Парламентские выборы на Украине ознаменовали наступление нового периода. Украина выбрала органы управления, тем самым поставив точку на периоде смуты, предшествовавшем выборам. Сложившаяся ситуация заставляет задуматься о будущем стратегических партнерских отношений Украины и Китая.

Украина после февральской революции снова вернулась к парламентско-президентской модели управления, а 26 октября в ней досрочно восьмой раз прошли выборы в Верховную Раду. Результаты выборов получились следующими: всего в Раду прошли 6 партий; первое место занял «Народный фронт» премьер-министра Яценюка с 22,17% , второе место - «Блок Петра Порошенко» с 21,81%, третье место – у «Самопомощи» Андрея Садового (10,97%), четвертое – у «Оппозиционного блока» (9,38%), который был образован членами «Партии регионов», пятое - у «Радикальной партии» Олега Ляжко (7,44%), «Батькивщина» заняла последнее место с 5,68%.

Таким образом, позиции сторонников евроинтеграции усилились, поскольку более 90% парламентариев поддерживают курс на сближение с Европой. Две партии, традиционно поддерживавшие курс на сближение с Россией (Партия Регионов, КПУ), впервые с обретения Украиной независимости не смогли пройти в Раду.

Традиции и новые горизонты.

Российская «Независимая Газета» сообщала, что перед парламентскими выборами на Украине Порошенко уже решил применять тактику переговоров для решения всевозможных вопросов в пост-кризисной Украине, включая переговоры с Россией по поводу Донбасса. Однако данная инициатива Порошенко столкнулась с сопротивлением со стороны премьер-министра Яценюка, поддержанного Америкой. Расчет Порошенко строился на том, что Яценюк не сможет войти в новое правительство, однако этому расчету не суждено было сбыться. По результатам выборов партия Яценюка прошла в парламент, получив 22,17% голосов избирателей, и это значит, что Порошенко придется договариваться с Яценюком. К тому же, создание нового кабинета министров возможно только в коалиции с партией Яценюка, так что вопрос, сохранит ли Яценюк пост премьер-министра, можно считать решенным.

На парламентских выборах никто не ожидал того, что партия Яценюка обгонит «Блок Петра Порошенко» и займет 1-е место, поскольку согласно опросам, «Народный Фронт» отставал от президентской партии на 10 процентных пунктов. По словам приближенных к Яценюку людей, после смены власти на Украине он уже имел достаточно сильные политические амбиции и не хотел оставаться закулисным политиком, поэтому впервые участвовал в выборах самостоятельно, а не от блока Юлии Тимошенко. Более жесткая позиция относительно действий России позволила ему получить большую поддержку по сравнению с Порошенко, рейтинг поддержки которого упал с 53% во время президентских выборов до 30% во время выборов в Раду.

Один созыв Рады состоит из 450 депутатов, из которых половина проходит по спискам партий, преодолевших 5-ти процентный барьер, пропорционально количеству голосов, отданных за эти партии. Вторая половина – депутаты от одномандатных округов. По словам одного из киевских политологов, «Блок Порошенко» одержал решительную победу в одномандатных округах. Таким образом, «Блок Порошенко» получил около 130 мест, «Народный Фронт» – около 80, оппозиционный блок – около 40, «Самопомощь» – около 30 мест, а «Батькивщина» – около 20. Однако еще около 150 мест получили независимые депутаты, и, если бы они объединились во внутрипарламентскую фракцию, они могли бы стать ключевой силой в Раде. Поскольку, согласно украинским законам, после выборов должно быть образовано конституционное большинство, состоящее не менее чем из 300 депутатов, это значит, что Порошенко придется договариваться не только с крупнейшими дружественными партиями, но также и с оппозицией и с независимыми депутатами, для того чтобы обеспечить нормальную законотворческую деятельность. Таким образом, ситуация, когда в 2009 году во время противостояния «оранжевых» и «бело-синих» «Блок Литвина», занимавший лишь 20 мест стал «ключевым меньшинством», вряд ли сможет вновь повториться.

Прощание с «оранжевыми революциями»

После первой «оранжевой революции» в 2004 году на Украине сложилась ситуация политического противостояния «оранжевых» и «бело-синих» сил, а также разделения по географическому признаку вида «восток-запад». Эта ситуация никак не соответствовала ожиданиям избирателей, а также политической обстановке в стране на тот момент. Политическая борьба повлекла за собой рост центробежных тенденций и радикализации общественных и национальных конфликтов. Противостояние «оранжевых» и «бело-синих» неоднократно создавало взрывоопасные ситуации, что заставляло население Украины мечтать о стабилизации обстановки. Спустя 10 лет данная ситуация не могла более сохраняться, так что кризис, разразившийся в начале года, стал своего рода прорывом или финальным противостоянием «оранжевых» и «бело-синих».

Опросы, дважды проведенные после кризиса, показали, что силы, поддерживающие сближение с ЕС, одержали уверенную победу, однако состав этих сил кардинально отличается от того состава, который присутствовал на Майдане зимой этого года. Во время президентских выборов в мае лидеры Евромайдана – лидер «Партии свободы» Тягнибок и лидер «Правого Сектора» Ярош не набрали и 1% голосов, да и Тимошенко, которая является старожилом украинской политической жизни, смогла набрать лишь 13% из-за приверженности правым взглядам. Это говорит о том, что праворадикальная риторика не находит отклика у рядовых украинцев. Парламентские выборы продемонстрировали это еще раз - партии Яроша и Тягнибока не смогли преодолеть 5% барьер. Выборы, прошедшие после смены власти, явно свидетельствуют о сломе старой системы, основанной на противостоянии «оранжевых» и «бело-синих» сил. Сейчас на Украине формируется нормальный политический ландшафт, создаваемый противостоянием левых, центристских и правых сил. Поддержка центристов на выборах говорит о том, что украинцы хотят стабильности и что у центристов более мощная база избирателей. То, что в Раде большинство получили центристские партии, дает основание для надежды, что украинская политическая жизнь не радикализируется и что в дальнейшем на Украине сложится нормально работающая президентско-парламентская система.

Шанс для Китая

В 2011 году, после установления стратегических партнерских отношений с Китаем, Украина стала страной с самым быстрым ростом китайских инвестиций. Китай стал крупнейшим торговым партнером Украины, обогнав Россию (не считая поставок энергоносителей). Отношения Китая и Украины всегда оставались экономическими, без примешивания к ним политических факторов. Смена власти на Украине заставила людей задаться вопросами: «Как обеспечить сохранение политических гарантий и стабильности для межправительственных проектов сотрудничества между Китаем и Украиной? Возможно ли дальнейшее развитие сотрудничества по проектам, одобренным президентом Януковичем? Сможет ли новое правительство после подписания соглашения об ассоциации с ЕС снова осознать значимость украино-китайского экономического сотрудничества?»

Среди множества меморандумов об экономическом сотрудничестве между Украиной и Китаем был один, затрагивающий инвестиции в Крым, с целью создания самого важного участка северной линии «Великого Шелкового Пути», а может, и открытия нового морского пути для экспорта китайских товаров в Европу. В ситуации российско-украинского противостояния и экономических санкций ЕС и США для Крыма, участие Китая в экономических проектах в Крыму оказалось под угрозой. Присоединение Крыма к России также поставило под угрозу создание северной линии «Великого шелкового пути», поскольку подорвало связи Крыма и ЕС.

После начала украинского кризиса Китаю пришлось прилагать немалые усилия для сохранения и развития отношений со всеми заинтересованными сторонами: Россией, США и ЕС. К тому же, Китай не принимал участия в применении односторонних санкций в отношении РФ, что, с одной стороны, происходит от основного принципа внешней политики КНР- политики неприсоединения, а с другой стороны, это знак поддержки России. «Файнэншл Таймс» и «Нью-Йорк Таймс» даже заявили, что подписание российско-китайского газового контракта говорит о том, что Китай – «крупнейший бенефициар украинского кризиса». Советник президента РФ Глазьев также заявил, что Китай похож на умную обезьяну, сидящую горе, в то время как тигры дерутся, а в подходящий момент вмешается и получит выгоду.

На самом деле Китай в отношениях с Украиной стоит перед двумя проблемами. Это отнюдь не выбор между Россией и Украиной или между Россией и Западом. Это более глубокое противоречие между здравым смыслом и стремлением получить выгоду. Сегодня, когда ситуация на Украине стабилизируется, настало время для Китая реализовать потенциал торгово-экономических связей между двумя странами.