Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Унесенные коронавирусом: ДФО рискует остаться без рабочих

Из-за закрытия границ на строительных и сельскохозяйственных объектах Дальнего Востока будут некому работать

Выделенные регионам России квоты на привлечение иностранных работников обнулены из-за распространения коронавируса, въезд зарубежным гражданам из любых стран для осуществления трудовой деятельности ограничен. Из-за этого реализация многих инвестиционных проектов на Дальнем Востоке оказалась под угрозой, а на строительных и сельскохозяйственных объектах с наступлением активного периода деятельности работать будет просто некому.

Унесенные коронавирусом: ДФО рискует остаться без рабочих
Фото: pixabay.com

ОСТАТКИ ПОДНЕБЕСНОЙ

Значимые потери в плане трудовых мигрантов начались еще два года назад, с введением санкций на КНДР — в ДФО постепенно сошел «на нет» значительный поток северокорейских рабочих, традиционно трудившихся в строительстве и на полях. В феврале этого года с развитие коронавируса въезд китайским труженикам вовсе запретили.

В разных регионах Дальнего Востока ситуация различается, притом, несложно заметить, что китайцев и корейцев особенно не хватает на инфраструктурных проектов — таких, как анонсированных президентом реконструкции и строительстве 40 аэродромов в ДФО.

В Агентстве по занятости населения и миграционной политике Камчатского края отметили, что, несмотря на низкий уровень зарегистрированной безработицы (1,5%), в некоторых отраслях экономики наблюдается дефицит местных трудовых ресурсов, и привлечение иностранных работников остается неизбежным, в основном на вакантные места, которые имеют тяжелые условия труда и малопривлекательны для местного населения. В 2019 году на полуостров прибыло с целью работы 2 762 иностранца. Квота края на привлечение иностранной рабсилы составляла 637 человек, большинство мест выделили под два инвестиционных проекта: строительство гостиницы в Петропавловске-Камчатском и аэровокзального комплекса в Елизово. Притом, в связи с ограничениями на въезд именно китайцев проблем не возникло — ежегодно их прибывает на работу в регион не более 15.

Зато в Бурятии в этом году планировали привлечь на работу 901 китайца — 83% приходится на строителей. Притом, как считают местные чиновники, ограничение въезда для иностранных рабочих существенного влияния на рынок труда республики не оказывает, ведь доля таких работников в структуре занятых составляет всего 2,2%.

В Магаданской области в 2020 году выделена квота на рабочих из КНР в количестве 469 человек. Кем их замещать в маленьком регионе с численностью населения 140 тыс., притом, что работодателям в целом не хватает почти трех тыс. человек, в Минтруда области разъяснить затруднились. Работодатели Чукотского автономного округа в принципе не привлекают к трудовой деятельности граждан КНР.

В Приморском крае в начале года работало 11 тыс. китайцев. Там много проектов, на которые иностранная рабсила привлекается вне квот, по решениям наблюдательных советов территорий опережающего развития. Новые большие производственные комплексы строят в Надеждинской, Михайловской ТОР. В ТОР «Большой Камень» на возведении судоверфи «Звезда» трудятся 900 китайцев. Помимо строительства, немало жители КНР заняты в торговле, сельском хозяйстве, общепите, сфере услуг, турбизнесе.

 

УГРОЗА ИНВЕСТКЛИМАТУ

Сейчас многие проекты остановились, и собственники ресурсов могут их свернуть.

«Основной вид деятельности, которую мы осуществляем — животноводство и производство молочной продукции. Китайские специалисты приезжали для обмена опытом, около 70 человек в предыдущие годы», — рассказывает руководитель совместного китайско-русского сельхозпредприятия из ЕАО Артур Вздыханько.

По его словам, закрытие границ повлияло на предприятие достаточно сильно. Были планы на строительство животноводческого комплекса и молочного завода, выращивание овса и ячменя. До 2025 года планировалось выйти на проектную мощность, но пришлось приостановиться. Текущая работа идет в прежнем режиме, а планы по развитию смещаются на год.

«Пока работаем без помощи китайских специалистов. Пути решения кадрового вопроса решаются, местные жители в этом году смогут заменить китайских рабочих. Техника, материалы, семена — все это есть. Но вот развитие и наши дальнейшие планы без граждан КНР реализовать не сможем. Сложно с вложением денег от китайских инвесторов: по технологиям, по обмену опытом. Китайские специалисты должны находиться на месте и регулировать процессы со своей стороны», — отмечает Артур Вздыханько.

Впрочем, власти зачастую входят в трудное положение: как инвесторов, так и иностранных рабочих. Как сообщил руководитель отдела продаж ООО «Агрофреш» Сергей Юрченко, китайские граждане, которые работали на Дальнем Востоке, но уехали в КНР, вернуться в Россию пока не смогут. Однако тем, у кого визы подходили к концу, региональные власти разрешили их продлить, чтобы люди могли остаться и их не пытались экстрадировать.

Сейчас китайские рабочие, не успевшие вернуться на родину до коронавируса, продолжают работать на стройках ССК «Звезда». При этом жители города Большой Камень отмечают, что рабочие из Поднебесной стали крайне редко появляться на улицах и в магазинах.

 

БЕЗ ДАЛЬНИХ И БЛИЖНИХ

Между тем, Китай — давно не основной источник рабочей силы в ДФО, ее поставляют преимущественно страны СНГ и ЕАЭС. Узбекистан и Россия в 2017 году заключили межправительственное соглашение об оргнаборе, в соответствии с которым в Приморском крае реализуется проект президентского гранта по организованному набору необходимых экономике региона специалистов в Узбекистане.

По статистике управления по вопросам миграции УМВД по Приморскому краю, в 2019 году из СНГ прибыло в Приморье 138 069 человека — на15,7% больше, чем в 2018-м. Большую часть (77%) составляют граждане Узбекистана — 106 221, из которых 95 648 человек въехали в Россию с целью осуществления трудовой деятельности. Из стран ЕАЭС, граждане которых пользуются такими же правами при трудоустройстве, как россияне, набралось 9 065 человек. Немало приезжих из стран Юго-Восточной Азии.

«Благодаря освоенным передовым технологиям на строительных объектах Японии, Республике Корея, Тайване, в странах Ближнего Востока, демонстрирует профессиональный рост специалисты из Вьетнама. Налажен квалификационный отбор соискателей рабочих мест в специальных центрах, с последующим формированием бригад, работодатели гарантировано получают профессиональных работников. Есть трудоизбыточная Индия. В 2019 году в экономике Приморья трудился 331 гражданин этой страны», — рассказал руководитель ПРОО «Консультационный центр по вопросам миграции и межэтнических отношений» Сергей Пушкарев.

По его словам, ближних китайцев и корейцев, в принципе, было бы кем заменить. Однако ситуацию резко изменила пандемия. По распоряжению правительства России от 16 марта 2020 года временно ограничен въезд в страну иностранных граждан в целях осуществления трудовой деятельности. Также приостановлено оформление и выдача разрешений на привлечение и использование, разрешений на работу для иностранных работников.

«На бетонных работах были заняты в основном иностранцы: китайцы, вьетнамцы, северокорейцы, узбеки, — объясняет председатель Ассоциации "Застройщики Владивостокской городской агломерации" Владимир Исаков. — Русских бригад на литье "монолита" — ноль. То же самое по благоустройству, строительству дорог, где работали, к примеру, армяне. Все это зоны риска в строительстве. По другим направлениям подобных проблем нет. Устанавливать фасады, остекление, тянуть электрику, сантехнику, могут местные. Получается, русские работают в основном на работах, требующих какой-то квалификации. Сейчас строительные компании пытаются постепенно производить замещение, завозят узбеков из Москвы, Удмуртии и так далее. Конечно, проблема, поскольку этих людей немного, да и у жителей СНГ разрешения когда-то закончатся. Не факт, что подрядчики смогут выполнить свои обязательства по монолитным объектам. В целом стало меньше людей, медленнее строят. Пока стройки ведутся, не остановились, но скоро могут начаться проблемы».   

В принципе, во всех дальневосточных регионах власти указывают, что организована работа по замещению иностранных работников россиянами. Ведется она, в том числе, и точечно — например, с застройщиками и даже для конкретных предприятий стратегического значения, таких, как верфь «Звезда». Вопрос в том, что теоретически, при имеющемся уровне безработицы, какое-то количество вакансий, освобожденных иностранцами, местными ресурсами закрыть можно. Но если на продавца можно выучить на кратковременных курсах, то сварщику требуется квалификация, нарабатываемая годами. Сергей Пушкарев считает, что выход из сложной ситуации все же есть.

«Сейчас никакая рабочая сила из-за границы не может приехать в Россию, остались те иностранцы, которые здесь уже были. Вопрос стоит очень серьезно — мы можем остаться вообще без рабочей силы на неопределенное время, — отмечает ученый. — Но ведь даже, когда границы откроются, проблема не решится быстро. Процедура оформления иностранной рабочей силы занимает до двух месяцев. Ранее выданные квоты обнулены, предприятия должны будут их получить, оформить разрешения на работу. Даже получение патента на практике требует около месяца».

По его словам, сейчас готовится проект, по которому предлагается использовать тех иностранцев, которые живут в стране, вытаскивать их из тени, легализовать, чтобы выжить до открытия границ.

«Очень много иностранных граждан на Дальнем Востоке — из ближнего зарубежья, из того же Узбекистана, многие "безвизовики" находятся здесь нелегально. Надо продлить людям пребывание, выдать патенты, разрешения на работу и так далее», — отмечает Сергей Пушкарев.

 

ВИРУС ВСЕ СПИШЕТ

Понятно, что дефицит кадров накладывается в целом на неблагоприятный мировой экономический фон. Экономические последствия развивающейся ситуации в целом сложно предсказать, они могут быть самыми неожиданными и непредсказуемыми, считает президент ГК «Доброфлот» Александр Ефремов.

«Ограничения перемещения в стране иностранной рабочей силы — еще не самое значительное негативное влияние на предприятия, после запрета два года назад на привлечение северокорейцев. Для нашей компании иностранная рабочая сила не является значимым фактором производительности труда, намного более серьезно влияют на бизнес карантинные ограничения, введенные на перемещение людей через границы. Дальний Восток очень сильно по всем видам обеспечения зависит от Китая, и любые ограничения перемещения очень сильно задерживают развитие местных предприятий. Мы не можем пригласить специалистов на наладку сложного оборудования, на ремонты. Специалисты "Доброфлота" и члены экипажа не имеют права выехать в азиатские страны для обеспечения ремонта судов, проведения инспекций продукции, для других деловых контактов. Вот реальная проблема, которая неизбежно ведёт к потере и без того низкой производительности и организованности труда на Дальнем Востоке», — указывает руководитель дальневосточного рыбообрабатывающего холдинга,

По его мнению, неизбежно произойдет рост себестоимости и цен, потеря конкурентоспособности товаров и услуг. Как внутри компании, так на уровне рыночного взаимодействия резко падает обязательность контрагентов, исполнительская дисциплина — все, что так долго нарабатывалось и называлось деловой средой. Теперь все списывается на кризис из-за коронавируса.

24 ноября: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайжест региональных событий и свежая статистика