Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«В ДФО местный рынок позволяет открывать проекты для экотуризма»

Член общественного совета при Минвостокразвития, управляющий директор EastRussia Леонид Агафонов — об основных проблемах экотуризма в России

Дальний Восток в условиях пандемии хотят сделать одним из главных туристических мест в России. Одно из направлений — экотуризм, однако оно в ДФО, не особо развито. О проблемах этого направления и особенностях развития особо охраняемых природных территорий (ООПТ) рассказал член общественного совета при Минвостокразвития, управляющий директор EastRussia Леонид Агафонов.

«В ДФО местный рынок позволяет открывать проекты для экотуризма»

– Многие эксперты считают, что основной проблемой, препятствующей эффективному функционированию сети ООПТ, является недостаточность финансирования мероприятий по защите и развитию системы ООПТ. Так ли это?

– Да, это так, и в первую очередь эта проблема касается ООПТ регионального значения, особенно в тех субъектах Российской Федерации, которые являются дотационными. У нас десятки таких ООПТ регионального значения, в которых турпоток суммарно исчисляется миллионами человек в год. Но отсутствие финансовой возможности порой не позволяет региональным ООПТ даже посчитать этот поток, уже не говорим о том, чтобы системно улучшать инфраструктуру и бороться с нарушителями. По сути, вся охрана во многих случаях сводится к ограничению видов использования земельных участков, запрету строительства. При этом отсутствует контроль за антропогенными нагрузками, да что там туристы, есть конкретные случаи, когда прямо внутри ООПТ базируются браконьеры. 

– Частный бизнес не хочет вкладываться в развитие ООПТ. Как думаете, в чем причина и чем можно привлечь частных инвесторов?

– Это не совсем так. Частный бизнес, прежде всего, считает риски, сопоставляет необходимые инвестиции с планируемым заработком. Частный бизнес рискует своими деньгами и репутацией. И когда мы смотрим на условную полянку и фантазируем, как она могла бы быть востребована среди туристов, именно частный бизнес подсчитает справедливую стоимость строительства и эксплуатации, сезонность и простои, риски и издержки, переложит это все на единицу туристического продукта и сможет понять для сам для себя: стоит или не стоит. Поэтому я прекрасно понимаю частных инвесторов, которые скептически относятся к работе в удаленных и инфраструктурно слабых ООПТ: при всей магии и привлекательности места, нельзя строить бизнес-модель исключительно на иностранных богачах, время от времени залетающих вертолетами. Но если ООПТ доступна, в ней уже имеется стабильный туристический поток, финансовая модель «летает» – бизнес готов работать, таких примеров у нас в стране множество.

Конечно же, государство может повлиять на финансовую модель, предложив некие меры поддержки, компенсировав какую-то часть расходов. Но реальная поддержка состоит не в том, чтобы разделить бремя затрат с инвестором, а в том, чтобы за счет инфраструктурных решений сделать территорию более доступной и посещаемой. 

– Какую пользу для местных жителей играет экотуризм?

– В регионах, где туризм слабо развит (а таких, согласитесь, у нас большинство), именно местные жители являются основными выгодоприобретателями от новых проектов в этой сфере. Согласитесь, развитие туризма отражается в разных сферах жизни, меняет облик городов и территорий. Для местных жителей туристические объекты – это новый вид досуга. И на нашем Дальнем Востоке, и в Арктической зоне именно местный рынок во многом позволяет стартовать новым проектам в области туризма. Здесь мы говорим в первую очередь о перемещениях граждан внутри региона, а также о турах выходного дня.

По мере развития туризма, если территория становится интересной для посетителей из других регионов России и из-за рубежа, эта отрасль может показать хорошую экономическую динамику. На этом этапе это новые рабочие места и прекрасная возможность для запуска своего собственного бизнеса. Благо, порог для входа на рынок достаточно низкий.

– Каким образом можно повысить уровень экологической сознательности общества?

– Увы, это долгий процесс. Во многом, как мне видится, уровень экологической сознательности зависит от качества жизни наших граждан. Только системно повышая качество жизни, занимаясь благоустройством городов и территорий, наглядно изменяя пространство вокруг наших граждан, повышая их комфорт и благосостояние, мы можем добиться понимания для тех идей, которые составляют в комплексе ту самую экологическую сознательность. 

– Насколько остро стоит проблема управления земельными ресурсами ООПТ? Какие шаги нужно предпринять для ее решения?

– Системной проблемы не вижу. С точки зрения экологического туризма у нас есть невероятное количество перспективных для развития земельных участков, не находящихся под охраной законодательства. Особенно на Дальнем Востоке. С другой стороны, вопрос с использованием земли регулярно возникает, когда инициатива касается земель лесного фонда или земель обороны, последнее особенно актуально для регионов Дальнего Востока и Арктики. И здесь действительно требуется системный подход.

Одно из интересных решений – это программа «Дальневосточный гектар». Если вы не знали, программа позволяет гражданам РФ брать участки в лесном фонде и использовать их для постройки индивидуальных домов, под рекреацию и другие цели. Первые три года реализации программы уже показали, что это рабочий механизм, открывающий для многих желающих возможность реализации проектов в области экологического туризма. 

– Каким образом всероссийский конкурс на создание туристско-рекреационных кластеров и развитие экотуризма в России, на ваш взгляд, поможет решить существующие проблемы отрасли?

– Агентство стратегических инициатив предложило прекрасную методологию, которая позволяет принципиально скорректировать подходы к развитию экологического туризма в регионах России. Именно принцип того, что с учетом понятной идеологии, на уровне конкретной карты, конкретных земельных участков и привязанных к ним инициатив, должны между собой договориться одновременно три ветви региональной власти (экономика, туризм и экология), муниципалитет, ООПТ и бизнес – такой подход в нынешних условиях является новаторским и прорывным. Уверен, что реальных победителей в конкурсе будет не десять, а гораздо больше. Каждый регион, который разберется в предлагаемой методике и вынесет для себя полезные принципы, сможет получить ощутимый эффект даже не войдя в федеральный топ. 

– Как соблюсти баланс между консервацией и развитием?

– Чтобы соблюсти баланс между консервацией и развитием, должно быть управляемое развитие. Важно дистанцироваться от полярных мнений: «открыть все» или «не пущать никого». Чем более структурирована инициатива, тем четче можно прогнозировать последствия каждого отдельного шага. Управляемое развитие во многом касается и работы с общественным мнением. В этой области много стереотипов, вызванных, прежде всего, малым представлением о том, каким может быть современный экологический туризм, построенный на принципах устойчивого развития.

28 сентября: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайжест региональных событий и свежая статистика