Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

В двадцати часах от центра

Как и задорого ли живут в селе имени Полины Осипенко в Хабаровском крае, выясняло EastRussia

Село имени Полины Осипенко – райцентр одноименного муниципалитета в Хабаровском крае. Из главного города региона до него меньше 750 км, но любая навигационная программа выдаст вам, что ехать на авто туда часов 18-20 - и не сильно покривит своей электронно-спутниковой душой. Через какие дебри лежит путь к селу и чем живут без малого две тысячи местных жителей, East Russia помогла узнать главный редактор районной газеты «Амгуньская правда» Татьяна Гончарова.

В двадцати часах от центра
И СНОВА ЗДРАВСТВУЙТЕ

- Представь, что выходишь из дома на улицу, и все с тобой здороваются. И ты со всеми здороваешься. А если кто друг с другом не здоровается, то это уже люди обсуждать начнут, пересуды пойдут по селу – что случилось.

Так в свое время пытался подоходчивее описать мне деревенскую жизнь хабаровчанин, на несколько лет променявший заморочки краевого центра на размеренную жизнь ближе к природе. «Ближе к природе» - как раз оказалось село им. Полины Осипенко. Татьяна Гончарова еще глубже раскрывает тонкости тесного общения односельчан.



- О, да у нас знаете, сколько сельских групп в WhatsApp! На каждый случай жизни - что и где купить, что про детский сад или школу узнать, в каком состоянии дорога, да мало ли чего. Все знают, что происходит, - рассказывает Татьяна.

Говорим с ней по мобильному телефону. Сначала мне сообщают, что на том конце сети «абонент недоступен», потом за час беседы трижды прерывается сигнал и приходится перезванивать. В селе доступны услуги всех операторов «большой тройки», но при этом качество сильно хромает. SIM-карту обычно покупают при оказии в Комсомольске-на-Амуре или в Хабаровске. Одно время их продавали в почтовом отделении, а иногда привозят предприниматели, но все же - удобнее на «большой земле». Там же, впрочем, где и все необходимые современному homo sapiens гаджеты.

Мобильным интернетом местные жители, как правило, не пользуются – совсем плох. Но у многих дома установлены Wi-Fi роутеры и подключено интернет-ТВ. Поставщик этих услуг здесь один – "Ростелеком", поэтому в случае неполадок порой ожидание их исправления затягивается – все равно больше клиенты ни к кому не убегут. Минимальный пакет обходится в 999 рублей за выход в мировую паутину, еще 350 – за сотню телеканалов. Это в месяц.

ГОТОВЬТЕ ВАШИ ДЕНЕЖКИ

- Вообще электричество – единственная услуга сферы ЖКХ, за которую мы здесь в большинстве своем платим. Но суммы набегают кругленькие. Большие расходы оттого, что у нас здесь все на электричестве. Кроме понятных горожанам света и стандартного набора электроприборов, мы часто включаем насос, чтобы поднять воду из скважины (она у каждого дома своя, редко кто носит воду из колодцев), чтобы она бежала по домашнему водопроводу – нам тоже хочется, чтобы было все цивилизованно. Кто держит живность какую-то – ее надо тоже обогревать. А вот роскошь в виде «теплого пола» позволяют себе немногие, все-таки больше 7 рублей за кВт/ч платим (в Хабаровск – 4,27 руб. – EastRussia). А для юрлиц тариф вообще больше 17 рублей, - рассказывает Татьяна.



Сейчас, когда дети с внуками живут отдельно, у четы Гончаровых набегает по минимуму - около 2 тыс. рублей в месяц. Зимой к этим коммунальным расходам прибавляется необходимость покупки трех-четырех машин дров. Одна – это 8 кубометров, в среднем за 15 тысяч. Учитывая необходимость топить печь вплоть до мая, бывает, что суммой в 45-60 тысяч не обойтись. Это при том, что село расположено в непосредственной близости от лесозаготовок.

Центральное отопление, между прочим, есть. Но только в зданиях муниципальных учреждений, школе и больнице. И еще в двух «многоквартирных» домах на несколько квартир. Отапливает все старая котельная, которая дышит на ладан.

Кроме электроэнергии и дров, дорого обходятся бензин и дизтопливо. Последнее – уже дороже 53 рублей. А без собственного авто и снегоходов здесь практически не обойтись. Причем желательно, чтобы четырехколесный друг был из разряда внедорожников, хотя и это не всегда помогает преодолеть летнее бездорожье. Из последней поездки муж Татьяны вернулся, пробив бампер, получив вмятину крыла и потеряв два колеса.

Местные говорят, что спасает их только «зимний асфальт» - снежно-ледовая корка на трассе. Без нее – даже рейсовый автобус не доходит, и от соседнего Бриакана 60 километров людей везет малокомфортабельная вахтовка.



Есть здесь аэропорт, и даже функционирует при нем диспетчерская служба. Но несколько лет воздушная гавань по факту не работает. А железнодорожная ветка доходит только до пос. Березовый в Солнечном районе – от него до села имени Полины Осипенко путь в полторы сотни километров лежит в буквальном смысле сквозь тайгу.

Именно дорога значительно ограничивает сельчан в выборе продуктов, одежды, мебели, бытовой техники. Они не жалуются, говорят, что совсем без еды никогда не сидят. Особенно хвалят хлеб, который выпускает местная пекарня, - зазывают приехать, непременно попробовать. Хуже, конечно, с фруктами и овощами, особенно скоропортящимися: когда дорогу вслед тяжелым лесовозам добивают дожди, мало кто из предпринимателей рискует везти витаминный товар, опасаясь, что несколько дней грузовику придется ждать возможности добраться до районного центра. А кто рискует – делает внушительную накрутку к обычной цене.



- Мы живем на реке, конечно, мужчины наши ловят рыбу. Но Амгунь закрыта для промыслового рыболовства, поэтому ловят понемногу, покупая спортивно-любительскую лицензию. Конечно, есть и браконьеры. Еще вокруг у нас много озер, поэтому белорыбица, частиковые – это всегда. Есть охотники, ходят на сохатого, потом продают мясо. Есть в селе люди, которые разводят птицу, свиней и коров. Да и привозят к нам и свинину, и баранину, и говядину – из Якутии сейчас много везут. Кило – от 280 до 450 рублей. Так что мясо покупаем по возможности, молоко по 240 рублей за три литра местное, яйца домашние по 100 рублей десяток, - делится секретами осипенковского рациона Татьяна.

Одежду и мелкую бытовую утварь привозят в магазины, но ассортимент не особо радует. Поэтому сельчане, особенно молодежь, в последнее время активно осваивают AliExpress, Joom и прочие интернет-магазины. Все получают по почте.

ВСЁ КАК У ЛЮДЕЙ

Вообще молодые парни и девушки, как и положено, первыми осваивают современные премудрости – вроде расчетов через онлайн-банкинг. Правда, именно они, все быстро осваивающие, первыми и сбегают из родного села. Сначала уезжают получать профессию после школы - в Хабаровск или Комсомольск-на-Амуре. Потом оседают там насовсем. 



Но есть и исключения – возвращаются птенцы в гнездо, да еще и пару с собой привозят. Говорят, это стало тенденцией последних лет. Возможно оттого, что без связей и собственного жилья закрепиться в городе не так просто.

Лет двадцать назад большинство местного населения, особенно мужчины, были заняты на приисках. Сейчас бывшие горняки работают вахтовым методом на предприятиях «Полиметалла» или «Третьей горно-геологической компании». Новую нишу для трудоустройства создало и ООО «Азия лес» - сильный пол трудится на деревообрабатывающем заводе в Солнечном районе. Ищущие стабильности люди идут работать в социальную сферу и учреждения культуры, органы исполнительной власти, предприятия энергетиков, филиалы федеральных структур – Пенсионного фонда, прокуратуры, Сбербанка, полиции. В среднем по району зарплата – 30-40 тысяч рублей. Это с учетом северных надбавок и повышенного районного коэффициента. Совсем немного для суровых условий, требующих постоянных расходов на обустройство быта.

Дочь Татьяны Гончаровой – местный терапевт и своего рода уникум: отучившись в хабаровском «меде», стала первым за 30 лет вернувшимся на родину «целевиком». Кроме нее в местном отделении межрайонной больницы (создано взамен ЦРБ), штаб-квартира которой дислоцируется в Комсомольске-на-Амуре, есть еще хирург, невролог, педиатр и стоматолог. Пациенты специалистов этих очень хвалят. И даже хвалят новую систему записи по направлению в тот же Комсомольск-на-Амуре: тебе сразу, дома, дают талон – кто примет, в какой день и в какое время.



Правда, есть и нюансы. Например, поездка на обследование в Комсомольскую больницу не укладывается в один день (все из-за дороги), и ночевка ложится дополнительными расходами, если нет родственников или друзей, которые могут принять на постой. Пройти медкомиссию – на санкнижку, права или владение охотничьим оружием – можно только раз в квартал. Для этого приезжает лицензированная бригада из головного медучреждения. Рентгеновский аппарат - довольно старый, да и обслуживать его может единственный лаборант. Случись с ней отпуск или еще что (все-таки женщина пожилая) – и некому сделать ни экстренный снимок, ни плановую флюорографию. Но есть даже своя неотложка, на которой дежурит по очереди скромный штат врачей. Когда совсем беда – выручает бригада Центра медицины катастроф из Хабаровска.

НЕДЕТСКИЙ ВОПРОС

- Плохо, что в селе нет гинеколога. А ведь сейчас бум рождаемости. В местный детсад очередь стоит – он принимает лишь сотню дошколят. Да и то, деревянная постройка – с туалетом на улице и водой из колонки – изначально не была приспособлена под такое учреждение. В селе есть проект возведения нового садика на 140 мест, но в число приоритетных социальных строек края он не попал. А ведь у нас из всех сел района больше всего детишек! – сетует Татьяна Гончарова.



А вот школа, по ее словам, в селе имени Полины Осипенко замечательная. С интерактивным оборудованием и даже настоящим стадионом. И ролледром недавно в селе построили. Есть и школа искусств, и секции спортивные. Не всегда в Хабаровске у школьников есть столько возможностей для дополнительных занятий.

На вопрос – а что дальше, какие планы – Татьяна однозначно отвечает, что настроены с мужем встретить старость на своей малой родине. Конечно, многие пенсионеры уезжают – кто к родне, кто просто «ближе к теплу», и не всегда дожидаются жилищных сертификатов по программе переселения северян (уж больно медленно движется очередь – так же медленно, как капает федеральное финансирование программы).

- Дело даже не столько в том, что мы патриоты какие-то особенные. А все-таки живем рядом с тайгой, воздух здесь чистый, и вода чистая. Да и привыкли мы, - резюмирует Татьяна Гончарова.