Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

В холодном доступе

Север готовы открыть перед неарктическим Востоком

Выводы из прозвучавших на международном форуме «Арктика — территория диалога» заявлений и прогнозов делает EastRussia.

В холодном доступе
Фото: shutterstock.com

Политика с полюсами 

На прошлой неделе в Архангельске прошел ежегодный Арктический форум. Диалог на пленарном заседании с участием президентов трех арктических стран — России, Финляндии и Исландии,—  вел журналист американской CNBC Джефф Катмор. Общение вышло неизбежно острым. Задавая вопросы Владимиру Путину, модератор упомянул и выборы президента США, и Крым, и Сирию, а также процитировал нового министра обороны своей страны Джеймса Мэттиса, который назвал российское поведение в Арктике по совершенствованию военной инфраструктуры «агрессивным». Российскому президенту даже пришлось объяснять, что все подобные шаги связаны с «воссозданием инфраструктуры для обеспечения безопасности судоходства», к тому же она будет использоваться не только Минобороны, но и МЧС, и учеными. 

Однако далее в ходе дискуссии участники форума вышли на тему, безусловно, стратегически не менее важную для Арктики и российского Дальнего Востока, чем внешнеполитические разногласия РФ и США. Джефф Катмор сказал, что видит в зале представителей стран, не входящих в Арктический совет (объединяет восемь северных государств), в том числе большую делегацию из Китая, и спросил Владимира Путина о том, должно ли участие таких государств в освоении Севера «сводиться к чисто инвестиционной деятельности» или же быть более широким. 

Российский президент подчеркнул, что в Арктике имеют право работать «все государства мира»: «Вопрос только в том, как нам выстроить эту работу, как договориться об этом». В качестве примеров кооперации арктических и неарктических государств Владимир Путин привел газодобывающий проект АО «Ямал СПГ», где помимо двух китайских акционеров (структуры CNPC и Silk Road Fund) задействованы партнеры из семи стран, в том числе в поставках техники — корейские и японские компании. Сжиженный газ с Южно-Тамбейского месторождения по проекту «Ямал СПГ», напомним, должен поставляться в Азию по Севморпути и через Европу. Месторождения в Арктике готовы осваивать совместно ExxonMobil и «Роснефть», а также индийские компании, продолжил Владимир Путин. А «те же китайские партнеры намерены участвовать и говорят о своей готовности участвовать в строительстве железных дорог на российском севере, которые будут вести к новым глубоководным портам», напомнил он.

Президент Финляндии Саули Ниинистё согласился с российским коллегой в том, что Севморпуть может быть интересен как проект и для неарктических стран, поскольку, «безусловно, сократит транспортное плечо из Азии в Европу». А президент Исландии Гудни Йоханессон подтвердил, что «более тесное сотрудничество, вообще говоря, это благо», а естественный интерес азиатских государств к Северу «позволит извлечь максимум из устойчивого развития региона». «Я не буду здесь говорить про санкции. Но путь в будущее — это формирование таких связей, потому что это служит общим интересам, совместной работе на благо не только двух сторон, но и всех сторон»,— добавил он. 

В недра или в пути 

Арктический форум действительно прошел на фоне усиления санкционного давления на российские проекты, связанные с освоением недр Севера. Так, 28 марта Европейский суд юстиции общей юрисдикции признал обоснованными санкции Евросоюза против «Роснефти». Меры запрещают российской госкомпании в том числе и добычу нефти в Арктической зоне на глубине более 150 м и из сланцевых месторождений. А двумя неделями ранее Европарламент принял резолюцию с призывом запретить бурение в арктических водах Европейской экономической зоны, а также «использование дизельного топлива в Арктике». Евродепутаты призвали прекратить «милитаризацию» Арктики, не забыв при этом упомянуть «военную активность Москвы на Северном полюсе». 

Справка EastRussia. Территория за Полярным кругом занимает лишь около 6% поверхности Земли, однако на ее долю, по предварительной оценке, приходится до 20% неразведанных извлекаемых запасов нефти и природного газа. Доступ к этим месторождениям дают Северо-Западный проход, соединяющий Атлантический и Тихий океаны, и Северный морской путь (СМП), связывающий страны Европы и европейскую часть России с Дальним Востоком и азиатскими рынками. Около половины материковой арктической зоны России приходится на север Дальнего Востока — прибрежные территории Чукотского автономного округа и Республики Саха (Якутии). 

С учетом наблюдаемого потепления вод Севморпуть способен стать альтернативой главному трансконтинентальному маршруту, проходящему по южным морям Евразии и далее в Африку через Суэцкий канал, о чем уже не раз писало EastRussia. Именно эти перспективы и привлекают к сотрудничеству с Россией Китай, Японию и Южную Корею, чей экспортный поток товаров в страны Европы увеличивается год от года. Эксперты, опрошенные EastRussia, говорят, что СМП может стать главным стимулом для бизнесменов из стран Юго-Восточной Азии, заинтересованных в том, чтобы их продукция как можно быстрее доходила до потребителя, вложить средства в модернизацию инфраструктуры Дальнего Востока.  

Как напоминает EastRussia главный научный сотрудник Центра «Россия—Китай» Института Дальнего Востока РАН Владимир Петровский, интерес к инвестициям «в строительство мультимодальных логистических маршрутов, которые позволят буквально „сшить“ весь Евразийский континент, а также в строительство скоростных дорог между дальневосточными городами» на Восточном экономическом форуме в прошлом году подтвердили представители Южной Кореи. «Не меньший интерес к СМП проявили на том форуме и японцы, которых этот маршрут интересует прежде всего как кратчайшая магистраль для доставки сжиженного газа с мощностей строящегося комплекса „Ямал СПГ“. А в планах китайцев уже к 2025 году перевозить по Северному морскому пути не менее 20% всех своих внешнеторговых грузов. То есть налицо конкурентная диспозиция как минимум трех азиатских стран, благодаря чему Россия при надлежащем умении сможет управлять этим перспективным ресурсом с большой пользой для себя»,— говорит ученый. 

Гендиректор CAF Group Наталья Ионова говорит, что для России интерес соседей к Севморпути выгоден, поскольку «ресурсное освоение Арктики практически невозможно без наукоемких технологий, которые разрабатываются по всему миру, в том числе в Японии, Южной Кореи и Китае». «Но при этом сегодня крайне остро стоят вопросы загрязнения арктических территорий, изменения климата и таяние льдов, защита животных и многие другие. И здесь только совместные усилия арктических и неарктических стран могут стать залогом успешного разрешения проблем, напрямую не связанных с экономикой»,— подчеркивает она. 

Пока теплеет, нужно строить 

Впрочем, давать прогнозы, как скоро китайские, корейские или японские инвестиции хлынут в Россию с целью развития Севморпути или других секторов отечественной арктической зоны, пока никто не рискует. Руководитель Росморречфлота Виктор Олерский объясняет это неоднозначным состоянием арктического климата. «Да, в настоящее время преобладающей является теория усиливающегося влияния человеческой деятельности на климат в Арктике. В соответствии с ней прогнозируется многолетний постоянный процесс потепления и, как следствие, постепенное уменьшение площади и толщины арктических льдов. Но прогнозы изменений температуры воздуха и ледовитости на XXI век, основанные на учете основных климатических циклов и реальных трендов, указывают на сохранение колебательного, а не однонаправленного фона климатических изменений в Арктике»,— говорит он.   

Вместе с тем, отмечает руководитель федерального ведомства, крупные нефтегазовые компании могут быть заинтересованы в развитии арктического судоходства, которое позволит обеспечить бесперебойный вывоз углеводородов и других полезных ископаемых из акватории Северного морского пути до места назначения. И в настоящее время ими уже создаются условия для использования СМП в качестве транзитной магистрали между Европой и Азией, с эксплуатацией крупнотоннажных судов вплоть до судов типа «Суэцмакс». Но пока лед в Арктике есть, для работы на ее трассах все же требуется специализированный ледокольный флот. 

Между тем, обращает внимание губернатор Хабаровского края Вячеслав Шпорт, уже сейчас, не ожидая прихода азиатских инвестиций, в систему Севморпути и освоения Арктики должны встраиваться российские регионы, расположенные южнее и формально не относящиеся к арктическим. Например, судостроительные заводы, базирующиеся в Хабаровском крае, за последние годы построили более 10 кораблей ледового класса, напоминает господин Шпорт. «А что такое СМП? Это ледоколы, суда сопровождения, буксиры, суда обслуживания. Мы уже имеем некий опыт. Конечно, мы хотели бы участвовать в строительстве или сопровождении таких проектов»,— говорит губернатор. В обслуживании транспортных потоков, приходящих по Севморпути, может участвовать и Ванинский порт, продолжает он: «Суда пришли, разгрузились там — в порту работает 21 причал — и грузы пошли по Байкало-Амурской магистрали в любую точку России или за пределы».