Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«В планах – вернуться»

Зачем совершать автопробег из Чечни во Владивосток, разбиралось EastRussia

Жители Чечни Игорь Курсаков и Рамзан Ильдеев этой весной отправились в автопробег до Владивостока. Свое путешествие они посвятили 200-летию города Грозного, которое отмечается этой осенью. В общей сложности, с учетом заезда в разные регионы, Игорь и Рамзан проделали путь в 28 тысяч километров. EastRussia удалось «перехватить» путешественников, когда они на обратном пути заехали в Красноярск.

«В планах – вернуться»
Фото: предоставлены участниками автопробега
«ХОЧУ, ЧТОБЫ К НАМ ПРИЕХАЛИ ЛЮДИ»

В межрегиональных автопробегах Игорь Курсаков не новичок. Он уже отправлялся в поездки из Грозного в Мурманск, в Салехард, в Томск. И на Дальнем Востоке ориентируется неплохо: в 1990-е он перегонял из Владивостока автомобили. Но нынешняя поездка, которая стартовала рано утром 20 марта, стала самой масштабной.

– Мне хотелось обновить впечатления, еще раз проехать по всем тем дорогам, по которым ездил прежде. Но всё как-то повода не было, –  рассказывает Игорь Курсаков. – А тут повод более чем веский: в этом году будем отмечать 200-летие Грозного. И мне захотелось, чтобы как можно больше людей узнали об этом и приехали к нам. Это и было главной задачей автопробега – позвать гостей на День города и привлечь туристов к нам в Чеченскую Республику. Хочется, чтобы люди узнали, как мы на самом деле живем и работаем, и избавились от стереотипов, которые, к сожалению, живут до сих пор.

Сам Игорь не коренной житель Чечни: он успел пожить и поработать и в Западной Сибири, и в Подмосковье, и в Калининграде. Его товарищ по поездке Рамзан Ильдеев всю жизнь прожил в Чечне, родился в горном селении. Игорь и Рамзан познакомились случайно, в соцсетях. Ну и – слово за слово – решили отправиться в автопробег. Кстати, соцсети в приключениях наших путешественников сыграли серьезную роль.

– В пробег мы отправились на старом, «уставшем» «Соболе». Обычном, серийном, 2002 года. В его ремонт мы вложили порядка 130 тысяч, - говорит Игорь Курсаков. – К слову, деньги и на покупку автомобиля, и на его ремонт нам собрали наши подписчики из Instagram: загорелись нашей идеей. Помог деньгами и один местный бизнесмен, который строит в Чечне большую турбазу – ему, конечно, тоже интересно, чтобы люди к нам поехали. Понятно, и свои собственные деньги мы на поездку пустили.



Через соцсети и мессенджеры все, кому было интересно, отслеживали перемещения Игоря и Рамзана по стране.

– В WhatsApp, например, была создана специальная группа. Нас люди спрашивали, к какому населенному пункту мы подъезжаем, назначали нам место встречи, кормили, определяли на ночлег, знакомили с городом. Я даже не ожидал, что такой интерес к нашему пробегу будет.

Ехали налегке: кроме одежды и небольшого запаса продуктов путешественники взяли с собой 2000 календарей с видами Северного Кавказа, карты Чеченской Республики, каталоги с ее достопримечательностями, сувениры – и все это очень быстро раздарили.

А маршрут был таким: из Грозного в Астрахань, Волгоград, Тамбов, Москву, затем по городам «Золотого кольца». Оттуда двинулись в Нижний Новгород, Ижевск, Набережные Челны (там была встреча с легендарной командой «КАМАЗ-Мастер», 15-кратной победительницей супермарафона «Дакар»). Дальше путь прошел по городам Урала, а затем через Ямал – в Сибирь. Путешественники проехали Омск, Томск, Красноярск, Иркутск, Читу, Хабаровск, Владивосток, добрались до Находки. Сейчас они возвращаются. На обратном пути собираются заехать еще и в Крым, а уже оттуда – вернуться в Грозный.
 
«ЯПОНЦЫ» НА РУССКИХ ДОРОГАХ

Игорь Курсаков рассказывает: главное впечатление «со знаком минус» от поездки – сплошь разрушенные, пришедшие в упадок деревни и отдельные сельхозпредприятия вдоль трасс на всем протяжении Сибири и Дальнего Востока: «Меня это просто потрясло, все поголовно разбито, как будто там война была».

Но при всем том, добавляет Игорь, люди на востоке страны живут нормально. Все работают. И здесь меньше, чем где бы то ни было, ощущается зависимость от цен на нефть и курса валют. Для большинства местных все это «из другой жизни» – пустой звук.

– Ну и, конечно, здесь у людей менталитет особый. Они добрее и надежнее. И взаимовыручка у них сильна. Мы такую ситуацию наблюдали: на трассе между Владивостоком и Хабаровском что-то с фурой случилось. Завалилась набок, груз – сотни каких-то канистр – из нее посыпался, – рассказывает Курсаков. – И на наших глазах десятки людей пришли дальнобойщику на помощь. Подъехал лесовоз – вытянул фуру. Водители, проезжавшие мимо, останавливались, помогали эти канистры грузить – кому насколько время позволяло, понятно. Но одновременно человек 15 там работали. А ведь далеко не везде вот так остановились бы, чтобы чужому человеку помочь. Да мы и на себе это ощутили. Люди, которых мы знали только по соцсетям (а то и вовсе незнакомые), нас встречали с накрытыми столами, приводили ночевать к себе домой или заказывали хорошие гостиницы. Такие отношения за деньги не купишь. И мало где встретишь.



Не могли путешественники удержаться и от того, чтобы составить рейтинг самых «убитых» дорог.

– Тут все однозначно. Самые убитые дороги в стране – в Калмыкии и в Еврейской автономной области. Еще трудная дорога от Ноябрьска до Нового Уренгоя – там тундра, и какие-то плиты лежат. Не знаю, почему ее до ума не доведут, в целом-то в ЯНАО трассы нормальные, - говорит Игорь Курсаков. - В целом в Сибири и на Дальнем Востоке с дорогами все неплохо - по крайней мере, что касается состояния главных трасс. Практически всюду идет серьезный капремонт, делают его быстро, летишь по новым участкам – прямо душа поет. И ведь не только дорожное покрытие меняют: строят новые эстакады, стоянки, заправки, мотели, кафе. Инфраструктуру, в общем. Еврейская автономная область на этом фоне прямо поражает: там будто на другую планету попадаешь – за все время не увидели ни одного грейдера, ни одного асфальтоукладчика. Ну и результат налицо. А если говорить о внутригородских дорогах, то самые кошмарные – во Владивостоке и в Омске. И там, и там ямы по 15 сантиметров глубиной – обычное дело. А самые лучшие дороги – в Находке.

Праворульными автомобилями путешественников не удивишь: Игорь в 90-е их перегонял с востока на запад. Но с тех пор, говорит он, отечественные машины не особо продвинулись в том, чтобы догнать «японцев».

– Честно сказать, я и сейчас лучше куплю 10-15-летнюю японскую машину, чем новую отечественную. На наших не знаешь, какая деталь и в какой момент тебя подведет. А там на один автомобиль допускается наличие максимум одного незначительного дефекта. Банально прозвучит, но все дело, как обычно, в «человеческом факторе». Насколько я знаю, в концерне Toyota несколько десятилетий назад появилось правило, которое действует и сейчас: там в обязательном порядке собирают все отзывы, и в первую очередь как раз негативные, о работе каждой детали, вплоть до самой вроде бы незначительной. И инженеры с учетом этих замечаний дорабатывают автомобили. На этом японский автопром и поднялся! Мы же, когда заезжали в Нижний Новгород, зашли на ГАЗ, где производят «Соболи», и предложили: давайте мы будем писать отзывы и впечатления в ваших структурных подразделениях в разных регионах: как машина себя повела в тех или иных условиях, чего не хватает, а в чем есть плюсы. Но нам ответили: ничего не надо, нам это неинтересно. Вот потому «Соболь» и «ГАЗель» – дрова. Водителей жалко. Кстати, в автосервисе в Находке, куда мы обратились, нам заявили: «У вас – вторая за последние 25 лет российская машина, с которой нам приходится работать», – рассказывает Курсаков.
 
ДОМ ВМЕСТО СЕЛФИ

А еще во время поездки путешественники построили двухэтажный дом в Хабаровском крае.

– Мы заехали к одному из моих знакомых по соцсетям – он взял дальневосточный гектар в деревне Кругликово. Нам хотелось своими глазами посмотреть – как реально обстоят дела с этими самыми гектарами, а то в одних СМИ эту программу нахваливают, в других ругают, – рассказывает Игорь. – Он нас привез к себе на участок. Смотрим – коровник у него построен, а сам он в вагончике ютится. Спрашиваем: ну а с жильем что планируешь? Оказалось, собирается дом строить, но когда-нибудь потом, сейчас руки не доходят. Мы говорим: а давай мы тебе дом построим. Он поупирался вначале: действительно странно – какие-то люди приехали и строительство хотят развести. Но в итоге мы ему за пять дней построили двухэтажный дом 4 на 4 метра, с крышей, окнами-дверями. Только электропроводку не провели: у нас с собой материалов не было. Ну а что, Рамзан – строитель, у меня тоже руки на месте.



Кстати, еще один дом путешественники собираются построить на обратном пути - под Красноярском. Но там работы помасштабнее, так что на неделю придется задержаться.

– Кто как в поездках отмечается. Кто-то селфи делает. А мы решили после себя что-то конкретное оставить, существенное. Дом, считаю, хорошая память о путешествии, – замечает Курсаков.

Что же касается дальневосточного гектара – как и планировали, своими глазами все увидели, с местными поговорили и решили: да, брать стоит.

– Видно, что у этого дела мощная государственная поддержка, и оно очень выгодное. Да, поначалу никто не знал, как к чему подступиться. Вот и получилось, что гектаров понахватали, а реальный результат виден только у 10-15% землепользователей, – говорит Курсаков. – Но сейчас люди начинают разбираться, что к чему. Мы походили по местным базарам, магазинам. Да при таких ценах на сельхозпродукцию создавать свое хозяйство на бесплатных гектарах – это же высокорентабельный бизнес! А уж с учетом тех рынков сбыта, которые создает Китай, тем более. Слышали мы от нескольких «гектарщиков» и о планах по строительству турбаз на этой земле.

В общем, Игорь и Рамзан тоже решили стать владельцами дальневосточных гектаров и друзей и родственников к этому делу привлечь.

Но в Сибирь и на Дальний Восток они планируют вернуться не только за этим. Кстати, вторую поездку в этом году Игорь Курсаков планирует на осень: 5 октября в Чечне отпразднуют 200-летие Грозного – после этого и начнется новое путешествие.

– Я хочу, чтобы в Чечне развивался туризм. И в автопробеги по стране я поеду еще и еще раз – буду ездить до тех пор, пока не добьюсь, чтобы в Чечню приезжала хотя бы десятая часть от того числа туристов, которые каждый год бывают на Байкале. Вообще, хочу, чтобы миллион человек каждый год приезжал в нашу республику. Но для этого людям надо рассказывать о ней. Мы в дороге и рассказывали – тем, кого подбрасывали по пути. Многие захотели к нам приехать. А один уже и приехал даже! Так что съездили не зря.