Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«В планах Индонезии – увеличение товарооборота с Россией до $5 млрд»

О торговом сотрудничестве и инвестиционных перспективах между странами аналитическому агентству East Russia рассказал руководитель комитета по России и странам СНГ Торгово-промышленной палаты Республики Индонезия Дидит Ратам

«В планах Индонезии – увеличение товарооборота с Россией до $5 млрд»
Фото: forumvostok.tassphoto.com
– Вы прибыли на Форум в качестве представителя Торговой Палаты Индонезии. Когда была основана Торгово-Промышленная Палата Индонезии? Опишите, пожалуйста, структуру данной организации.
– Да, я представляю в России интересы Торгово-промышленной палаты Индонезии. Текущий менеджмент Торгово-промышленной палаты Индонезии (как мы её называем – КАДИН) был избран 5 лет тому назад на период с 2015 по 2020 годы. В 2015 году КАДИН возглавил нынешний генеральный председатель. Это огромная структура. В состав КАДИН входят 11 деловых советов и комитетов по двусторонним связям, например, в области СМИ, информационных технологий, энергетики и т.п. Палата объединяет около 500 провинциальных, региональных и муниципальных ТПП Индонезии.

– Первый Российско-Индонезийский Форум во Владивостоке был организован при поддержке ТПП Индонезии?
– Нет, Форум был организован при участии одного из региональных отделений ТПП Индонезии. Мы являемся общенациональной организацией и представляем интересы деловых кругов в 34 индонезийских провинциях. Тем не менее, после моего возвращения в Джакарту после данного визита, мы намерены организовать совместное заседание всех региональных представительств ТПП, чтобы определить потенциал сотрудничества с Россией.

– Как Вы можете прокомментировать нынешний уровень взаимоотношений Москвы и Джакарты? Есть ли у ТПП какие-либо планы по организации второго Форума? Есть ли у ТПП Индонезии представительство в Москве?
– У ТПП нет офиса в России, все представители ТПП Индонезии находятся на территории Индонезии. ТПП Индонезии – это очень крупная организацией общенационального характера, включающая в себя множество уполномоченных комитетов, ответственных за развитие сотрудничества в области торговли и промышленности в определенных регионах. Есть комитеты по взаимодействию со странами Азиатского региона, Европейских стран, стран Африканского континента и т.п.
Я являюсь уполномоченным представителем ТПП Индонезии в России, выполняя нечто похожее на посольские функции, и я могу с уверенностью констатировать, что у ТПП Индонезии сложились тесные партнерские отношения c правительственными и деловыми структурами России.

– Как Вы можете охарактеризовать отношения ТПП Индонезии с Российской Торгово-промышленной палатой?
– У нас сложились тесные партнерские отношения c Российской Торгово-промышленной палатой и Посольством России в Индонезии. Мы регулярно организуем встречи для обмена мнениями по вопросам потенциального взаимодействия, а также обеспечиваем представителей государственных и деловых структур РФ любой необходимой помощью и поддержкой.
Позвольте мне отметить тот факт, что основной функцией КАДИН является повышение эффективности механизмов взаимовыгодных инвестиционных проектов и ускорение реализации инвестиционного взаимодействия с другими странами в целях существенного наращивания взаимных инвестиций. Динамика торговых отношений с Россией может меняться – в какой-то период времени Индонезия поставляет больше товаров в Россию или наоборот, но это говорит не о конкуренции, а о взаимодополнении и взаимовыгодном балансе торговых отношений между нашими странами. Россия экспортирует энергетическое сырье в Индонезию, которое необходимо для развития нашего государства. В свою очередь, Индонезия поставляет в Россию машинное оборудование и электронику. Основная задача КАДИН – налаживать взаимовыгодное сотрудничество между нашими странами.

– Относительно торгового оборота России и Индонезии, не могли бы Вы представить информацию по структуре и объемам экспорта и импорта?
– В структуре импорта Индонезии преобладает энергетическое сырье –нефть и нефтепродукты, а также продукты питания, особенно пшеница. Тем не менее, мы осознаем потенциал России с точки зрения увеличения доли высокотехнологичного экспорта, включая продукцию оборонно-промышленного комплекса, программного обеспечения, продукции машиностроительной отрасли и т.п. Относительно импорта индонезийских товаров в Россию, мы традиционно делаем ставку на продукты питания и продукцию сельскохозяйственного производства, а также на машиностроительную продукцию, текстиль и т.д. В настоящее время, в Индонезии проживает 260 млн человек и население продолжает расти. Нам нужны основные пищевые культуры, такие, как рис и пшеница, из которой мы могли бы производить муку для столь популярной в Индонезии лапши. В этом году мы наблюдаем значительный рост экспорта пшеницы из России. Помимо прочего, нам необходимо мясо, мы нацелены на увеличение импорта продукции животноводства, особенно молочных коров и крупного рогатого скота. В настоящее время, мы импортируем около 1 млн голов крупного рогатого скота. Мы заинтересованы в развитии животноводческих ферм на территории России, так как климат и территория позволяют вам успешно развивать эту отрасль производства. Мы также обладаем обширными территориями, но, к сожалению, непригодными для разведения крупного рогатого скота. Важная роль в реализации этих планов отводится совместным Российско-Индонезийским предприятиям. Мы заинтересованы в развитии совместных предприятий, что принесет неоспоримую пользу нашим государствам. В настоящее время, нашими торговыми партнерами традиционно являются Австралия, Новая Зеландия, Индия, Китай и т.п. Однако, мы нацелены на диверсификацию внешнеторговых связей, на поиск новых партнеров и на повышение эффективности внешнеэкономических отношений. Приоритетной задачей для нашей страны является обеспечение энергоносителями. За последнее двадцать лет добыча нефти в нашей стране постоянно падала, поэтому Индонезийское правительство хотело бы продвигать новые инфраструктурные проекты, направленные на повышение потенциала производства электроэнергии, для чего нам необходимо увеличивать объемы импорта нефти и природного газа.

– Вы упомянули тот факт, что индонезийские компании готовы к инвестициям в развитие совместных предприятий с российскими партнерами. Не могли бы Вы привести примеры или назвать подобные компании?
– Мне кажется, что на данном этапе пока слишком рано называть какие-либо конкретные предприятия или компании. Можно лишь отметить общую тенденцию к усилению интереса в области развития совместных российско-индонезийских предприятий.

– В свою очередь, мы можем привести несколько примеров эффективного инвестирования в российскую экономику: австралийская компания, инвестирующая в добычу угля на Чукотке, индийская компания, которая занимается развитием угледобывающей отрасли на Камчатке, вьетнамская компания, которая занимается производством молока в Приморском регионе.
– Ваш пример компании, инвестирующей в развитие молочной отрасли очень интересен. Объем импорта молочной продукции в Индонезию будет расти. Нам необходимо развивать молочную перерабатывающую индустрию и, как следствие, увеличивать импорт сырья. В настоящее время в Индонезии, для изготовления молочных продуктов свежее молоко обычно смешивают с импортным сухим молоком. Кроме этого, как я упоминал ранее, мы остро нуждаемся в импорте энергоносителей.

– Как Вы могли бы охарактеризовать оборот торговых отношений между Россией и Индонезией? Не могли бы Вы представить конкретные показатели или цифры?
– Это хороший вопрос, но, в данном случае, показатели будут отличаться. По оценкам правительства России, объем общего товарооборота между Россией и Индонезией составил 2,6 млрд долларов США. Однако, по оценкам индонезийской стороны, объем общего товарооборота составляет 2,1 млрд долларов США. Разницу можно объяснить тем фактом, что Россия принимает в расчет лишь страну происхождения товара, вне зависимости от страны-поставщика, например, если товар поставляется через страны-посредники, такие, как Сингапур или Гонконг. Однако, Индонезия принимает во внимание лишь прямые поставки между двумя странами.

– Как Вы оцениваете Индонезию в десятке стран азиатско-тихоокеанского региона с точки зрения планов по увеличению товарооборота с Россией? Например, Вьетнам планирует в ближайшее время нарастить товарооборот до 10 млрд долларов США.
– В планы Индонезии входит увеличение товарооборота с Россией до 5 млрд долларов США.

– За какой период времени Индонезия планирует достичь подобного объема товарооборота с Россией?
– Индонезия очень активно наращивает торговое партнерство с Россией, примером тому может служить увеличение общего товарооборота на 50% в течение последнего полугодия 2016 года. Мы рассчитываем стать одним из ключевых торговых партнеров России в Юго-Восточной Азии, но для достижения этой цели необходимо приложить массу усилий.

– С чем был связан столь низкий товарооборот с Россией в прошлом? Индонезия приобретала товары в Китае, страна не смотрела на север?  
– Большинство поставок из России в Индонезию проиходится на продукцию ВПК, минеральные удобрения и пшеницу. В структуре экспорта Индонезии в Россию традиционно преобладают оборудование и механические устройства, а также высококачественное пальмовое масло. Тем не менее, нам необходимо в двустороннем режиме увеличивать уровень осведомленности о торговых возможностях между нашими странами, так как, к сожалению, ни Россия, ни Индонезия не осознают в полной мере тех возможностей, которые могут быть предоставлены нашим государствам благодаря взаимовыгодному торговому сотрудничеству. В этом плане, важным направлением является расширение экспорта высокотехнологичных товаров из России в Индонезию, а также развитие инициатив, направленных на повышение узнаваемости несырьевых товаров России. В этой связи, необходимо отметить высокотехнологичную продукцию, программное обеспечение, машины, аппаратуру, технику, продукцию оборонно-промышленного комплекса, а также средства, способствующие использованию энергии в мирных целях.

– Насколько правительство Индонезии заинтересовано в привлечении российских инвесторов для более активного участия в развитии экономики страны или речь идет в основном о передаче технологий?
– Конечно, речь не идет о чистой передаче технологий. Очень скоро наступит то время, когда российские компании займут серьезную долю в структуре производства Индонезии. Однако, для этого необходимо создать благоприятные условия с точки зрения законодательной базы. Российским компаниям в Индонезии придется столкнуться с необходимостью локализации тех или иных компонентов производства, например, если речь идет о производстве продукции оборонного комплекса, авиационных двигателей, техники или оборудования. Правительство Индонезии действует в целях обеспечение национальной безопасности страны, а также для развития местной промышленности.  Российским компаниям, так или иначе, придется столкнуться с необходимостью обеспечения сервисного обслуживания, ремонта и т.п. Еще раз хочу подчеркнуть, мы максимально нацелены на взаимовыгодное торговое и технологическое  сотрудничество.

– Как Вы можете прокомментировать возможности развития взаимодействия в рыбной отрасли? Существуют ли договоренности на каком-либо уровне?
– Совместные проекты по развитию рыбохозяйственной инфраструктуры наших государств пока находятся на начальном этапе развития и общий объем инвестиций в настоящее время не превышает 10 млн долларов США. Тем не менее, правительство Индонезии заинтересовано в развитии совместных с Россией проектов в рыбной отрасли. Рыболовство, морской промысел и разведение рыбы – это традиционные отрасли Индонезии. Однако, мы понимаем, каким богатым опытом обладает Россия в этой отрасли, мы осознаем, что многому можем научиться у российских партнеров, поэтому максимально заинтересованы в развитии партнерских отношений в данной отрасли.

– Есть ли у Вас какие-либо планы по достижению договоренностей в ближайшее время? Будут ли подписаны какие-либо соглашения?
– За подписанием любой договоренности стоит длительный процесс обсуждения и согласования. Необходимо учитывать множество факторов, разработать концепцию, представить её на рассмотрение в соответствующие структуры, получить поддержку ответственных правительственных органов и т.п. Любая страна, не только Россия и Индонезия, сталкиваются с подобными трудностями. Существуют определенные нормативные правовые акты, регламентирующие требования для тех или иных видов деятельности, которые могут ограничивать наши возможности по развитию тех или иных видов совместной деятельности. Процесс налаживания взаимовыгодного сотрудничества осуществляется не столь стремительными темпами, как зачастую нам бы этого хотелось. Необходимо подготовить соответствующую нормативную базу, инфраструктуру системы регулирования правовых и хозяйственных отношений, а также разработать концепцию нормативно-правового обеспечения торгового и промышленного сотрудничества наших государств. Мы пока находимся в начале этого пути, но, тем не менее, активно продвигаемся вперед.

– В России существует организация, которая называется «Агентство по привлечению инвестиций и поддержке экспорта» – один из институтов развития Дальнего Востока. Задачи Агентства – создание базы данных по инвестиционным проектам в данном регионе, привлечение новых инвесторов в Дальневосточный федеральный округ, а также поддержка и сопровождение инвестиционных проектов. Интересно ли Вам сотрудничество с этой структурой?
– Я думаю, что это замечательная и очень нужная инициатива. Я считаю очень здравой идею организации и развития территорий опережающего социально-экономического развития в (ТОР). Однако, очевидно, что государство не может единолично принимать решения о необходимости развития того или иного бизнеса – бизнесу необходимо предоставить больше самостоятельности в принятии решений в соответствии с его интересами.
Что на Дальнем Востоке произошло за неделю и кому это выгодно?
Эксклюзивная аналитика от EastRussia – каждый вторник в вашем почтовом ящике