Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

В погоне за временем

Фильм якутского режиссера Татьяны Эверстовой стал событием года в кинематографе

Сейчас много говорится о «феномене якутского кино», его небывалом расцвете. И правда: в республике увлечение киноискусством носит фактически массовый характер, один за другим создаются ленты, которые у местных зрителей вызывают интерес едва ли не больший, чем западные блокбастеры. И все же на вершины поднимаются единицы. Одна из них – Татьяна Эверстова, автор фильма «Его дочь», ставшего кинооткрытием прошлого года. "Я гонюсь за временем. Стараюсь его догнать, хотя это и непросто. Первый фильм сняла про 1970-е. Сейчас заканчиваю про начало 80-х. Так дойду и до наших дней, постараюсь их осмыслить", – говорит Татьяна Эверстова в интервью EastRussia для проекта «Неуехавшие».

В погоне за временем
Фото: предоставлены Татьяной Эверстовой

Первый же полнометражный фильм Эверстовой «Его дочь» – автобиографическая драма, законченная в 2016-м и вышедшая на экраны в 2017 году, – стала открытием для российского и мирового кинематографа. Татьяна работала над фильмом и как режиссер, и как сценарист, и как продюсер. История маленькой деревенской девочки покорила не только зрителей, но и жюри нескольких кинофестивалей, где лента получила главные призы. Вскоре после выхода фильм «Его дочь» получил Гран-при фестиваля «Окно в Европу» в Выборге, затем стал победителем в двух номинациях Уральского открытого кинофестивался. Фильм увидели зрители кинофестивалей в Москве, Питере, Екатеринбурге, европейских и азиатских кинофорумов… Сейчас с Татьяной Эверстовой, автором фильма, готовы работать кинематографисты, отмеченные «Оскаром» и «Сезаром».

А ведь Татьяна не профессиональный кинорежиссер, и специального образования у нее нет. Она училась на экономиста. А родилась в маленьком селе Майагас Усть-Алданского района Якутии.



– Я всегда увлекалась кино. Но свою первую работу – это была даже не короткометражка, а что-то вроде клипа, мини-фильма – сделала случайно. Никогда и не думала, что замахнусь на серьезную режиссуру. Я и творчеством позволила себе заняться уже после того, как дети выросли, – рассказывает Татьяна. – Тогда в Якутии как раз начинался бум кино, и я влилась в один творческий коллектив. И вот нашей группе надо было ехать в другой район, снимать этот мини-фильм. А режиссер, который над ним должен был работать, по каким-то причинам не явился. Тогда Иннокентий Аммосов, кинооператор, председатель Союза кинематографистов Якутии, который тоже участвовал в тех съемках, мне сказал: «Татьяна, а попробуй-ка ты сама».

Татьяна придумывала сценарий для этой маленькой кинозарисовки. И, как она признается, «в глубине души уже была режиссером». Представляла себе, каким должен быть этот мини-фильм, постоянно названивала режиссеру – мол, так и так хорошо бы сделать. Но одно дело – снимать фильм в воображении, другое – на практике.

– Я очень волновалась. Я прекрасно представляла себе, как всё должно быть. Объясняла актерам, что герои должны делать, какой план должен взять оператор. А меня никто не понимал, потому что все было только в моей голове. Ни внятного сценария нет, ни раскадровки. Тем не менее эту зарисовку мы как-то умудрились доделать. А на втором таком же мини-фильме Иннокентий Иванович мне сказал: «Знаешь, ты уж, пожалуйста, напиши что-нибудь, хотя бы вкратце, что и как должно выглядеть. Давай работать по-взрослому, чтобы все понимали, чего ты хочешь».

После этого было еще несколько мини-фильмов, совсем коротких (всего их вышло шесть, Татьяна называет их клипами). Потом – две короткометражных ленты. С одной из них, картиной «Апокалипсис», Эверстова съездила на Каннский кинофестиваль. На фильм обратили внимание. Татьяна познакомилась с французскими коллегами, и несколько из них согласились работать на ее первом полнометражном фильме (в частности, операторы Веслей Мрозински и Фред Валле). Этим фильмом и была «Его дочь».

– Замысел фильма появился у меня очень давно. А съемки я начала в 2010 году. Сняла ленту за два месяца, но последующая работа и ожидание заняли шесть лет. Все делала на свои деньги. У нас в Якутии все на свои деньги снимают, потом с проката средства отбиваются. Многие тогда думали, что я медленно работаю, искусственно затягиваю процесс, чтобы, так сказать, посмаковать его, – рассказывает Татьяна Эверстова. – Но это не так. Просто кино делают многие люди, а у нас был малобюджетный фильм, все на личных договоренностях. Кто-то брался работать и бросал, обещал, но недоделывал. Кто я была тогда такая? Какая-то женщина без имени, которая почему от всех чего-то хочет. К тому же тогда у нас в Якутии очень много фильмов снималось, мне помогали только те, кто выкраивал время. Да, были специалисты из Франции, но и они были заняты...



Татьяна рассказывает: очень сложно было работать с маленькой актрисой Светой Портнягиной. Режиссер сравнивает съемки с детьми с попытками договориться с погодой: никогда не угадаешь, какое будет настроение у природы через минуту. Вообще, когда фильм был закончен, Татьяна какое-то время думала, что больше к кино не подступится: слишком сложным и напряженным оказался этот процесс.

Однако сомнения оказались временными. Сейчас Татьяна Эверстова заканчивает свой второй фильм, «Замыкание». Это история уже не маленькой девочки, а 17-летней девушки. Время действия – начало 1980 годов. И автобиографические мотивы в ленте тоже есть. В планах и третий проект. Уже известно, что его будет финансировать в том числе и республиканское правительство.

– «Его дочь» критики часто сравнивали с японским кино. А я сама всегда говорила, что корни его – в нашем якутском эпосе Олонхо: я бы сказала, что повествование в нем идет не столько через слова, сколько через образы. Таков и мой первый фильм. А в «Замыкании» недосказанных вещей будет меньше, он в определенном смысле проще, – говорит Татьяна Эверстова. – Снимался он на мои деньги и средства меценатов: сейчас имя у меня есть – мне идут навстречу. Я пыталась получить финансирование от Минкульта на него – не удалось. Сейчас думаю: к лучшему. Без лишних формальностей и проволочек удалось картину закончить довольно быстро, всего за полгода. Но говорить конкретно о планах по его прокату, времени премьеры я пока не готова. Кино ведь такая вещь – вдруг лента людям не понравится? Я все удивляюсь: как они там в Голливуде работают – еще снимать не начали, а уже решено, когда и где первый сеанс. Ну, наверное, если иметь дело с большими продюсерами и большими деньгами, можно себе и такое представить. Пока же я ничего дальше одной недели не загадываю.

С голливудскими деньгами Татьяна действительно пока не работает. А вот со специалистами мирового уровня – да. Сейчас в студиях «Мосфильма» она заканчивает работу над звуком, цветовой коррекцией нового фильма. И помогают ей, например, Алексей Лебешев – сын знаменитого оператора Павла Лебешева, голливудский звукорежиссер Гарри Буржуа – обладатель «Оскаров». Композиторы – Жири Эгер, отмеченный главной французской кинопремией «Сезар» (он сотрудничал с Татьяной и на «Его дочери»), и Илья Зудин, солист группы «Динамит».

Как рассказывает Татьяна, для западных коллег работа над «Замыканием» – это не возможность заработка, а проявление профессиональной солидарности, поддержка малобюджетного кино.



Сама Татьяна Эверстова никогда не думала о том, чтобы навсегда уехать из Якутии.

– Съездить поработать в Европу или Америку было бы интересно. Но чтобы уехать навсегда – так для меня никогда вопрос не стоял. Меня вдохновляют и подпитывают моя родина, люди, которые живут рядом со мной. Вот смотрю я на человека, случайного прохожего, который с какой-то авоськой торопится к своей семье – у меня сердце тает. Куда же я отсюда уеду? Моя мечта – создать свой особенный киномир. Не просто воспроизводить то, что было, а построить собственную вселенную, понимаете? Вот у Тарковского был свой мир… Пока же я догоняю время.