Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

В состоянии перманентной экологической катастрофы

Научный сотрудник Дальневосточного морского биосферного заповедника Игорь Катин о вреде браконьеров для экосистемы Японского моря

Регулярно в акватории Приморского края поргранслужбы массово задерживают северокорейских рыбаков. Этой осенью произошел вооруженный конфликт, в результате которого были раненые и погибшие. Проблема вышла на уровень министерства иностранных дел России. О том, чем опасны северокорейские браконьеры для обитателей Японского моря, в интервью EastRussia рассказал научный сотрудник Дальневосточного морского биосферного заповедника, кандидат биологических наук Игорь Катин.

В состоянии перманентной экологической катастрофы
Фото: Марина Склярова

- Насколько сейчас актуальна проблема «нашествия» северокорейских браконьеров?

- Северокорейцы на небольших десятиметровых деревянных судах регулярно рыбачат на границе, заходят в российские территориальные воды, в том числе в пределы Дальневосточного морского заповедника. На спутниковых снимках мы видим множество судов, иногда их число превышает одну тыс. единиц на десять тыс. кв. км, а плотность достигает до десяти судов на кв. милю.

Вред от северных корейцев не в том, что они ловят кальмара или рыбу. Мусор, который оставляют браконьеры, за последние 10-15 лет стал настоящим бедствием для приконтинентальной части Японского моря. Речь идет брошенных поплавках кустарного и промышленного производства и обрывках снастей. Именно эти отходы составляют большую часть всего морского мусора, который находят в Дальневосточном морском заповеднике.


- Что представляет наибольшую опасность для акватории и ее обитателей?

- Основную опасность представляют их чудовищные орудия лова. Каждая шхуна ставит за один раз км или более одноразовых сетей. После того, как корейцы забирают улов, они топят или выбрасывают сети. Специально для этого на борт они берут камни, которые используются как якоря. Утилизации сетей не происходит, в КНДР их обратно не забирают. Это факт установленный и подтвержденный. Сколько установлено сетей — никто не контролирует.

Чтобы понять масштаб происходящего, приведу цифры. Если на одном изображении мы видим одновременно до 3, 5 тыс. добывающих баркасов, а каждый из них ставит больше одного км сетей, то одновременно ставится 3-3,5 тыс. км сетей. Для сравнения: длина экватора — до 40 тыс. км. Можно опоясать Землю этими сетями уже несколько раз.

- Как устроены эти сети?

- Сети браконьеров из капрона, они очень тонкие, как паутина. Ее берешь рукой, и она ловит за шероховатость кожи, за волос — как паутина цепляется за все. Разорвать ее рукой легко, но когда два слоя, то сделать это сложнее, когда три — еще сложнее. Я в таких сетях находил тюленей, дельфина, морскую свинью, который весит 250 кг, тихоокеанскую сельдевую акулу весом 300 кг. Несмотря на свою массу, они запутываются в ней и не могут вырваться.  

- Как можно оценить вред, нанесенный их действиями Японскому морю?

- По сути, мы находимся в состоянии перманентной экологической катастрофы. Но оценить мы можем только потенциальный вред, ведь не ведется подсчет оставленных сетей, погибших в них млекопитающих, рыб, моллюсков.

В журнале «Теоретическая и прикладная экология» в этом году при моем соавторстве опубликована статья «Влияние морского мусора на местообитания ластоногих в Японском море». В ней приводятся факты, которые доказывают, что сети и мусор, оставленные браконьерами, может привести к снижению численности популяции ларги в заливе Петра Великого Приморского края до критического уровня. Но это лишь малая часть проблемы.


- Что именно может подорвать популяцию?



- Наиболее вредоносный мусор, с которым сталкиваются ластоногие – это рыболовные сети. Тюлени подвергаются опасности при контакте с ними как в воде, так и на берегу. Когда кусок сети относительно небольшой, животное может перемещаться с ним продолжительное время. Если тюлень запутается в воде в достаточно большом фрагменте сети и не сможет быстро освободиться, то он непременно утонет. Передвигаясь по берегу, ларга также может запутаться в обрывках сетей и высвободиться у нее, как правило, не получается.

Также животные глотают пластик. Мы обнаружили ларгу с проглоченной, скрученной в жгут рыболовной сетью. Общая длина фрагмента сети составила 2,5 метра, и большая его часть уже была в желудке.

Другой, не столь очевидный, но, тем не менее, достаточно серьезный вред от мусора заключается в том, что он накапливается на берегу в местах, где тюлени рожают и выкармливают детенышей. Когда часть лежбища перекрыта мусором, самки вынуждены искать другое место, менее удобное для родов. Из-за этого вероятность того, что самка родит и сможет успешно выкормить детеныша, уменьшается.


- Вы наблюдаете за браконьерами не первый год, что изменилось?

- Сейчас они более активны. Они давно не голодают и не идут с протянутой рукой, браконьерство у них — активный бизнес. Как я понимаю, кальмар у них скупает Китай. Все их лодки, баркасы, оборудованы очень хорошо, хоть и выглядят неказисто. Оборудование китайское. У них есть система глобального позиционирования, Бейдоу (китайский аналог Глонасс и GPS). Эти моряки не терпят бедствие, они не заблудились, как хотят это представить.

Понятно, что идут они в сопровождении больших судов, которые, скорее всего, в границы наши не заходят. Просто невозможно уйти от своего порта на несколько сот миль и не снабжаться. В августе мы обнаруживали в трюмах нарушителей лед, чтобы пересыпать кальмара. Те же сети: не могут они на своих небольших шхунах запасти на месяц 30 км сетей. Скорее всего, добычу они отвозят на большие суда с рефрижераторами, пополняют запасы и возвращаются браконьерствовать дальше.

Причем началось «нашествие» не в этом году, и не в прошлом, это было и десять лет назад. В те времена мы плохо понимали в чем причина, а сейчас сомневаться не приходится — государственная политика.


- Как реагируют браконьеры на инспекторов заповедника?

- Они не подчиняются, агрессивные. У нас стычки постоянно. Вооруженных конфликтов пока не было, но на инспекторов нападали с палками. У них на лодке пять-шесть человек, а инспекторов один-два. Силы не равны. Хорошо, если подойдут пограничники, тогда они, конечно, подчиняются. Хотя по всем законам, и нашим и международным, их нужно привлекать к уголовной ответственности за нарушение границ заповедника и незаконную добычу. Это не терпящие бедствие люди. Терпящие бедствие бросаются на грудь и просят хлеба. У меня были такие, я на кордон заповедника их приводил, давал еды и воды. Но сегодня это хорошо подготовленные организованные преступники.