Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Шанс есть, и он немалый...»

Впишется ли Россия в проекты Китая?

Известный региональный экономист, директор «Дальневосточного центра экономического развития и интеграции России в АТР», профессор ДВФУ Александр Абрамов оставляет за Россией возможность удачно вписаться в проекты превосходящего ее в экономическом плане Китая

«Шанс есть, и он немалый...»
Россия открыта разным союзам
Географическое положение и история России предопределяют вовлеченность нашей страны в создание качественно новых союзов в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), как политических, так и экономических, культурных и др. В условиях намечающегося большого геополитического и геоэкономического разворота, нарастающей необходимости в многополярности для решения мировых проблем, в сторону Евразии начинает смещаться полюс развития и поиск новых партнерских связей.
Наверное, не стоит злоупотреблять словом «разворот» – Россия ведь ни от кого не «отворачивается». И даже сейчас, когда испытаниям на прочность подвергаются наши многолетние отношения с традиционными партнёрами на Западе, экономические итоги остаются позитивными: не взирая на кризис и санкции, внешнеторговый оборот с этими странами остаётся значительным, а в ряде случаев – растёт, в том числе и с таким знаковым оппонентом России, как США. Так, внешнеторговый оборот России с США вырос в 2014-м году на 5,6% и составил $29,2 млрд.
Иное дело, что уровень развития стран Азии и АТР степень их интеграции в глобальные экономические процессы достигли таких величин, что было бы недальновидно этого не замечать. Показательный факт – в 2013 году Китай по объёму внешней торговли, практически сравнялся с США ($4,16 трлн против $4,03 триллионов соответственно), и несмотря на общее замедление мировой торговли продолжает удерживать эту позицию.

Китай: «локомотив», но не только...
От идей о реинтеграции бывших советских республик в Евразийский экономический союз (ЕАЭС) и создания на базе него Евразийского Союза, предполагающего более обширное взаимодействие стран-участниц, мы приходим к идее о связях, существующих на материке в принципе. Экономическая мощь и устойчивость Китая, во многом формирующая общий азиатский импульс, безусловно выступает одним из наиболее мощных локомотивов, в первую очередь, евразийской экономической интеграции.
Китай – это, конечно, «локомотив». Но с тем уточнением, что в Азии нет «единых рельсов», или даже ширина железнодорожной колеи тут в разных странах разная. Западные традиции деления мира на «старших» и «младших», «развитых» и «развивающихся» в этой части планеты плохо работают.
Например, в конце 2015 года ожидалось окончательное юридическое оформление «общего рынка АСЕАН». Десять государств Юго-Восточной Азии – с населением в 625 миллионов человек (это без Китая) или 9% от всего населения планеты c ВВП (по паритету покупательной способности) – $6,48 трлн (на начало 2015 г.) или около 6% от ВВП всех стран мира – объединяют свои рынки и убирают таможенные барьеры на своих границах.
Возникает нечто похоже на Евросоюз (каким он был лет 20 назад). Но только без европейской бюрократии и с темпами роста экономики в 5-6 раз выше европейской. Чем для них будет Китай – «локомотивом» или пассажиром, вовремя купившим билет на удобное место, – покажет время.

«Новый шелковый путь» – проект для России в том числе
Обозначенная Председателем КНР Си Цзиньпином концепция «экономический пояс Шелкового пути» и вытекающий из нее принцип «один пояс – один путь» – являются основой евразийской интеграции по-китайски, представляющей из себя вовлечение целого ряда стран в процесс сопряженного развития.
Уместнее говорить о «евразийской интеграции» как о дополнительной опции мегапроекта «Экономический пояс Шёлкового пути», но не как о его цели.
На самом деле, Китай делает то, что делал бы любой рачительный хозяйственник, накопивший некоторые сбережения: стремится эти сбережения выгодно вложить.
Сегодня золотовалютные резервы КНР составляют без малого $4.0 трлн, то есть вдвое больше, чем совокупные резервы Евросоюза и США вместе взятые ($1.805 трлн). Такие деньги требуют и адекватных проектов для инвестирования. Эти проекты, в свою очередь, нуждаются в комфортной инвестиционной среде – безопасности, единообразных юридических процедурах, прозрачном финансовом мониторинге.
В этой ситуации страны-партнёры по «Экономическому поясу Шёлкового пути», которой может стать и Россия, получат в качестве преимущества те же возможности. Но сумеют ли они этим распорядиться – вопрос не к Китаю, а к этим странам, и России, в частности.

Вспомогательная роль Транссиба
Российская транспортная система становится хребтом интеграции, ее энергоресурсы обеспечивают стабильное развитие китайской экономики, а китайские деньги приходят в проекты по модернизации и развитию в России. Остальные страны так же получают конкретные выгоды в виде военной, финансовой и другой помощи.
Мы отдаем должное транспортной системе России и Транссибу. Но в мегапроекте «Экономический пояс Шелкового пути» или в транспортной системе Китая, обеспечивающей экпортно-импортную часть китайской торговли, транспортная система России играет вспомогательную роль.
Основная масса китайского торгового оборота приходится на морские перевозки, и будет таковой оставаться и в обозримом будущем: из примерно 50 миллионов контейнеров, в которых перевозятся товары всего мира, 30 миллионов проходят через юго-восточное побережье Китая. Морской путь дешевле, безопаснее и оперировать им проще.
Кроме того, существует «проблема грузового дисбаланса»: Китай, будучи «мировой мастерской», ежегодно отправляет на экспорт примерно по 20 миллионов контейнеров с готовыми товарами, а принимает по импорту – только 9 миллионов контейнеров, с полуфабрикатами и тем незначительным количеством товаров, что ещё пока не производит у себя (это данные без учёта «американского направления», на котором не существует сухопутной альтернативы морским перевозкам).

Риски и возможности России на пути интеграции
Наша задача в том, чтобы выявить не только положительные аспекты такого процесса, но и проверить его на наличие трудностей, выявить реальный набор выгод и возможных потерь для РФ от вступления в полноценные отношения с суверенным, мощным и ориентированным на собственное развитие Китаем. Важным вопросом также является взаимодействие Шелкового пути и ЕАЭС.
Участие России и ЕАЭС в проекте «Экономический пояс Шёлкового пути» содержит как риски, так и новые возможности.
Среди рисков выделяются опасения того, что:
1) Россия сейчас не находится в положении сильного партнера, и этим не может не воспользоваться Китай для продвижения своей модели устройства единого экономического пространства.
2) Логистическая компонента проекта несёт в себе риски обхода России по другим транспортным маршрутам. Например, с учетом планов КНР по созданию магистрали «КНР – Центральная Азия – Западная Азия», существует угроза дальнейшего оттока транссибирского транзита на Китай.
Чтобы предотвратить развитие ситуации по этому сценарию, следует озаботиться тем, чтобы целесообразность реализации этих планов была осознана как недостаточная самим китайским руководством. С одной стороны, этому способствует крайне нестабильная ситуация в Западной Азии (ИГИЛ, Талибан, их проникновение в страны Центральной Азии). Создавать транспортную инфраструктуру в таких условиях достаточно рискованно.
С другой стороны, России следует предпринимать более действенные меры по увеличению транзитных мощностей, упрощению процедур оформления и снижению сроков доставки грузов на Запад.
Участие в проекте «Экономический пояс Шелкового пути» открывает также новые возможности, для России в целом и для российского Дальнего Востока, в частности, например:
1) Россия входит в число стран с высокой суверенной доходностью национальной экономики. Таким образом, государственные инвестиции в нашу страну даже с монетарной точки зрения могут принести значительную выгоду. При этом доходность вложений обеспечивается как материальным ростом российской экономики, так и фактором её неизбежной переоценки в «большую сторону», прирост цены инвестиций, сделанных заблаговременно, предопределён.
2) Проект «Экономический пояс Шёлкового пути» пока не обрёл законченных очертаний. В его зоне может возникнуть новый экономический порядок, который формулируется странами БРИКС, и может быть поддержан ЕАЭС. В случае общего согласия этот порядок может быть также распространен и в зоне «пояса», но для этого требуется значительная работа по выявлению и «увязыванию» интересов действующих сторон.
В целом, любой масштабный проект несёт в себе риски (а предложение по экспорту Китаем производственных мощностей в 12 приоритетных отраслях экономики – это, конечно, предложение из мегапроекта «Экономического пояса шелкового пути»). Эффективным противодействием экономическим рискам являются экономические механизмы.
Не следует перегружать политические институты, или «народную дипломатию» экономической работой.
Применительно к проблематике мегапроекта «Экономический пояс Шёлкового пути», России и, в особенности монетарным властям нашей страны, предстоит проделать большую работу: необходимо мобилизовать соответствующий инструментарий на фондовый рынок, на рынок страховых услуг, мобилизовать контрольные функции Минвостокразвития России, региональных властей.
Принцип «Деньги к деньгам» тут будет справедлив как никогда – в российских инвестиционных проектах будет эффективно работать лишь та часть китайских денег, которой мы сумеем рачительно и осмотрительно распорядиться. Всё что свыше - может стать просто долговым бременем страны.