Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

ВЭФ: от «потемкинской деревни» к «глобальному городу»

Как Восточный экономический форум поможет Владивостоку стать одной из азиатских столиц

ВЭФ: от «потемкинской деревни» к «глобальному городу»
Фото: ТАСС / фотобанк ВЭФ

Леонид Бляхер

профессор, зав.кафедрой философии и культурологии Тихоокеанского государственного университета, доктор философских наук
В первой декаде сентября в столице приморья пройдет крупнейший в регионе экономический форум. Уже третий по счету. О Восточном экономическом форуме принято писать осторожно. Да, что-то вышло, но и проблем много, организация здесь и здесь подкачала, инвестиции то ли будут, то ли нет. Перехвалишь сейчас, а потом ничего не выйдет. Да и что, собственно, должно выйти? Вот об этом имеет смысл поговорить.

Мысль о том, что как только дальневосточные регионы представят свои проекты, на территорию польется золотой дождь зарубежных инвестиций, мгновенно построятся сотни предприятий с десятками тысяч рабочих мест, пройдет всегалактический шахматный турнир и т.д., особенно здравой не кажется. Столь радужные картинки рисовались разве только уж совсем официальными лицами. Тогда что?

Дальний Восток для большей части мира, да и России – регион загадочный, почти не известный. Ехать туда далеко, да и смысл не очевиден. Вот и не ехали. Весь советский период регион был, прежде всего, военным форпостом, да местом, где совсем не свободные работники в ватниках с номерами ковали «золотой щит родины». В 90-е началось медленное вхождение в хозяйство АТР. Началось с приграничной торговли. Да ею и закончилось. Масштабы торговли, конечно, росли. Регион она кормила. Но ее объемы не шли ни в какое сравнение с торговыми оборотами между странами макрорегиона. И сама торговля была вполне «колониальной». За рубеж шло сырье (по тем ценам, по которым покупали), обратно шли товары народного потребления, техника и технологии. Причина проста – у региона, да и у страны в АТР не было собственной торговой площадки, своего «глобального города».

Современное мировое хозяйство устроено весьма своеобразно. Его ключевые элементы сосредоточены в особых центрах – глобальных городах. Исторически это были города, где соединялись торговые пути (морской и сухопутных, морской и речной и т.д.). Если еще город мог обеспечить торгующим людям минимальную безопасность, то люди начинали здесь торговать. Таковы были средневековые Леон, Генуя и Венеция, таковы были Амстердам, Лондон и Франкфурт в Новое время. Постепенно в торговых центрах возникала необходимая логистическая инфраструктура, индустрия гостеприимства.  В удобных торговых городах открывали офисы крупнейшие банки. Ведь там было куда вкладывать. 

В городе, где много денег и хорошо (удобно) торговать, открывались новые производства, там было проще найти инвестора под идею. Да и, вообще, проще найти свое «место под солнцем». В результате, в глобальный город начинают прибывать самые талантливые, непоседливые, авантюрные люди. Сюда начинают сходиться потоки товаров со всей прилегающей территории. Это, порой огромную, территорию ученые назвали «хорой». Глобальный город втягивал в себя людей, деньги, ресурсы. Причем, без какого-либо насилия. Просто там работать было выгоднее, да и торговать прибыльнее, да и жить комфортнее. Именно там располагались мировые биржи, наиболее развития досуговая и социальная инфраструктура, крупнейшие вузы и СМИ, театры и киностудии, научные и  технические центры, там возникали инновации. Ими глобальный город «расплачивался» с прилегающей территорией. Кроме того, в силу дороговизны рабочей силы и сырья в глобальном городе, он неизбежно начинал экспортировать на свою периферию производство и капиталы. Но это, если территория близко. А если нет?

Тогда ресурсы и люди продолжали утекать из отдаленной периферии, а встречное движение было крайне слабым. Нечто подобное  происходило и происходит с Дальним Востоком России. И для центров в АТР, и для собственной страны (в России один глобальный город – Москва) Дальний Восток оказывался дальней периферией. Ресурсы, технологии, инновации текли туда только под сильнейшим давлением государства, и только тогда, когда государство было «на подъеме».  Малейший сбой, и про дальнюю периферию «забывали». Потому и понадобилась собственная торговая площадка, собственный глобальный город в регионе. И найти для него лучшую кандидатуру, чем Владивосток, в регионе трудно.

Здесь сходится порт и Транссиб. Здесь не хорошо, но лучше, чем где бы то ни было в регионе развита индустрия гостеприимства, имеются уже многолетние устойчивые связи с Японией, Кореей и Китаем. Не случайно в дореволюционные годы именно здесь работала «рыбная» и «лесная» биржи, устанавливающие цены на продукцию во всем макрорегионе. Масштабная реконструкция Владивостока стала первым шагом на этом пути. Сегодня много пишут, что деньги были израсходованы неэффективно, реконструкция проведена не так. Может быть. Я не урбанист, не строитель – не мне судить. Но то, что впервые за столетие город радикально обновился – факт.

Однако одноразовым действием глобальный город не создается. На это уходят десятилетия. Не сразу, но постепенно, развивается логистическая инфраструктура, формируются финансовые инструменты и операторы, упрощаются административные процедуры, ускоряется обработка грузов и многое другое. На это и работает форум, как и множество других мероприятий, которые проводятся во Владивостоке. С каждым из них немного, но увеличивается гостиничный фонд, улучшается транспортная ситуация. Люди из сопредельных стран «привыкают» к этой площадке.

Когда-то светлейший князь П.Г. Потемкин-Таврический, чтобы показать матушке-императрице, как расцвела жизнь в стране при ее правлении, велел построить вдоль следования монархини в южное путешествие бутафорские деревни и выставить ряженых крестьян. Это «показуха» и получила название «потемкинские деревни». Но только ведь потом деревни строили именно на этих местах, прокладывали дороги, распахивали землю. «Потемкинские деревни» были не столько имитацией, сколько соответствующим времени PR-проектом, попыткой сконструировать желаемое будущее. 

Нечто подобное происходит и с ВЭФ. Да, пока это еще больше отчет губернаторов и Минвостокразвития о проделанной работе перед главным инвестором нашей страны, обставленный выступлениями бизнесменов и освещенный «пулом» журналистов. Но скоро (не завтра, но и не через века) PR проект может зажить своей, вполне настоящей жизнью. Ведь в результате решения главного инвестора или главных инвесторов деньги в регион все-таки вкладываются, и не всегда в PR. Порой во вполне вменяемые проекты. Портовые мощности растут, гостиницы, склады, торговые центры строятся, дороги ремонтируются. Да, наверное, хотелось бы лучше и быстрее. Но происходит так, как происходит.

Есть, правда, еще одно обстоятельство, крайне важное, для возникновения глобального города на российском Дальнем Востоке – глобальные города, в массе своей, лежат в стороне от мест проживания и нереста чиновников. Как раз их отсутствие и делает ведение бизнеса простым, удобным и относительно дешевым.  Пока же во Владивостоке чиновников становится все больше. Именно чиновники пытаются сегодня придумать механизм, с помощью которого можно будет защитить бизнес от чиновников в погонах и без. Казалось бы, разумнее было просто «убрать» их из города или, хотя бы, минимизировать их количество. Но пока мы идем особым путем. Впрочем, уже то, что такая проблема (защиты от чиновников) стоит, не может не радовать. Вдруг у них что-нибудь получится.
Что на Дальнем Востоке произошло за неделю и кому это выгодно?
Эксклюзивная аналитика от EastRussia – каждый вторник в вашем почтовом ящике