Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Великий Соболиный путь»: из Хабаровска в Москву на российском микроавтобусе

Дорожные записки корреспондента EastRussia из автомобильного путешествия по маршруту Хабаровск-Москва

20 лет назад, будучи еще студентами, мы с другом отправились автостопом из Хабаровска в Питер. Автомобильная дорога «Амур» уже была, но в гравийном исполнении и проходила непосредственно через поселки, а не огибала их как сейчас. Фуры на восток дальше Читы практически не ездили, соответственно, с востока на запад также не шли. На свой страх и риск гнали «праворульки» перегонщики, которые не хотели брать двух парней, поэтому наш удел – местные жители, перемещавшиеся между поселками. В итоге до Читы мы ехали неделю, а к Красноярску настолько выбились из графика, что, потусив в географическом центре России, повернули домой. Гештальт остался и поэтому 20 лет спустя, когда Серега предложил перегнать его машину в Москву, я согласился не раздумывая. Единственная странность заключалась в том, что перегонять предстояло микроавтобус «Соболь». Вот уж не думал, что когда-то буду гнать с востока на запад отечественное авто.

«Великий Соболиный путь»: из Хабаровска в Москву на российском микроавтобусе
Фото: Алексей Елаш

20 лет спустя. Как мушкетеры

Итак «Соболь» - бензин, коробка, грузовой микроавтобус. Единственное утешение – машина новая, на гарантии и прошла всего 10 тысяч км. Соорудили в грузовом отсеке спальник, сложили шмурдяк, убрали перегородку и заменили передний диван: в «Соболе» он в принципе не откидывается, поэтому мы взяли сидушку от старенького «Лит Айса» и поставили ее – регулируется, к тому же разворачивается на 180 градусов.

Навигаторы, зарядки, преобразователь 12/220 V – в салон и алга! («алга» в переводе с татарского «вперёд» – прим.ред.)


«Соболек»

Чтобы наверняка прочувствовать Дальний Восток, надо обязательно проехать всю трассу «Амур». Это непередаваемые ощущения, особенно, для жителей густонаселенных регионов: когда ты два дня пронзаешь тайгу и «смотришь кино про дорогу». Конечно, 20 лет назад экстрима было больше – никакой тебе сотовой связи, не взял с собой канистру бензина – сам виноват. Сейчас же неудобством считают, когда связь не 4G - интернет медленный.


На старую «федералку» мы все же заехали

Трасса «Амур», после того, как по ней от Хабаровска до Читы проехала желтая «Калина-спорт» (коих на самом деле было две) с Владимиром Владимировичем за рулем, долгое время была для дальневосточников, не особо избалованных хорошими дорогами, идеальной трассой: пусто, прямо, ровно. Собственно, из-за очень низкого трафика дорога долгое время оставалась действительно в хорошем состоянии, кроме… «амурских волн». Это такие участки, где дорога «гуляет», вспучивается и в результате идем волнами: ты такой едешь 140, а тут начинается – вверх, вниз, вверх, вниз. В результате – борозды на асфальте, образованные в процессе взаимодействия деталей автомобиля (как правило, картера или защиты ДВС) с асфальтовым покрытием. Если не гнать, то заметить эти «чиркаши» нетрудно и неприятного шорканья можно избежать. 

«Амурские волны» и «чиркаши»

Еще пару лет назад «амурскими волнами» славилась ЕАО в районе Лондоко, сейчас их там выправили, проверить свою подвеску можно теперь на границе Амурской области и Забайкалья – там, где «Амур» максимально забирается на север, в зону вечной мерзлоты.

В Забайкалье мерзлота и таяние грунта вообще много бед натворили на трассе. Чтобы как-то минимизировать разрушительное воздействие на дорогу, в некоторых местах стали устанавливать что-то вроде навесов из профлиста, которые собрали и положили возле дороги, но только не на землю, а на винтовые сваи. Мы долго гадали, для чего конструкция, и в итоге расспросили дорожных рабочих. Оказывается, это защита от солнца – «козырьки» не дают растопить мерзлоту, соответственно, дорога не «плывет».


Защита вечной мерзлоты от солнца

Кстати, выяснить это удалось не с первого раза - большинство дорожных рабочих плохо говорят по-русски, а местных жителей работа на свежем воздухе, видимо не привлекает. Да и мало их тут – местных. Плотность населения в Амурской области – 2,2 человека на квадратный километр. И это ещё неплохо: в среднем по Дальнему Востоку на этой же площади находится 1,2 «человека», а в Якутии и вовсе - 0,32.


«Амур» теперь вечно в ремонте

Дорога вообще – хорошая лакмусовая бумажка. По трафику сразу видно – насколько регион экономически активен. По машинам – насколько хорошо живут местные жители (к примеру до Новосибирска самые дорогие машины чаще всего имели на номерах индекс 24/124 – Красноярский край). По характеру перевозимого груза становится понятно – какие технологические процессы происходят. Невооруженным глазом видно, что тот самый «поворот на Восток» если и не произошел, то уж точно в процессе. И замещение одного импорта другим тоже: все больше вместо японских экскаваторов Hitachi и южнокорейских Hyundai везут китайские Sany, а на иностранных фурах теперь не увидишь номера Евросоюза, максимум – BY, KG и KZ.

Въезжаем в Забайкалье. Видно, что на стеле на границе регионов часть фразы закрашена: это последствия присоединения региона к Дальневосточному федеральному округу. Едем, вспоминая поговорки из разряда «Бог создал Ялту и Сочи, а черт – Сковородино и Могочу». Хотя как эти населенные пункты выглядят сегодня мы не знаем: трасса уже больше лет 10 проходит мимо, лишив местных жителей возможности зарабатывать придорожной торговлей.

Где-то на трассе

Заскучав на ровной и прямой дороге, на третий день мы решили прикоснуться к истории (выпускники истфака, как-никак!) и свернули с «федералки» в Петровск-Забайкальский, где отбывали каторгу декабристы и их жены, последовавшие по своей воле за мужьями. Кстати, улица, на которой жили жены вольнодумцев, до сих пор называется Дамская. Она упирается в музей декабристов, где собрана неплохая коллекция, повествующая об их каторжной жизни. Музей разместился в доме Трубецких, который раньше стоял на той самой Дамской улице. Его выстроила супруга графа Трубецкого, причем, сделала его двухэтажным и с балконом, чтобы наблюдать за мужем за тюремным забором. Дом Трубецких. Теперь музей декабристов. 

Тюрьму, кстати, декабристы строили себе сами. Позже дом Трубецких перенесли на то место, где была тюрьма, а от нее самой остался лишь забор.


Забор из «тех времен»

Вообще, вдоль трассы достопримечательностей немало: ГЭС в Новобурейском, космодром в Циолковском, Иволгинский дацан в Бурятии, но про них надо либо знать заранее, либо «курить интернет». Дорожных указателей, как на Сахалине здесь вы не найдете.

Нижнебурейская ГЭС

В Забайкалье примерно в районе Чернышевска, где, по легенде, «перегонщики» в свое время целовали асфальт, изрядно подустав от зубо-, стойко-, амортизатородробильной «федералки» в гравийном исполнении, которая начиналась от Биробиджана и заканчивалась здесь, происходит первая «смена картинки»: взору открываются расчудесные виды в виде знаменитых забайкальских степей. 

Бурятия. Вид на Селенгу со «Спящего льва»

Следующая смена декораций – в Бурятии, где к уже ставшим привычными видам степей и табунов лошадей добавляются дацаны, в том числе, и самый крупный в России – Иволгинский. Заночевав у его стен, наутро мы посетили дацан и уже в полдень, проскочив мокрый и затянутый туманом Байкал,  покинули просторы Дальнего Востока.


Иволгинский дацан

Продолжение следует…