Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Владимир Илюхин: "На Камчатке появилось чувство стабильности"

Губернатор Камчатского края об особенностях развития экономики и строительства инфраструктуры

Владимир Илюхин:
Фото: Пресс-служба правительства Камчатского края
- Владимир Иванович, сентябрь для дальневосточных субъектов - это традиционно дата подведения промежуточных итогов на очередном Восточном экономическом форуме. Вы можете дать некую оценку положения дел в цифрах? 

- Если начинать с цифр, то в Камчатском крае сейчас на стадии реализации или подготовки к реализации - более 315 инвестиционных проектов на сумму 550 млрд рублей. Все они в совокупности позволят добиться качественно нового уровня развития сразу нескольких ключевых отраслей экономики - логистики, рыбопромышленного и агрокомплексов, разработки недр, туризма. И нужно понимать, что эти средства, которые в ближайшие годы получит экономика Камчатского края, взялись не из ниоткуда - это результат ежедневной целенаправленной работы по привлечению инвесторов и улучшению инвестклимата. На четвертом Восточном экономическом форуме планируется подписать 13 соглашений. Шесть из них - с инвесторами: о строительстве терминала по перевалке сжиженного природного газа с ПАО "НОВАТЭК" и комплекса по выращиванию овощей в закрытом грунте с ООО ТК "Камчатский", о развитии туристско-развлекательного комплекса с ООО "Голубая лагуна" и возведении бизнес-центра ООО "ТСТДОМ". Еще два проекта - с группой "Золото Камчатки": о строительстве ГОКа на Бараньевском месторождении и модернизации ГОКа на Аметистовом. 

- У вас есть ощущение, что ситуация в целом на Камчатке меняется в лучшую сторону?  

-  Скажу так. На Камчатке не было многого, что стало появляться в последние годы. Почему с Севера последние несколько десятилетий уезжали люди? В поисках лучшей жизни. Власть всегда что-то делала для того, чтобы ситуацию менять к лучшему. Сейчас, может быть, стало чуть-чуть больше получаться. Мы выстроили приоритеты несколько лет назад: дети, дома, дороги. И это работает. Более 300 километров дорог в асфальте за эти годы положено там, где никогда дорог не было, благоустраиваются райцентры. Строится жилье. Мы решили проблему с местами в детских садах - одними из первых в России, к 1 сентября в этом году сдали еще один новый садик на 260 мест в Петропавловске-Камчатском. В прошлом году построили и сдали детскую библиотеку. Никогда не было в Петропавловске-Камчатском загса, были приспособленные помещения - а сейчас есть замечательный загс, вокруг которого молодожены смогут высадить целый парк деревьев.

- Это как-то сказывается на демографических показателях? 

- С демографией непросто: в 1986 году средний возраст населения Камчатки был, я напомню, 29,5 лет, а сегодня - далеко за 40. Помню, в 2013 году я встречался с нашими выпускниками-медалистами, их было 14 человек. И 11 из них тогда сказали, что после выпуска поедут искать лучшей жизни на "материке", потому что здесь "все серо и интернета нет". И вот в 2017 году мы впервые за 17 лет стали прирастать по демографии. Пусть и ненамного, плюс 543 человека, приросли по миграции - последние три года отток снижался, но он был оттоком, а сейчас сальдо стало положительным. Это – очень важный для нас психологический рубеж. В 2015 году мы преодолели другой рубеж: рождаемость стала превышать смертность. Думаю, комплекс мер, которые мы претворяем в жизнь, сыграл роль. О достаточном комфорте жизни на Камчатке говорить еще сложно, но качество жизни постепенно улучшается. Конечно, скептиков много. Но я часто и много езжу по региону, и видно, что наступает стабильность, люди осознают, что они не брошены. Кто-то это застоем может назвать. В моем понимании стабильность – это когда человек может быть спокоен за свое завтра. У основной массы людей, которые живут на Камчатке, такая стабильность есть. И в моем понимании это - главный итог работы за прошедший период.

- Но вы же не считаете, что на Камчатке все социальные проблемы разрешены? 

- "Провалы" еще советских времен мы стараемся вытягивать. Понятно, что инфраструктуры не хватает: в Петропавловске-Камчатском, например, на 200 тысяч населения был один плавательный бассейн. В 2011 году, вступая в должность, я обещал, что наша работа будет носить социальную направленность. И слово держу. Как только высвобождаются средства, мы обязательно часть направляем на "социалку", на инфраструктуру. Четыре года добивались, чтобы из федерального бюджета выделили средства на строительство краевой больницы. Было два поручения президента, поручение председателя правительства на этот счет. В итоге 4,2 млрд рублей получаем на первую очередь. Финансирование, предусмотренное на этот год, уже поступило, и мы выполним даже больший объем работ, чем планировали. В прошлом году построили поликлинику с отделением для реабилитации инвалидов - такого на Дальнем Востоке нет нигде. Масштабная реконструкция стадиона «Спартак», строительство Театра кукол - эти вещи были и остаются нашими приоритетами.

Однако строить сложно, и не последняя проблема - то, что госконтракты на строительство соцобъектов компании выигрывают, жестко снижая цены. А когда начинают работу, понимают, что у нас и особые требования к сейсмике, и "северные надбавки" нужно работникам платить, не исполняют контракты, и все приходится начинать с начала. 

Наши дальневосточные компании на такие конкурсы, как правило, идут неохотно: понимают, что дорого, далеко, повышенные требования по сейсмоустойчивости. Но варианты решений все-таки есть. 

- А что с интернетом, про который молодежь говорила вам, что его "нет"?

- На сегодня Камчатка обеспечена интернетом на 98%. Сюда пришел оптоволоконный кабель "Ростелекома", сделали разводку по всему югу и центру - с Большерецка до Мильково, в Петропавловске-Камчатском, в ближайшие поселки. Но у нас 30 поселков на севере, 300 тысяч квадратных километров, 20 тысяч жителей – бывший Корякский автономный округ – остались без оптоволокна. И эти люди не хотят оттуда уезжать, из своих маленьких поселков, даже если там по 50 человек живет, хотя мы им предлагаем такие варианты. Нет, говорят, не переселимся, вы нам только транспорт присылайте, чтобы детей в школы и назад отвозить и врачей хоть иногда видеть. Я выходил с предложением тянуть дальше кабель на Чукотку через северные районы Камчатки. Нам пока говорят, что дешевле идти морским путем. А для Камчатки пообещали усилить группировку спутников. Надеюсь, что в следующем году какое-то решение появится. 

- Какой-то эффект от того, что Дальний Восток был объявлен "приоритетом на 21-й век" и здесь создаются преференции для инвесторов, для экономики уже виден?

- Преимущества ТОР и свободного порта Владивосток очевидны. Сейчас Камчатка – лидер по числу резидентов ТОР и на втором месте по этому показателю в СПВ на Дальнем Востоке. Да, налоговые льготы предполагают, что бюджеты что-то недополучат в первые годы, но мы на сиюминутный результат и не рассчитываем. Налоги, новые рабочие места - это все будет, просто не сразу. Зато по другим направлениям результаты видны уже сейчас. За последние несколько лет мы фактически удвоили доходную часть бюджета: с 10 млрд рублей до 22 млрд рублей. В прошлом году бюджет Камчатки был 75 млрд руб., а начинали мы с 20-30 млрд руб. За эти годы заработал в полном понимании этого слова рыбохозяйственный комплекс. Нам удалось переориентировать потоки продукции - раньше три четверти поставок шло за рубеж, сейчас - 70-75% идет на российский рынок. Раньше компании работали на вылов и экспорт, сейчас – более 20 млрд рублей вложений в "берег", в переработку. Все крупные рыбодобытчики стараются работать прозрачно, поскольку это условие для получения преференций, и налоговая отдача от отрасли выросла до 6,5 млрд руб. В 2017 году на Камчатке выловлено более 1,2 млн тонн биоресурсов - это рекорд. Итоговые цифры по этому году мы сможем подвести чуть позже, но этот год наверняка побьет рекорды прошлого.

- Другими отраслям удается добиваться хотя бы сравнимого роста?

- Горнорудный сектор раньше давал считанные проценты ВРП. Сегодня дает 15-16% в общем объеме. Я считаю, что на Камчатке можно и нужно добывать. Три крупнейших современных ГОКа построены за последние годы, в этом году запустили еще один ГОК «Озерновский», и надеюсь, к 2022 году мы выйдем на объемы 10-18 тонн золота в год, хотя сейчас даем 6,5 тонн. Прогнозные запасы - порядка 1 тысяч тонн рудного золота. Здесь, я считаю, нам удается сохранять важнейший баланс - и уникальной камчатской природе не навредить, и вводить в оборот новые крупные месторождения, причем не только золотые. В числе последних, как вы знаете, Крутогоровское угольное месторождение, куда заходит индийская компания TATA Power.

- Когда начнется реальное движение по этому проекту?

- Почему объект не осваивался долгие годы - это тяжелое с точки зрения логистики месторождение. Автодорога через Шануч почти до месторождения есть. Но с морем, до которого около 80 км, проблемы. У нас на западном побережье Камчатки, выходящем к Охотскому морю, нет ни одного причального сооружения, поскольку там очень сильные отливы - до полукилометра. Сегодня это главный вопрос - как транспортировать добытый уголь. Как его решит инвестор - будет строить автодорогу или железную дорогу, эстакаду выносить в акваторию до нужной глубины - это ему решать. Нам уголь совершенно точно необходим для отопления центральной Камчатки.

- В субъект исторически нужно везти не только топливо, но и продовольствие. С этим как-то меняется ситуация?

- Во-первых, мы выкупили обратно в краевую собственность комбикормовый завод, и сейчас он замечательно работает, производя корма для несушек и свиней. Потребности рынка предприятие закрывает, более того, мы рассчитываем начать делать свою муку на завозном зерне. Свое зерно на Камчатке, к сожалению, в промышленных масштабах пока не вырастишь, хотя сейчас фермеры пытаются это сделать. Во-вторых, по молочному направлению удалось открыть несколько крупных точек производства - благодаря тому, что построили большие молочные комплексы. Доля сухого молока снижается. В-третьих, мы полностью обеспечили себя охлажденной свининой, и нужно добиться таких же результатов с говядиной. Страдает пока только север полуострова, где открывать подобные производства экономически невыгодно. Наша задача - организовать в необходимом количестве оперативный подвоз. В этих целях будут работать автозимник в Палану, который мы строим, авиация и морской транспорт. 

- Не так давно зашел инвестор в проект модернизации аэропорта Петропавловска-Камчатского, на воздушную гавань распространены правила оформления "электронных виз" на Дальний Восток. По вашей оценке, это повлияет на турпоток?

- На Камчатке есть сложившиеся десятилетиями объемы иностранных туристов – это в основном те, кто едет за трофеями: охотники, рыбаки. Им, наверное, "электронная виза" не нужна. Но для наших основных азиатских партнеров это, конечно, важно. Я уже давно бизнес, связанный с туризмом, ориентирую на то, чтобы создавались условия для граждан Азиатско-Тихоокеанского региона: там ведь свои особенности по питанию, проживанию, языкам. Как только пойдет массовый поток, будут позитивные изменения. Мы ратуем за то, чтобы были прямые чартеры из Кореи, из Китая, из Японии, чтобы были регулярные рейсы. Иностранные компании готовы начинать работать, но только с очень серьезных объемов. А разместить их на Камчатке пока негде. 

- Новые гостиницы будут появляться?

- Две большие новые гостиницы строятся в центре города. Но они не для массового туриста, конечно. У нас всего 4,5 тысяч мест для размещения - это очень мало. Нужно еще как минимум 10 тысяч мест. Раньше был велик сезонный фактор, в сентябре все заканчивалась, гостиницы работали четыре месяца в году. Поэтому и гостиничная инфраструктура не развивалась - в нее было невыгодно вкладывать. Сейчас все меняется. Последние два года стали возвращаться турпотоки в сам город. Даже зимой, а тем более начиная с апреля, который раньше был «мертвым» месяцем для туристов, все уже выкуплено. Нам нужно подтягивать инфраструктуру. Возвращаясь к вопросу про аэропорт, компания «Аэропорты регионов» вошла в число резидентов ТОР «Камчатка», в июле мы дали официальный старт, заложив камень, сейчас работы уже в активной стадии.

- В Нацрейтинге состояния инвестклимата в регионах Камчатка заняла 32 место с ростом на 36 позиций. Сейчас вы поставили задачу занять 25 строчку. Как вы оцениваете настроение бизнес-сообщества?

- Заниматься бизнесом на Дальнем Востоке всегда было непросто, а на Камчатке - тем более. Мы понимаем, что такое бизнес, и чем он болеет. Это ведь часто встречающаяся проблема - бизнес говорит, что его притесняют, а власть - что она недостаточно контролирует бизнес. Так вот задача как раз в том и состоит, чтобы найти эту "золотую середину". Конечно, чем больше свободы – тем проще бизнесу, но ведь и ответственность у бизнеса должна быть: перед обществом, перед людьми. Мы в последние годы здесь немало сделали - в плане поддержки малого и среднего предпринимательства, сейчас на Камчатке 19 тысяч субъектов МСП. И важно, что все предприниматели любят Камчатку, с уважением к ней относятся, и делают здесь очень многое. А к проблемам относятся с пониманием, помогая нам их решать.