Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Владимир Печеный: «Итоги нужно оценивать не по числу подписанных соглашений»

Губернатор Магаданской области Владимир Печеный о значении для региона III Восточного экономического форума

Третий ВЭФ превзошел все ожидания и по числу участников, и по количеству подписанных соглашений. Магаданская область представила целый ряд инвестиционных проектов в сфере добычи полезных ископаемых, сельского хозяйства, туризма, развития транспортной инфраструктуры. А экспозиция Колымы, где гости форума могли взять в руки золотые самородки или выделать шкуру оленя в корякской юрте, произвела настоящий фурор. Губернатор Магаданской области Владимир Печеный рассказал EastRussia, почему он не считает, что на ВЭФ региону удалось успешно решить все поставленные задачи.

Владимир Печеный: «Итоги нужно оценивать не по числу подписанных соглашений»
Фото: ТАСС / Фотобанк ВЭФ
– Владимир Петрович, все, можно выдохнуть, форум закончился. Как вы оцениваете его итоги?
– После форума обычно все спрашивают: «А сколько договоров с инвесторами вы пописали»? Но я не считаю, что результативность подобных мероприятий нужно оценивать по количеству подписанных соглашений и объему привлеченных инвестиций. Любой форум – это лишь повод подвести промежуточные итоги работы, проведенной до его начала. А главный итог нашей работы – это огромный объем инвестиций, который системно, из года в год, приходит в Магаданскую область. Ежегодно только частные инвесторы вкладывают в реализацию проектов на территории нашего региона более 80 млрд рублей. И это лишь часть от общего объема вложений. Эти цифры максимально наглядно демонстрируют: нам действительно удалось повысить инвестиционную привлекательность Магаданской области, создать для инвесторов по-настоящему благоприятные условия.

А соглашения, которые мы подписали на форуме… Мне трудно сказать, какие из них наиболее значимы. Сложно выделить из общего ряда какое-то одно. Некоторые соглашении имеют для нас, можно сказать, абсолютно прикладной характер, поскольку направлены на поддержку инноваций, обеспечение доступа к алгоритмам инновационных технологических процессов. Они помогут нашим предпринимателям двигаться дальше, развиваться.

Мне проще назвать вопросы, которые мы не сумели решить на форуме в полной мере. Например, одна из больных тем для малого и среднего бизнеса в нашем регионе – ограниченный доступ к финансовым ресурсам из-за всевозможных рамок и критериев.

– Поможет ли снять эти ограничения подписание соглашения о более тесном сотрудничестве с Банком малого и среднего предпринимательства — МСП Банком?
– Это соглашение нельзя назвать решением вопроса. Это скорее попытка продвинуться в нужном направлении. Ведь сейчас наши предприниматели не имеют доступа к ресурсам МСП Банка, поскольку у этой корпорации установлена слишком высокая планка по объемам кредита. И когда бизнесмен приходит, допустим, за кредитом в 2 млн рублей, он не может его получить, поскольку нижняя планка выше. На форуме мы обсуждали возможные пути решения этой проблемы. Представители малого и среднего бизнеса сейчас сталкиваются также с трудностями в подготовке документов, необходимых для получения кредитов. Мы говорили с представителями МСП Банка о сотрудничестве и по этому вопросу. Обсуждали также работу с залоговым фондом, который у нас есть. Кроме того, надеюсь, что в Магаданской области, в нашем МФЦ, теперь появится «удаленное окно» МСП Банка. Этот момент тоже прорабатывался.

– Вы сказали, что вам сложно выделить из общего ряда какое-то одно из подписанных на форуме соглашений. Возможно, стоило назвать соглашение о строительстве в Магаданской области завода по производству сжиженного водорода?
– Действительно, это магистральный, инновационный и очень интересный проект. Хотя бы уже потому, что речь идет о топливе будущего. В Японии уже выпускают автомобили, работающие на водороде, и их количество со временем будет только расти. Аналогичные планы озвучивают автомобильные концерны Германии. Все понимают: нефть когда-нибудь закончится, и ищут альтернативные варианты. Сейчас водородное топливо – наиболее перспективное направление. Не удивительно, что японская корпорация «Кавасаки» была заинтересована в подписании соглашения о строительстве завода по его производству в нашем регионе. Японская сторона оценила преимущества, которые дает наличие доступной электроэнергии. Ведь что необходимо для производства сжиженного водорода – вода и электричество. Поэтому еще одним участником проекта стала наша отечественная компания «РусГидро». Сегодня у этой компании есть свободные энергетические мощности, пока не востребованные крупными потребителями.

Магаданская область ранее уже сформулировала свои условия, на которых готова к реализации этого проекта на нашей территории. Мы заинтересованы в формате совместного предприятия, в котором будет принимать участие не только иностранный, но и российский бизнес. Предварительные договоренности учтены в соглашении по проработке технико-экономического обоснования и дальнейшему продвижению этого проекта. Оно подписано на ВЭФ. Это соглашение – не только новый виток работы над проектом водородного завода, но и колоссальное достижение. Я считаю, что этот проект полностью изменит структуру экономики Магаданской области. В том числе и потому, что ради его реализации практически в два раза снизились тарифы на электроэнергию – это, безусловно, стимулирует энергопотребление.

– Означает ли сказанное, что теперь шанс на новую жизнь получат проекты, которые были отложены по причине дороговизны энергоресурсов?
– Да, и таких проектов предостаточно. Многие уже торопятся использовать перспективы, которые открывает перед ними удешевление электроэнергии. Например, только за последние несколько дней ряд крупных российских компаний – таких как «Сусуманзолото» или «Полиметалл» – приобрели лицензии на разработку новых месторождений в нашем регионе. Один из недропользователей сказал мне так: «Вот, мы сегодня купили лицензию, а уже в следующем году на этом месторождении уже будет стоять фабрика».

– А иностранные инвесторы заинтересованы в реализации проектов на Колыме?
– Конечно. Один из примеров прямых иностранных инвестиций в регион – завод, который компания «Komatsu» построила в Магадане. Это сервисное предприятие, занимается восстановлением двигателей машин, которые производятся в Японии, – самосвалов, погрузчиков и т.д. Завод работает с покупателями японской техники не только из Магаданской области, но и из соседних регионов. А сегодня предприятие поднялось на новую ступень, предложив сервис высочайшего уровня – по восстановлению отработавших частей автотехники. Ведь если двигатель большого самосвала отработал свой срок, покупка нового обойдется примерно в 20 тысяч долларов. А восстановить амортизированный двигатель до состояния нового в разы дешевле – это будет стоить 4-5 тысяч долларов. Сэкономив на покупке нового двигателя, компания снижает издержки и получает возможность приобрести новую технику. Причем даже времени, которое займет ремонт, потребители не теряют: на заводе создан обменный фонд. А само предприятие – ультрасовременное, всё компьютеризировано, все сотрудники в белых халатах… Молодцы, одно слово.

– Создание высокотехнологичных сервисных производств может стать новым вектором развития региона?
– Пока базовое для нас направление – это развитие крупных предприятий, работающих на рудных месторождениях. Добыча россыпного золота по-прежнему занимает серьезное место в структуре экономики региона, но постепенно соотношение будет меняться в сторону добычи рудного золота. И как раз с этим вектором мы связываем перспективы появления крупных энергопотребляющих производств, золотоизвлекательных фабрик, использующих современные технологии. Снижение тарифов на электроэнергию делает эти перспективы еще более реальными.

– На Чукотке добывают уголь австралийцы. А уголь Омсукчанского бассейна интересен иностранным компаниям?
– Индийцы проявляют интерес к покупке угля, но они не готовы вкладывать в производство, им нужен готовый продукт. Поэтому необходимо искать инвесторов, которые займутся разработкой угольных месторождений на этой территории. А чтобы пришли инвесторы, нужны вложения в транспортную инфраструктуру. Вкладывать нужно и в доразведку. Прогнозные запасы у этого месторождения огромные, но на баланс пока поставлено очень мало. Все эти вопросы решаемы, но на это потребуется время. Один из путей – создание ТОР, которая позволит в перспективе сформировать здесь угольный кластер.

А как вы оцениваете соглашение, подписанное на форуме с «Почта Банком»?
– Это соглашение для нас не менее важно, поскольку «Почта Банк» – уполномоченный банк по кредитованию получателей «дальневосточного гектара». До недавнего времени эта услуга была недоступна для жителей региона, хотя и была анонсирована. Теперь ситуация изменится. Это особенно важно, поскольку в Магаданской области эта программа реализуется наиболее эффективно. По сравнению с другими регионами, у нас самый высокий процент по соотношению поданных заявок и оформленных договоров – он близок к 100%.

Большинство заявок поступает от местных жителей. Многие из них уже имели земельные участки, и сейчас воспользовались ситуацией, чтобы оформить их официально. Но есть и те, кто впервые решил получить землю и начать свой бизнес. Вот лишь один пример, доказывающий, что программа реально работает: семья из пяти человек взяла пять гектаров в заброшенном поселке, где когда-то было сельхозпроизводство. Всего за полтора месяца они построили новый коровник, сейчас строят второй. Все заработанные деньги вкладывают в развитие. И, конечно же, мы будем им помогать – ведь такие хозяйства работают для нашего внутреннего потребления, мы не экспортируем мясо и молоко за пределы региона.

– Но разве в зоне вечной мерзлоты сельское хозяйство может быть рентабельным?
– Может. Конечно, у нас для этого не самые благоприятные условия. Но я живу в Магаданской области практически всю сознательную жизнь, и убедился: региону вполне по силам самостоятельно обеспечить себя сельскохозяйственной продукцией. В свое время мы почти не ввозили картофель, да и сейчас сами закрываем потребность в нем процентов на 70-80. Такая же ситуация с капустой, свеклой, морковью. Появляются новые поля, находятся желающие заниматься выращиванием овощей.

Мы почти полностью восстановили советские объемы производства яиц, закрываем 70% потребности, да еще и на Чукотку продукцию поставляем. Построили собственный инкубатор, и теперь нам не приходится привозить суточных цыплят, как раньше. Восстановили выращивание бройлеров. Пока медленно продвигается проект по строительству свиноводческого комплекса на 12 тысяч голов – решаются вопросы с кредитованием, поиском инвесторов. Но и этот проект со временем будет реализован.

Конечно, чтобы сельское хозяйство развивалось, его нужно поддерживать. Мы это понимаем, и вкладываем деньги в развитие. Ведь спрос на продукты местного производства очень высок. Так, к нам привозят яйца из Новосибирска. Но охотнее покупают наши, с Дукчинской птицефабрики – ведь точно известно, что они свежие.

– Проектами в сфере сельского хозяйства занимается исключительно местный бизнес? Или интерес к работе в регионе проявляют и федеральные игроки?
– Им это не интересно. Ведь все, что производится в нашем регионе, нельзя вывезти за его пределы – стоимость транспортировки слишком высока, цена сразу станет неконкурентной. Поэтому вся местная сельхозпродукция рассчитана исключительно на внутреннее потребление. Рынок ограничен, население небольшое. Что создает свои сложности – нашим производителям приходится конкурировать с привозными товарами. Но здесь должно помочь выравнивание тарифов на электроэнергию.

– А есть перспективы роста населения в регионе?
– У нас есть прогноз увеличения численности населения по мере появления новых рабочих мест. Вообще, в сфере трудовых ресурсов сегодня есть два больных вопроса. Первый – как заместить возрастное население на работоспособное. У нас на пенсию выходят на пять лет раньше, поэтому процент работающих пенсионеров довольно высок. А тем, кто не готов продолжать трудиться, нужно дать возможность уехать. И этот процесс должен происходить при поддержке государства.

Второй вопрос – внутрирегиональная миграция. Чтобы сдержать отток жителей, необходимо дать работоспособному населению возможность переехать в более благоприятные для жизни места внутри региона. Например, в Магадан, где есть вся необходимая для комфорта инфраструктура, или поселки по соседству со столицей области. Здесь и климат мягче, и рабочих мест хватает. Вакансий даже больше, чем способен закрыть наш внутренний рынок трудовых ресурсов. Именно поэтому мы и рассчитываем, что численность населения постепенно будет расти. Уже сейчас резко, в 5-6 раз сократилась динамика оттока. Если за первое полугодие прошлого года регион покинуло почти 300 человек, то в этом году за тот же период – всего 30.

– На форуме Магаданская область представила два проекта в сфере туризма – создание рекреационного комплекса на базе санатория «Талая» и строительство всесезонного спортивно-туристического комплекса «Солнечный. Магадан». Что еще намерен сделать регион для развития туризма?
– Прежде всего, реализовывать проекты, связанные с повышением транспортной доступности. На форуме мы уже представили проект строительства нового пассажирского терминала аэропорта «Сокол», сейчас идет поиск инвесторов для его реализации. Мы намерены модернизировать всю аэропортовую инфраструктуру, в том числе и два аэропорта для малой авиации. Современные воздушные гавани понадобятся региону, чтобы мы смогли предложить туристам новые интересные продукты. Так, сейчас мы совместно с Камчаткой занимаемся подготовкой пакетных предложений по маршруту «Магадан – Петропавловск-Камчатский». Он позволит привлечь на Колыму внешних туристов, которых сегодня больше интересует Камчатка. Да и гостям из центральной части России будет интересно провести, к примеру, пять дней на Камчатке, а пять – в Магадане, и уже из нашего аэропорта вернуться в Москву. Туристический потенциал Колымы огромен, и мы сделаем все необходимое, чтобы его реализовать.