Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Военная тайна Фуругельма

Пушки музейной ценности и секретная теплоопределительная станция — что еще скрывает самый южный остров России?

Сегодня остров Фуругельма в заливе Петра Великого — территория заповедная. Постоянного населения нет. В тихую погоду небольшой по размеру клочок суши с обрывистыми скалистыми берегами можно обойти на лодке всего за полдня. Главная достопримечательность — огромные птичьи базары. Одна только колония чернохвостых чаек насчитывает здесь более 50 тысяч особей. Но когда-то громче всех здесь говорили не чайки, а пушки. На Фугурельме дислоцировалась ставшая легендой батарея №250.

Военная тайна Фуругельма
Фото: dvmarin.ru
«ГИБРИДНЫЕ» ПУШКИ ПО СПЕЦЗАКАЗУ
После Хасанских событий 1938 года стало ясно: необходим безопасный морской путь из Владивостока до залива Посьета — только так можно обеспечить оперативное снабжение сосредоточенных там воинских частей. Было решено, что прикрывать корабли с грузом будут береговые батареи. И уже осенью 1938 года во Владивостоке состоялось совещание, в котором приняли участие командующие Тихоокеанским флотом и Краснознаменным Дальневосточным фронтом. Были выбраны точки для пяти батарей. Одну из них, получившую номер 250, установили на острове Фуругельма, расположенном буквально по соседству с озером Хасан и рекой Туманная.

Перед самым началом Великой Отечественной войны, в 1939-1940 годах, на остров завезли четыре 130-миллиметровые артиллерийские пушки Б-13-2с. Орудия серии Б-13 с начала 30-х годов прошлого века начали выпускать на заводе «Большевик» в Ленинграде (бывшем Обуховском сталелитейном заводе Морского ведомства). Корабельные испытания показали: опытные образцы работают со сбоями, особенно много нареканий было к досылателю. Недоработки постарались устранить, и с 1939 года на предприятии начали выпускать артиллерийские установки второй серии Б-13-2с, где были усовершенствованы досылатель, тормоз отката, механизмы вертикального наведения и т.д. Первые экземпляры новой серии выпускались с коробчатым щитом, а со второго полугодия 1939 года форму щита изменили на обтекаемую.

Пушки второй серии тоже не были идеальными, но времени на модернизацию не было. Необходимо было срочно создавать линию береговой обороны на Дальнем Востоке. Поэтому не исключено, что на батарею №250 на острове Фугурельма поступили самые первые, возможно даже опытные образцы этих орудий, еще с коробчатыми щитами. А по мнению одного из ведущих специалистов по отечественной артиллерии Александра Широкорада, на острове установили даже не опытные образцы, а уникальные «гибридные» установки, изготовленные во время перехода от первой серии ко второй. Широкорад считает, что их стволы-моноблоки образца 1938 года относятся к первой серии, а станки — ко второй.

Четыре пушки батареи №250 Хасанского сектора береговой обороны установили на ровной террасе на южной оконечности острова. Для управления огнем орудий прямо над батареей, метрах в пятидесяти выше по склону, построили врытый в землю бетонный командно-наблюдательный пункт с узкими смотровыми щелями. С сопок Фуругельма хорошо просматривается не только российский берег, но и корейское побережье, и даже горы Китая. Поэтому пушки «держали» зону радиусом 30 километров по всему периметру — от мыса Гамова и залива Посьета до Хасана.

Все четыре пушки батареи №250 неплохо сохранились до наших дней. И сегодня они имеют особую историческую ценность: ведь после войны практически все аналогичные орудия были демонтированы и с кораблей, и с береговых батарей. В 1945 году было налажено производство пушек Б-13 третьей серии, и артиллерийские установки второй серии повсеместно заменяли на новые. А значит, орудиям Фуругельма сегодня место не на далеком острове, а в музее истории отечественной военной техники.

В 1940 году на острове была установлена еще одна батарея — №283, с четырьмя орудиями калибра 45 мм. Общая численность гарнизона на острове увеличилась до 600 человек. Для командного состава был построен двухэтажный каменный дом. На первом этаже работали матросская кухня и столовая, на втором расположись библиотека, продовольственный склад и санчасть. Там же, на втором этаже, жили офицеры вместе с семьями. Дом охранялся круглосуточно, вахту нес часовой с боевыми патронами. Стены обветшавшего строения сохранились на острове до наших дней.


ТПС ПРОТИВ ЯПОНСКИХ ДИВЕРСАНТОВ
Помимо установки артиллерийских орудий, необходимо было решить еще одну задачу — надежно защитить их от высадки вражеского десанта, что было особенно актуально в свете печального опыта прошлых лет. Валентина Беляева, жена Федора Беляева, командовавшего батареей №250 с 1952 по 1956 год, рассказала, что до появления батареи на острове был расположен пункт СНиС — службы наблюдения и связи Тихоокеанского флота.

В 1938 году к берегам Фуругельма подплыла японская подводная лодка. Обнаружить ее тогда не было никакой технической возможности. Высадившиеся диверсанты первым убили радиста, работавшего в отдельном строении, метрах в 20 от основного здания. Он успел передать сообщение о нападении в штаб, но отреагировать на сигнал тревоги не успели. 27 краснофлотцев — весь гарнизон острова — погибли.

Поэтому к строительству противодесантных укреплений на Фуругельма привлекли лучших военных инженеров Тихоокеанского флота. Там, где мог высадиться вражеский десант, пологий берег защищали пулеметные ДОТы из бетона. А чтобы диверсанты не смогли атаковать батарею под покровом ночи, на склоне под нею был построен блиндаж, где установили огромный прожектор диаметром полтора метра. Остатки этого прожектора с маркировкой «Прожекторный завод им. Л. М. Кагановича» можно увидеть и сегодня. На острове Фуругельма использовали также самую передовую по тем временам технологию: здесь был установлен так называемый «теплообнаружитель» — строго засекреченная теплопеленгаторная станция (ТПС). Для нее на северной оконечности острова была построена ротонда — цилиндрический каземат из бетона. С помощью ТПС приближающийся корабль противника даже в густом тумане можно было обнаружить на расстоянии в несколько десятков километров.

В боеспособном состоянии все укрепления поддерживали несколько десятилетий — до начала 60-х годов прошлого века. Поэтому они так хорошо сохранились и сегодня по праву могут считаться памятником советского искусства фортификации.

Но внимание редких туристов больше привлекает другой памятник – красноармейцу Николаю Семеновичу Единцову. На самой высокой точке острова установлен обелиск с красной звездой на вершине. На бетонной пирамиде указаны годы жизни юного бойца – 1917-1939. Сегодня уже никто не помнит ни историю этого ровесника Октябрьской революции, ни обстоятельств его смерти. Остается лишь предположить, что красноармеец погиб при строительстве батареи — ведь до августа 1945 года в боевых действиях она не участвовала.

БАРАНЬЯ НОГА 16-ЛЕТНЕЙ ВЫДЕРЖКИ
В последний год ВОВ батарея №250, единственная из всех батарей Владивостокского морского оборонительного района, приняла участие в боевом сражении. Дальность ее береговых орудий достигала 25 км, что позволило оказать артиллерийскую поддержку сухопутным частям Красной армии, наступавшим на японские войска. Батарея вела обстрел пограничных позиций Квантунской армии на территории современной Северной Кореи, на правом берегу реки Туманная.

Это единственный раз, когда пушкам Фуругельма довелось дать залп по врагу, хотя батарея №250 оставалась в боеспособном состоянии и в 50-х годах прошлого века, когда шла Корейская война. Постоянный гарнизон оставался на острове вплоть до начала 60-х годов. И даже в мирные времена жизнь здесь была суровой. Валентина Беляева описывает быт офицерской семьи так: «Сложнее всего было с питанием для детей. В продовольственном пайке получали: консервы мясные и рыбные, сушеные овощи – картошка, морковь, лук, свекла, борщ из квашеной капусты в банках, томат-паста 200 гр. – не брали, не ели, чай – пачка 50 гр., один кусок хозяйственного мыла, два кусочка туалетного, крупы. По весне и осени, два раза в году, когда приходил эсминец, привозили свежее мясо (на один день, хранить-то негде). Свежее оно было только на бумаге: в один из таких дней матрос принес с пайком мне баранью ногу, на ней было фиолетовое клеймо – 1937 год. Это в 1953-м!» Хлеб на острове приходилось печь самостоятельно, а для маленьких детей держали корову — только так можно было получить свежее молоко.

Проблем гарнизону добавляли и периодические цунами, хотя в те годы на острове даже слова такого не знали. По словам Валентины Беляевой, в середине 50-х огромная волна смыла 12 пушечных снарядов и весь только что завезенный для отопления зимой уголь — 180 тонн.

263.jpg
Фото: Александр Холянов.

В начале 60-х батарею №250 решено было законсервировать, личный состав вывезли на материк. Артиллерийские орудия привели в небоеспособное состояние, а стволы смазали солидолом и забили деревянными чопами. Охранять пушки оставили двух матросов — они жили на острове как робинзоны, практически полностью на подножном корму. Лишь изредка на остров приходил катер с продовольствием и почтой для бойцов.

В 1978 году военный гарнизон артиллерийской части был окончательно расформирован, остров Фуругельма передали Дальневосточному государственному морскому заповеднику. Он стал закрытой зоной, попасть в которую можно было только по пропускам. Заповедный статус спас фортификационные сооружения с тоннами дорогого цветного металла — их не растащили на лом в девяностых. И сегодня Фуругельма — настоящий музей военной истории под открытым небом, который теперь могут посещать туристы.
Что на Дальнем Востоке произошло за неделю и кому это выгодно?
Эксклюзивная аналитика от EastRussia – каждый вторник в вашем почтовом ящике