Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Вопросов больше, чем ответов

ЕАЭС и Вьетнам подписали соглашение о создании зоны свободной торговли

29 мая 2015 года страны-члены ЕАЭС и Вьетнам подписали соглашение о создании первой зоны свободной торговли (ЗСТ) в истории существования Евразийского союза. Несмотря на значимость данного события, с точки зрения технической составляющей документа, создающего ЗСТ, осталось еще много вопросов для дальнейшей проработки, а время на реализацию поставленных задач и достижение необходимых количественных показателей торговли составляет порядка 10-15 лет. В чем особенность данного документа? Как выглядят его составляющие? Ситуацию комментирует Владимир Мазырин, д.э.н., руководитель Центра изучения Вьетнама и АСЕАН ИДВ РАН, эксперт РСМД.

Вопросов больше, чем ответов
– Почему для Вьетнама заключение зоны свободной торговли с ЕАЭС представляется интересным?
– Главным лозунгом внешнеэкономической политики Вьетнама стала международная интеграция. В соответствии с этой стратегией Вьетнам стремится участвовать во всех форматах свободной торговли, которые только ему доступны. В этом отношении Вьетнам уже имеет огромный опыт. У него несколько десятков подобных соглашений о свободной торговле, последнее было заключено с Южной Кореей накануне создания ЗСТ с ЕАЭС. В этом отношении для России подобный опыт очень полезен и интересен.
Здесь есть определенные противоречия. Например, участие Вьетнама в зоне свободной торговли с ЕС и с Евразийским экономическим союзом одновременно может быть затруднительным, потому что технические барьеры разнятся, и подстраивать свою продукцию и сертификаты под два пакета требований крайне сложно. Безусловно, Вьетнам стремится получить преференциальный выход на новый широкий рынок, а это не только Россия, но и страны-члены Евразийского союза – около 180 миллионов человек. Причем если с Россией на фоне остальных членов союза объем торговли достаточно весомый (хотя он в десять раз уступает товарообороту с США), то с остальными странами-членами союза товарооборот крайне мал.
Вьетнам получил дополнительные выгоды и стимулы для торговли с рядом стран-членов ЕАЭС, которые не входят в ВТО, так как на их рынках вьетнамские товары облагались более высокими пошлинами, чем те, что определены преференциальными ставками ВТО. ЗСТ – это формат ВТО+, то есть здесь входные барьеры еще ниже, чем в ВТО. Поэтому добавляя к России подобных партнеров на общем рынке, Вьетнам получает двойную выгоду. То же можно сказать о движении товаров в обратную сторону. В этом смысле у таких стран, как Казахстан, есть дополнительный интерес получить беспошлинный или льготный выход на вьетнамский рынок.

– Как будет проходить взаимное открытие рынков?

– В целом, открытие рынков произошло: начался переход к свободной торговле товарами. Подписывая соглашение, стороны уже определились с графиком либерализации и с охватом товарных позиций. Существует формальный рубеж – стороны должны ратифицировать соглашение, и через 60 дней после этого оно вступит в силу. Во Вьетнаме началась летняя сессия Национального собрания, и ратификация может произойти достаточно скоро, в течение ближайшей пары месяцев. Что касается стран-членов Евразийского союза, то здесь ситуация менее ясная, но причин затягивать ратификацию при заинтересованности в создании ЗСТ я не вижу.
Быстрота либерализации обусловлена принципом, который работает во многих ЗСТ и, в частности, в упомянутом соглашении Вьетнама с Южной Кореей. Предоставляется время на согласование обоюдных требований по сертификации и качеству отдельных товаров, временных исключений по позициям, которые признаются чувствительными, чтобы снять их в через определенный согласованный срок – от 10 до 15 лет.

– Какие вопросы остались нерешенными в ходе переговоров по данному соглашению?
– Из имеющегося мирового опыта и заявлений, сделанных российскими уполномоченными органами и Евразийской экономической комиссией, следовало, что создаваемая ЗСТ – это новый формат соглашений, который носит комплексный характер. Он предусматривает не только торговлю товарами, но и услугами, взаимные инвестиции, передвижение рабочей силы, обмен технологиями и информацией. Изначально предполагалось, что отношения участников именно в этих формах и будут кодифицированы. Однако подписанный документ согласовывает исключительно торговлю товарами. Как объясняют эксперты – участники переговоров, не хватило времени согласовать остальные формы взаимодействия из-за недавнего вступления двух новых членов – Армении и Киргизии – в ЕАЭС.
Россия и Вьетнам отдельно к этому соглашению подписали протоколы об условиях либерализации торговли услугами и инвестициях, опять оставив за рамками обмен рабочей силой. Вопрос допуска вьетнамской рабочей силы на российский рынок очень чувствительный, для его решения, по сути, требуется изменить всю миграционную политику РФ, что маловероятно. Важно, что соглашение о ЗСТ предусмотрело возможность присоединения остальных стран-членов союза к этому протоколу позднее. Пока соглашение носит ограниченный характер, но оно будет дополняться и дорабатываться в будущем.

– Какие товары оказались в списке исключений? Какие товары окажутся на российском рынке? Есть ли спрос на эти товары?
– Номенклатура товаров, экспортируемых СРВ в РФ, вряд ли заметно изменится, должны вырасти объемы, но не по всем позициям. Из 100% всей товарной номенклатуры, не только российской, но и других стран-членов союза, 12% попали в список изъятий, соответственно на 88% пошлина обнуляется или снижается резко. Сейчас средневзвешенный тариф (таможенная пошлина) на вьетнамские товары – примерно 10%, а в 2025 году будет 1%. Заложен приличный срок, в течение которого барьеры будут снижены.
Также применен принцип квотирования. Помимо чувствительных товаров, на которые не снижается пошлина, есть освобожденные от налогообложения товары, которые можно ввозить только в ограниченных количествах. Это очень интересный прием, позволяющий, с одной стороны, давать преференции, а с другой стороны, защищать отрасли национального производства. В данном случае оговорены беспошлинные поставки вьетнамского риса в размере 10 тыс. тонн ежегодно – это всего лишь одна судовая партия. Любое превышение заданного объема будет облагаться обычной пошлиной. На российском рынке такой объем импорта не может изменить ситуацию, но стимулирует закупки основной вьетнамской продукции.
В список таких чувствительных исключений попал целый ряд товаров, в том числе предметы верхней одежды, кофе и чай, которые имеют высокий спрос на российском рынке. В СРВ также предусмотрены отсрочки снижения таможенных пошлин на импорт ряда товаров стран-членов ЕАЭС. Например, Россия очень добивалась снижения пошлин на машинокомплекты, поскольку во время визита премьера Д. Медведева в апреле 2015 года в Ханой было согласовано развертывание сборочного производства во Вьетнаме ряда российских автомобилей. Однако нулевую пошлину мы получим на эти комплекты только через 10 лет. Нынешняя пошлина составляет более 70%, т.е. она фактически запретительная.

– Изменится ли структура двусторонней российско-вьетнамской торговли с заключением ЗСТ?

– Прежде чем отвечать на этот вопрос, надо сделать очень важную ремарку. Сложившиеся представления о структуре взаимных поставок устарели. Структура торговли уже сильно изменилась в неблагоприятную для России сторону. Россия перестала поставлять во Вьетнам машины и оборудование в тех объемах и пропорциях, которые были раньше, и почти целиком перешла на сырье и продукцию первого промышленного передела. Вьетнам же вместо преимущественно сельскохозяйственного сырья и морепродуктов стал поставлять России уже высокотехнологичные товары: две трети нашего импорта из СРВ сегодня составляет микроэлектроника.
Я надеюсь, что снижение барьеров на российские промышленные товары поможет им успешнее продаваться на вьетнамском рынке, где их конкурентами являются японские, южнокорейские и китайские предприятия, которые этот рынок уже захватили.

– Какие российские и вьетнамские отрасли могут оказаться под ударом, если такое возможно, и станут ли правительства двух стран им помогать?
– Я полагаю, что такой сценарий маловероятен, потому что необходимые меры приняты, чтобы стороны защитили свои национальные интересы. Российские эксперты высказывали опасения, что если экспорт вьетнамского риса или одежды станет полностью свободным, то соответствующие производства в РФ, например, риса в Краснодарском крае, станут нерентабельными. Поэтому и были приняты разумные отграничения.
Вьетнам, в свою очередь, тоже включил в списки чувствительных товаров такие позиции, например, стальной прокат. Десять лет назад Вьетнам закупал его у России огромными партиями. С тех пор импортозамещение зашло настолько далеко по этой товарной категории, что Вьетнам из чистого импортера стальной продукции превратился уже в экспортера и продает свыше 1,5 млн т стали на внешние рынки.