Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Восточный вектор

Развитие Сибири и Дальнего Востока стало главной темой обсуждения на Красноярском экономическом форуме

Восточный вектор

На самом масштабном за свою историю Красноярском экономическом форуме-2014 (более 5000 участников из 33 стран и 71 российского региона) приоритетными для обсуждения были названы 4 темы: предпринимательская активность и новые отрасли; повышение эффективности социальной сферы; совершенствование государственного управления; формирование восточного вектора развития страны — то есть развитие Сибири и Дальнего Востока. Однако именно последняя тема стала связующим звеном между остальными и, по сути, задала тон обсуждениям на форуме.

Президент РФ, назвавший развитие Сибири и Дальнего Востока национальным приоритетом России на весь XXI век, одновременно обозначил принципы, по которым должны формироваться и работать территории опережающего развития. Прогрессивная инвестиционная политика, гибкий и лояльный подход к бизнесу, создание эффективной инфраструктуры… Но работают ли сегодня эти механизмы – и не только для восточных регионов, но и в масштабах всей страны?

Бывший министр финансов РФ Алексей Кудрин – участник КЭФ-2014 – уверен, что российская экономика сейчас переживает стагнацию, а потому о действенности этих рычагов говорить рано. «Как экономист добавлю, что сегодня наша экономика уперлась в слабые институты и неразвитость политической системы. Это стало нашими реальными ограничениями. У нас сейчас переменная ситуация: и движение вперед, и стояние или шаг назад. Это и характеризует обратную связь власти и общества, которая сегодня имеется». А чуть раньше, на одной из дискуссий КЭФ, основным ресурсом для эффективной государственной политики он назвал «повышение качества госуправления и жесточайшую ответственность за выполнение принятых решений», и прежде всего – госпрограмм.

По сути, именно развитие восточных территорий должно переломить застойные тенденции и стать катализатором для развития российской экономики в целом – эта мысль красной нитью проходила практически через все мероприятия форума.

Так, на пленарной дискуссии «Территории опережающего развития – восточный экспресс» министр регионального развития России Игорь Слюняев «драйверами роста» для ТОР и всей российской экономики назвал в инвестиции и отказ от избыточного регулирования предпринимательства, соединение инвестиционных возможностей бизнеса и государства на основе частно-государственного партнерства. «При оценке проектов, в которые вкладываются масштабные бюджетные инвестиции, главный критерий — это их эффективность», - сказал он.

В этом смысле для российского Дальнего Востока примером могли бы послужить ближайшие соседи – страны Азиатско-Тихоокеанского региона, показавшие колоссальный рост при изначальной нехватке ресурсов. В их случае сработал именно такой подход: главным субъектом экономического развития становится инвестор, и уже на него ориентируется государственное регулирование. Именно это, по словам министра по развитию Дальнего Востока Александра Галушки, и есть путь к созданию компаний и целых отраслей, конкурентоспособных в мировом масштабе.

Стоило бы обратить внимание и на опыт наших восточных соседей, связанный с созданием индустриальных парков. В России в 2013 году действовало всего 36 технопарков, и доля их производства составляла 0,5% от объема обрабатывающей промышленности. Для сравнения: в Китае таких парков — более 400. Они обеспечивают 60% экспорта, 46% иностранных инвестиций, 22% валового продукта страны. «Промышленные парки - это классический пример концентрации ресурсов, которая ведет за собой и создание рабочих мест, и спрос на инжиниринг, и развитие инноваций», – отметил Глеб Никитин, первый заместитель министра промышленности и торговли РФ.

Сейчас идет работа над госпрограммой по поддержке российских технопарков (и прежде всего на территориях опережающего развития). Согласно ей до 2020 года на эти цели будет выделено 54 млрд рублей (из них почти 2 млрд – в 2014 году), а результатом станет создание 205 парков на 260 тыс. рабочих мест. Их выручка, как предполагается, к 2020 году составит более 1 трлн рублей, а налоговые платежи – 138 млрд рублей в год.

Создание индустриальных парков предполагает развитие современных, передовых производств. Но что таковыми считать? Традиционно здесь имеются в виду высокотехнологичные (в их числе и перерабатывающие) предприятия. Однако, по мнению губернатора Красноярского края Льва Кузнецова, если речь заходит о Сибири и Дальнем Востоке, «не нужно бояться сильной сырьевой составляющей». В наших регионах традиционно сильны нефте- и газодобыча, энергетика, металлургия, лесная отрасль, и под них уже «заточены» серьезные инвестпроекты. И чем больше таких «готовых» инвестиционных проектов будет в Сибири и на Дальнем Востоке, тем больше возможностей для индустриального прорыва окажется у этих регионов, уверен Кузнецов.

При всем том «дальневосточные» инвестиции сейчас составляют лишь 6% от российских. А это катастрофически мало. Результат – всё тот же: застой в экономике, отток населения, безработица… Выход эксперты видят в массированном привлечении в регионы именно частных инвестиций, в том числе и зарубежных.

«Наиболее богатые ресурсами страны зачастую активно развивались благодаря частной инициативе. Для развития Восточной Сибири необходимы многомиллиардные инвестиции. Нужно меньше запретов для строительства трубопроводов и месторождений. Сибирь должна быть более открыта, — отметил директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев. — Нам будет полезно сотрудничать со странами тихоокеанского бассейна, которые успешно внедряют свои новые технологии – такие, как Япония и Южная Корея, а также со странами с большим опытом освоения территорий, экономически схожих с Сибирью – таких, как США и Канада».

Что нужно для того, чтобы на Дальний Восток и в Сибирь пришли сильные инвесторы? Для начала – внятная налоговая политика в нашей стране. Ее оздоровление и повышение эффективности тоже стали предметом обсуждения на форуме. Пока ситуация далека от идеальной. Сейчас Россия в рейтинге эффективности налоговой практики в международном рейтинге Всемирного Банка Doing Business занимает 56-е место (2 года назад было 105-е). Результат, прямо скажем, не блестящий — отсюда и множество других проблем.

«Отток капитала, отсутствие инвестиций и модернизации, стареющие основные фонды – все это говорит о том, что налоговая политика не соответствует потребностям экономики. Мы призываем относиться к ней не как к системе, которая зафиксирована на ближайшую трехлетку, она должна своевременно реагировать на изменения и иметь тонкую настройку», — заявил на КЭФ замминистра экономического развития РФ Сергей Беляков.

Собственно, именно это — создание эффективной и стабильной налоговой системы, поддержка инвестиций, развитие человеческого капитала, повышение предпринимательской активности — и является сейчас приоритетом страны в налоговой сфере, отметил директор департамента налоговой и таможенно-тарифной политики министерства финансов РФ Илья Трунин. Еще одно направление работы Минфина обозначил в своем Послании президент РФ – это деофшоризация российской экономики. Здесь необходимо наладить получение информации от иностранных налоговых органов, а для этого – ратифицировать уже в 2014 году Конвенцию ОЭСР (OECD) о взаимной административной помощи по налоговым делам.

И еще один, по выражению экспертов, «драйвер» развития российской экономики – транспортная система восточных регионов. «Это продиктовано объективными факторами, — отметил на форуме министр транспорта РФ Максим Соколов. — Эти территории являются естественным транспортным мостом между Европой и странами Восточной Азии, которые уже длительное время являются локомотивом мировой экономики».

Особый интерес сейчас представляют рынки стран Азиатско-Тихоокеанского региона, отсюда и необходимость развития так называемого «Восточного полигона» — Байкало-Амурской и Транссибирской магистралей. Объем перевозок на Восточном регионе стабильно высокий, но в ближайшие годы, по словам министра, должен еще вырасти – и прежде всего благодаря проектам по добыче полезных ископаемых: к 2020 году только этот вид грузопотока составит ориентировочно 113 млн тонн. Речь идет о поставках, как с уже действующих месторождений, так и с ожидающих разработки. Основной прирост должны дать угольные месторождения – Эльгинское (Якутия), Элегестское (Тува); железнорудные - Кимкано-Сутарское (Еврейская автономная область), Таежное (Якутия); а также полиметаллические - Быстринское и Бугдаинское (Забайкалье). Кроме всего прочего, модернизация транспортной инфраструктуры на востоке страны создаст порядка 40 тыс. новых рабочих мест.

Однако речь идет, конечно, не только о железнодорожном транспорте. Его развитие должно сопровождаться и увеличением погрузочных мощностей морских портов. За последние 6 лет эти мощности удвоились, а сейчас идет строительство новых перегрузочных комплексов, которые добавят работы дальневосточным портам – например, на мысе Петровском (17 млн. тонн угля и 3 млн. тонн железорудного сырья в год) и в порту Ванино (до 24 млн. тонн угля в год).

Однако и тут, как оказалось, не без проблем. Железнодорожники, заявил на обсуждении первый вице-президент ОАО «РЖД» Александр Мишарин, готовы модернизировать восточные магистрали. Но будет ли спрос на возросшие грузоперевозки? Так, например, энергетики – основные потребители угля – сейчас не готовы обозначить свои потребности даже на ближайшую перспективу. И, в свою очередь, говорят о неопределенности заказа со стороны бизнеса: разного рода производственные проекты вроде бы и намечены, но вот сроки их воплощения (а иной раз и реалистичность замыслов) – под вопросом…

В общем, проблемы обозначены, предложения услышаны, рабочие материалы КЭФа (а за время его работы прошло 45 панельных дискуссий, круглых столов, открытых обсуждений) собраны. Методические рекомендации по созданию территорий опережающего развития правительство РФ должно подготовить уже к июню.