Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

"Времени на раскачку у нас просто нет"

Врио главы Якутии Айсен Николаев о целях развития республики на ближайшую перспективу

28 мая указом президента временно исполняющим обязанности главы Республики Саха (Якутия) был назначен мэр Якутска Айсен Николаев. За месяц с момента назначения господин Николаев успел выступить с несколькими интересными инициативами и пообещал оптимизировать систему управления в Якутии. East Russia поинтересовалось, чего ждать самому большому субъекту РФ в ближайшие годы при новой команде управленцев.

"ОТ НАС ЖДУТ ПРЕДЛОЖЕНИЙ, ДЛЯ КОТОРЫХ НУЖНА НОВАЯ УПРАВЛЕНЧЕСКАЯ КОМАНДА"


- В составе правительства Якутии с вашим приходом на должность врио главы республики начались большие изменения. С какой идеологией вы подходите к формированию команды?

- Формирование новой команды далеко не завершено - наверное, это случится лишь после сентябрьских выборов. Если все получится, как мы думаем, и выборы я выиграю, то правительство республики уйдет в отставку, после которой будет сформирован новый состав. Вместе с тем, многие у меня спрашивают: почему ты не ждешь сентября, уже сейчас делаешь болезненные для многих изменения, прощаешься со многими заслуженными людьми, меняешь структуру? Но времени на раскачку у нас просто-напросто нет, нет даже месяца в запасе. Ситуация очевидна: у нас явный бюджетный кризис, связанный с разбалансировкой республиканского бюджета в 2017-2018 годах. Есть очевидные проблемы с наводнением, начавшимся этой весной и не закончившимся до сих пор, - крупнейшим за последние десятилетия, - которые мы должны решить в кратчайшие сроки. 

- Это тактические задачи, их всегда было и будет много. А будет ли как-то меняться стратегия развития республики?

- Стратегические задачи, конечно же, тоже стоят. Но и их нужно решать в кратчайшие сроки. Например, необходимо привести государственные программы республики в соответствие с целями и задачами, которые поставил новый "майский указ" президента страны. Все государственные программы федерального уровня будут сверстаны исходя из задач указа уже к осени. Соответственно, от нас ждут передачи предложений, - а для их выработки нужны совершенно новые подходы, которые очень четко обозначил президент страны. Соответственно, для всего этого нужны новая команда, новые люди.  

- Интересно, откуда их призовете, везде ведь кадровый дефицит?

- "Новые" не в том смысле, что они с Луны прилетели. Кадровые резервы у нас есть. Кто-то, может быть, не на той позиции работал в правительстве республики. Кто-то был незаслуженно, в силу субъективных причин, не назначен или задвигался на "роли второго плана". И, конечно, то, что на должность председателя правительства Якутии назначается человек извне республики - Владимир Солодов, до этого работавший заместителем полномочного представителя президента в ДФО, - это тоже сейчас вызывает много вопросов, но это мое решение.

Я считаю, это поможет нам более активно взаимодействовать в рамках общего ускоренного развития Дальнего Востока с нашими федеральными коллегами, участвовать в федеральных программах, активнее проводить реформы. Для этого нужен человек очень высокого уровня управленческих компетенций. Владимир Солодов три года занимал должность заместителя полпреда. Он прекрасно знает социально-экономическую ситуацию во всех субъектах Дальнего Востока, понимает, как это все дальше должно работать, ориентируется в подходах федеральных министерств. Такой человек нам нужен, и я уверен, что здесь он полностью раскроет свой талант. Мы с ним знакомы довольно давно, с 2012 года, часто общались, и это было не спонтанное решение. 

- У вас получится каждому члену команды определить конкретный, как это модно сейчас говорить, KPI?

- Я уверен, что да. Мы уже и с вновь назначенными зампредами правительства это проговаривали, и с Владимиром Солодовым обсуждали неоднократно. Подход таким и будет - у каждого министра, каждого зампреда будут показатели эффективности. Другое дело, что они и раньше были определены для каждого чиновника в правительстве, но я видел эти таблицы - это была подгонка целей под общее количество проведенных совещаний, мероприятий и так далее. 

- Это общая чиновничья "болезнь", вы же понимаете. 

- Конечно, это видно: документооборот в правительстве Якутии за последние годы вырос в разы, но часто за счет того, что одна бумага ходит по кругу между министерствами. Такого у нас не будет. 

"15 МЛРД РУБЛЕЙ НЕУЧТЕННЫХ РАСХОДОВ МЫ ВОЗМЕСТИМ ИЗ ТРЕХ ИСТОЧНИКОВ"


- Вы говорили о том, что нужно преодолевать разбалансированность бюджета республики. Отчего она случилась? 

- Дефицит, образовавшийся в бюджетах многих субъектов РФ, связан с тем, что за последние годы серьезно повысилась зарплата бюджетникам - в рамках исполнения требований "майских указов". Это требует больших средств: в прошлом году на зарплату у нас ушло примерно 70 млрд руб., в этом уйдет 82 млрд руб. Увеличить выплаты на 12 млрд руб. в условиях, когда экономика не сильно-то растет - это не так-то просто.

Но с задачей выплат бюджетникам мы справляемся, а разбалансировка бюджета произошла из-за того, что я как финансист называю "неучтенными расходами". Есть в бюджете Якутии те расходы, которые мы должны произвести обязательно - по "северному завозу", по субсидированию предприятий ЖКХ, поскольку на Севере коммунальная сфера сильно дотируется, и так далее. А получилось, что в бюджете республики значительная часть таких расходов оказалась не учтена. 

- Как так могло случиться? 

- Это большой вопрос к тем людям, кто принимал решение об утверждении бюджета. 

- В связи с этим вы будете менять систему бюджетного планирования?

- Дело не в изменении системы. Бюджетное планирование просто нужно проводить правильно. Если у тебя нет денег в кармане, но есть расходы, которые нужно обязательно исполнить - сначала они должны стоять в приоритете, а потом - все остальное. К сожалению, правительство и парламент пошли на поводу иллюзий того, что у нас появятся какие-то дополнительные серьезные доходы, и расходы можно будет закрыть за их счет. Но этого не случилось - денег больше не стало и, судя по всему, может быть, доходная часть даже меньше будет, чем запланировано. 

- Сколько составляет этот "кассовый разрыв" и как его закрывать? 

- Не учтено оказалось расходов на 15 млрд руб. Мы уже примерно разбили этот "дефицит" на три равные части. Одну часть покроем за счет оптимизации расходов. Она нужна, и ее нужно проводить именно сейчас. Конечно, в этом году мы еще не ощутим ее больших последствий, но уже в следующем это даст серьезную экономию бюджета. Второе - конечно, мы будем работать с Минфином России, есть определенные механизмы, которые помогут часть недостающих средств получить. Но все будет зависеть от качества подготовленных нами предложений. И третье - мы будем вынуждены временно направить на погашение дефицита часть средств, которые получим от продажи пакета акций в "АЛРОСА-Нюрба". За счет этого источника будет профинансирована часть инвестиционной программы по строительству новых объектов. Когда ситуация станет получше, мы эти средства возместим. 

"НУЖНО ВЫСТРОИТЬ ПРОСТУЮ И ПОНЯТНУЮ СИСТЕМУ РАЗВИТИЯ - ВМЕСТО НЫНЕШНЕЙ С РАЗМЫТОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ"


- За последние годы в Якутии было создано множество "институтов развития". Вы можете оценить эффективность получившегося?

- По количеству созданных "институтов развития" Якутия оказалась "впереди планеты всей", и это привело к тому, что ответственность размыта. За инвестиции отвечают несколько корпораций, ряд финансовых учреждений, агентство инвестиционного развития, министерство инвестиционного развития и предпринимательства, возникло огромное количество дочерних компаний - в результате эффективность системы, на мой взгляд, только понизилась.

Я считаю, что нынешняя система неэффективна. Сейчас мы будем выстраивать новую и простую систему: "Корпорация развития Якутии" будет главным институтом развития, напрямую подчиняющимся главе республики. Подведомственные предприятия будем приватизировать, чтобы ими занимался частный капитал. На уровне устава я планирую запретить корпорации самостоятельно заниматься сырьевыми проектами, - крупный бизнес и так в них придет. Пытаться самим разрабатывать месторождения - зачем? 

- На что тогда нужно делать упор?  

- На развитие несырьевой экономики, инновационные проекты, IT-индустрию. Здесь у нас есть хорошие заделы, которые позволят выстроить инновационную экономику. А она затем даст не только существенную часть прироста валового продукта, но и серьезно повлияет на занятость. Сейчас все большие компании, занимающиеся сырьевыми проектами, ведут оптимизацию штатов. Несырьевая экономика способна весь высвобождающийся человеческий капитал абсорбировать и полностью задействовать. Это развитие малого и среднего бизнеса, - нужно снимать ограничения, настраивать нормативно-правовую базу. Торговому бизнесу главное - не мешать. Инновационным предприятиям нужен венчурный капитал, меры господдержки. 

- Тем не менее, крупные сырьевые компании пока остаются основными источниками поступления доходов в бюджет. Какие прогнозы по развитию ключевых секторов экономики на ближайшие годы?

- У Якутии всегда были, есть и будут хорошие взаимоотношения с АК "АЛРОСА". Сокращать свою долю в капитале компании мы не планируем, и дивидендная политика нас устраивает - она позволяет получать республике и районам достаточные средства. Стратегию развития "АЛРОСА" мы поддерживаем. В нефтегазовой сфере мы также довольны тем, как идет сотрудничество, как развиваются проекты "Сургутнефтегаза" и "Газпрома": Талакан вышел на заявленные объемы, "Сила Сибири", надеемся, заработает в следующем году. Это превратит Якутию в один из крупнейших центров газодобычи страны. Радует, что на мировом рынке стабилизировался повышательный тренд по ценам на уголь, ситуация достаточно позитивна, что делает проекты "Мечела" и "Колмара" на юге Якутии очень перспективными. Золотодобыча в Якутии за последние годы также структурировалась, появились крупные и понятные нам игроки, приходят новые.

- Ситуация с группой "Сумма" как-то сказалась на экономике республики, ЯТЭК работает нормально?

- Для нас в кризисной ситуации, в которой оказался ЯТЭК, важно, чтобы газ и газоконденсат поступали потребителям Якутии. По финансово-экономическому состоянию предприятия, конечно, очень много вопросов, связанных с внутренними расчетами внутри группы "Сумма". Там есть забалансовые обязательства с компаниями, имеющими в том числе офшорную юрисдикцию, которые кратно превышают размер активов ЯТЭК. Просто взять и обанкротить компанию нельзя, хотя ее чистые долги сопоставимы с активами. В любом случае, процесс должно очень внимательно контролировать государство, поскольку прерывать функционирование ЯТЭК - это значит "играть с огнем" на территории с экстремальными природно-климатическими зимними условиями. Самое страшное, если в результате непонятных финансовых операций остановится производство. 

- У вас нет опасений, что в связи с необходимость выполнения целей нового "майского указа" центр будет перераспределять доходы по основным налогам от крупных компаний в пользу федерации, а не субъектов?

- Если Минфин России предпримет, например, перераспределение по НДПИ, часть которого по алмазам зачисляется в бюджет республики, то центр все равно будет вынужден возмещать нам недостающие средства. Порядка 40-50 млрд руб. федеральных субсидий достается Якутии ежегодно: нехватка средств была и есть. Так что перекладывать средства из кармана в карман - вряд ли это целесообразно. В целом, мы надеемся, что мобилизация средств для "майского указа" произойдет за счет налоговой настройки тех средств, которые и так администрировались федеральным бюджетом, в том числе через повышение НДС. Да и цена на нефть пока довольно оптимистичная. Значит, как надеемся мы, появятся фонды, средств которых хватит на реализацию новых задач. 

"КАК-ТО ТАК ВСЕ СКЛАДЫВАЕТСЯ, ЧТО МОСТ ЧЕРЕЗ ЛЕНУ ПОРА СТРОИТЬ"

- Важнейшим для Якутии прорывным проектом остается строительство моста через Лену. В последние годы о нем почти не слышно. Вы будете за него "сражаться"?

- Мы будем перед руководством страны ставить вопрос по реализации проекта, безусловно. Но для этого нужно серьезно подготовиться, - просто придти и сказать в федеральных структурах, что нам нужен мост, не пройдет. Мост в транспортной стратегии страны был, но принятию решения по нему препятствовали затянувшиеся обсуждения: строить надземный или подземный переход, автомобильный или совмещенный с железнодорожным, и на проработку всех этих вариантов тратилось время.

Сейчас в ряде федеральных структур подход такой: транспортной загрузки на этом направлении нет, значит, мост строить не нужно. Мы считаем, на вопрос нужно смотреть шире: сейчас восток и запад России соединены лишь автодорогой и железнодорожными путями БАМа-Транссиба, и эти транспортные артерии находятся в довольно узком коридоре - близ южных границ России. Севернее магистралей, связывающих две части страны, нет, и прерывает сообщение как раз река Лена. Это опасно. Я уже не говорю о том, что Якутск и его окрестности, где проживает около 400 тысяч человек, из-за отсутствия моста через Лену полгода вообще остаются без какого-либо постоянного транспортного сообщения с остальной страной, кроме воздушного. 

- В свое время средства, зарезервированные под проект, ушли на стройку Крымского моста. Не боитесь, что опять кто-то "перехватит" эти деньги, например, мост на Сахалин?

- По сахалинскому проекту нет таких наработок, как по нашему мосту, это пока долгоиграющий проект. Мост через Лену уже очень глубоко проработан: обоснован его тип, есть потенциальные инвесторы, готовые вкладываться в строительство, в том числе зарубежные. Есть компетенции в стране по строительству столь крупных сооружений. В общем, как-то так все складывается, что мост через Лену пора строить. Конечно, нам еще предстоит дообосновать проект с точки зрения экономики и геополитики, транспортной политики России. В стратегию развития Дальнего Востока мост вписывается. Сейчас пора те камни, которые мы разбросали, собрать - и мост построить.