Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Выход на новую орбиту

Космодрому Восточный в нелегком деле возрождения космонавтики отводится центральная роль.

Выход на новую орбиту

В 52-ю годовщину первого полета человека в космос Президент России Владимир Путин побывал на месте строительства нового космодрома Восточный в Амурской области, близ поселка Углегорск. После визита на площадку строительства глава государства провел заседание, посвященное развитию космической отрасли в стране.

Как начиналась космонавтика

Первый полигон для испытания ракет-носителей в СССР начали строить почти сразу после того, как кончилась Вторая мировая война и мир стал площадкой для противостояния двух наиболее влиятельных государств. В составе Министерства обороны Советского Союза появилась новая структура – Государственный центральный полигон (ГЦП). Площадку решили строить в сотне километров юго-восточнее Сталинграда, недалеко от села Капустин Яр Астраханской области: здесь была налажена работа транспортных магистралей, была и свободная земля для возведения полигона, а также для дальнейшего падения частей ракет.

18 октября 1947 года отсюда впервые в Союзе был произведен первый старт баллистической ракеты. В период с 18 октября по 13 ноября были запущены 11 ракет «Фау-2», из которых 9 достигли цели, хотя и с большим отклонением от заданной траектории, а две потерпели аварию. До 1957 года Капустин Яр был единственным местом испытаний советских баллистических ракет. На полигоне были проведены испытания ракет Р-1, Р-2, Р-5, Р-12, Р-14 и других. И все было хорошо, пока дальность не превышала 1–1,5 тыс. км. Но когда начались работы по принципиально новой многоступенчатой баллистической ракете межконтинентальной дальности Р-7, прежняя испытательная база полигона оказалась тесна. Дальность Р-7 превышала 8 тыс. км, трасса полета проходила в восточном направлении фактически через всю азиатскую часть Советского Союза. Таким образом, летные испытания Р-7 были сопряжены с огромными трудностями, включая отчуждение слишком многих районов для падения отработавших ступеней. Тогда-то и появилась необходимость в создании нового полигона.

Первоначально комиссия, выбиравшая место для возведения новой площадки, устремила свой взор на западное побережье Каспийского моря (район Астраханской области и Дагестана): хорошие транспортные пути, наличие пустынных районов, благоприятный для жизни климат и близость Волги – источника пресной воды – говорили в пользу этого варианта. И лишь одна проблема удержала ученых от строительства – гористая местность. Еще не знакомые с перспективами автономных систем управления ракетами, специалисты побоялись потерь радиоуправления наземной станцией.

В конце концов для полигона была выбрана пустыня в Казахстане к востоку от Аральского моря, вблизи одной из крупнейших рек Средней Азии Сырдарьи и железной дороги Москва – Ташкент. Важными преимуществами места как полигона для запусков послужили количество солнечных дней в году (более трехсот) и относительная его близость к экватору. За счет последнего максимально использовалось естественное вращение Земли для разгона стартующей ракеты, что очень выгодно с точки зрения затрачиваемой энергии (на Севере центробежная сила Земли почти сведена к нулю, что впоследствии станет одним из непреодолимых препятствий на пути к экономически выгодной эксплуатации космодрома Плесецк).

Уже в начале 1957 года были построены основные сооружения космодрома Байконур (от казахского «байконыр» – богатая долина), позволившие начать летные испытания первой в мире боевой межконтинентальной ракеты Р-7, ставшей впоследствии мирной ракетой-носителем и обеспечившей во многом успех мировой космонавтики – запуск первого в мире искусственного спутника Земли 4 октября 1957 года и первый полет человека в космос.

В том же году в северной тайге были построены и поставлены на боевое дежурство ракетные комплексы первого в нашей стране соединения межконтинентальных баллистических ракет (объект «Ангара»). Холодная война с земли, воды и воздуха постепенно распространилась и в космос. Стартовые комплексы будущего военного космодрома Плесецк разместили подальше от южных границ, вдоль которых разворачивалось строительство американских военно-воздушных баз. Густая и труднопроходимая северная тайга облегчала маскировку этого стратегически важного объекта. Летом 1963 года государство приняло решение об использовании стартовых комплексов в Плесецке для запусков космических аппаратов.

Необретенная свобода

После распада СССР и фактической потери космодрома Байконур Россия столкнулась с необходимостью создания новой площадки для испытаний и запусков. Если запуски космических аппаратов ракетами-носителями легкого и среднего классов можно было осуществлять с космодрома Плесецк, то особую остроту получил вопрос запусков ракет-носителей тяжелого класса. Стартовые комплексы РН «Протон» имелись только на Байконуре.

Космодром Свободный был создан на базе расформированной 27-й ракетной дивизии ракетных войск стратегического назначения. Помимо обычных факторов, в пользу выбора площадкой города Свободного сыграла оставшаяся после сокращения ракетной дивизии инфраструктура: склады, жилье, школа, больница и так далее. На новый космодром возлагались большие надежды. Жители близлежащих населенных пунктов заинтересованно и с надеждой следили за ходом развития событий по космодрому. Все связывали с ним свое будущее. Но космодром просуществовал всего десять лет: после пяти запусков Свободный был расформирован по указу президента как не имеющий военных задач. В официальных документах Роскосмоса говорилось о том, что «его функционирование затратно для Минобороны России, а решаемые им задачи могут быть выполнены с использованием других космодромов». В результате было потеряно более 60% рабочих мест, около 2 тыс. высококлассных специалистов остались без работы.

Главной проблемой первого дальневосточного космодрома эксперты называют половинчатый характер решений относительно его развития. Решив, что дешевле всего будет просто переделать устаревшие боевые ракеты в космические, чиновники отдали приказ о создании конверсионного проекта «Стрела». Он сразу вызвал волну возмущения экологической общественности из-за использования в нем токсичного топлива – гептила. Альтернативой ему было развертывание на Свободном площадки для запуска более современных и экологичных ракетоносителей «Ангара», однако этот проект требовал слишком масштабных государственных инвестиций.

После «консервации» Свободного у России осталось два космодрома: зарубежный гражданский Байконур и расположенный на Севере военный Плесецк. В силу географического местоположения пуски с Плесецка на геостационарную орбиту примерно на 30% дороже и сложнее, чем со Свободного. Что касается Байконура, то он обходится бюджету России в 6,16 млрд рублей в год: эксплуатация космодрома стоит около 5 млрд рублей в год (стоимость аренды комплекса «Байконур» составляет около 3,5 млрд рублей в год; еще около 1,5 млрд рублей в год Россия тратит на поддержание объектов космодрома – данные взяты из постановления «О бюджете города Байконур на 2012 год»). Из федерального бюджета России в бюджет города Байконур ежегодно осуществляется безвозмездное поступление в размере 1,16 млрд рублей. Не говоря уже о том, что Казахстан за последние годы несколько раз блокировал запуски российских ракет под различными предлогами, а также о том, что после 40 лет интенсивной эксплуатации Байконур требует полной модернизации под новые ракетные комплексы типа «Ангары».

Проблема кризиса космической отрасли России встала ребром: страна практически исчерпала научно-технический задел, созданный в прошлом столетии, а для стабильного развития отрасли нам не хватало рентабельных оборонных и гражданских космических программ.

Солнце встает с Востока

По словам Президента РФ Владимира Путина, 2006 год для России стал годом перехода от политики стабилизации и накоплений к политике развития. Консервация космодрома Свободный, на первый взгляд, не вязалась с этим заявлением, как не вязалась и с принятым стратегическим положением о том, что Дальний Восток должен стать местом, привлекательным для жизни людей, и с Государственной программой оказания содействия добровольному переселению в Россию соотечественников. Однако уже в 2007 году выяснилось, что речь идет не о сворачивании космических разработок в регионе, а о запуске гораздо более масштабного и смелого проекта, чем можно было себе представить.

Говоря о необходимости независимой космической деятельности для нашей страны, исследователь А. Фадеев пишет: «Уровень такой независимости определяется возможностью оперативного выведения в космическое пространство всех типов ПГ (полезный груз, или полезная нагрузка космического аппарата. – Прим. авт.), требуемых для решения национальных задач в необходимые сроки. А эта возможность обеспечивается только при наличии ракет-носителей, позволяющих выводить в космос любые необходимые грузы, и при исключении факторов, препятствующих функционированию космодромов и районов падения отделяющихся частей ракет. К таким факторам следует отнести необходимость согласования факта подготовки и запуска, а также задействования районов падения с руководством тех государств, на территории которых располагаются соответствующие объекты наземной космической инфраструктуры».

Сегодня Россия приступила к созданию не просто еще одной точки запуска аппаратов – на месте бывшего нерентабельного полигона растет новый, современный, полноценный космический центр. И несмотря на скептические ухмылки тех, кто, услышав словосочетание «инновационный центр», тут же вспоминает Сколково, перспективы этого центра позволяют поставить его в один ряд с самыми многообещающими проектами современности.

В качестве основных вариантов размещения космодрома Восточный независимая комиссия отобрала два – амурский поселок Углегорск и Советскую Гавань (Хабаровский край). Приоритет был отдан Углегорску из-за более низкой сейсмичности, лучшей траектории полета, более развитого железнодорожного сообщения и экономии средств. Площадка в Хабаровском крае обошлась бы в 380 млрд рублей, в то время как затраты на амурскую составят около 250 млрд.

В случае старта с территории Хабаровского края был бы чрезвычайно велик риск попадания частей ракеты на территорию соседней Японии. Под удар могли бы попасть и нефтедобывающие объекты Сахалинской области. Естественно, это привело бы к разрушениям, жертвам и, возможно, даже к международным скандалам. При запуске ракет в Приамурье траектория полета проходит над относительно пустынной территорией. Широта площадки, которая возводится близ Углегорска, почти совпадает с широтой космодрома Байконур.

Конструкторские бюро, сборочные предприятия, исследовательские лаборатории, технический университет – все это будет построено в Приамурье и обеспечит запуски новых ракет-носителей уже в 2015 году, а на 2018-й запланированы пуски кораблей с космонавтами на борту. С Восточного намечено осуществлять пуски пилотируемых ракет, а также вести работу по освоению дальнего космоса: «Здесь должны будут запускаться модули орбитальных станций, межпланетные космические средства для изучения и освоения Луны, Марса, других планет», – заявил Владимир Путин. Рассчитывается, что космодром станут использовать не только российские специалисты, но и их коллеги из Соединенных Штатов, Европы и других стран.

Базовая задача нового космического центра – это реализация перспективных проектов в области ракет-носителей и новых космических аппаратов различного назначения, а также разработка и производство ракетных двигателей, мощность которых на порядок должна превышать мощность действующих.

Планируется, что к 2020 году отсюда запустят сверхтяжелые ракеты. Как рассказал президент во время сеанса видео­связи с Международной космической станцией, первоначально максимальная масса таких ракет должна была составлять 55 т, однако в настоящее время идет обсуждение большей массы. «Долгое время приоритет у нас отдавался пилотируемым проектам. В разные годы на них расходовалось от 40 по 58% бюджета космической программы, часто в ущерб другим направлениям. Как следствие, мы отстали от мирового уровня в ряде областей, например по средствам дистанционного зондирования земли, системам персональной спутниковой связи, регистрации и спасения объектов, терпящих бедствие, и так далее. Заметный отрыв от ведущих космических держав образовался у нас и в технологиях, обеспечивающих программы освоения так называемого глубокого космоса. Конечно, мы должны сохранить все, что было накоплено в пилотируемой части, но необходимо подтянуть и другие направления», – прокомментировал глава государства первоочередные задачи будущего космодрома.

Сейчас численность населения Углегорска, небольшого поселка городского типа в Амурской области, составляет менее 6 тыс. жителей. Однако за 10 лет на месте поселка должны построить город, в котором смогут проживать 25 тыс. человек. Большинство трудоспособного населения, как ожидается, будет задействовано на обслуживании космодрома.

Сегодня во многом именно близ Углегорска разрешается вопрос о том, станет Дальний Восток России сырьевым придатком Запада и Японии с Китаем или форпостом российского развития. И разрешается, кажется, в нашу пользу.