Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Вывести Дальний Восток на уровень Южной Кореи

Вывести Дальний Восток на уровень Южной Кореи

Заместитель Председателя Совета Федерации Федерального Собрания РФ, бывший президент Якутии Вячеслав Штыров – об особенностях развития экономических зон на Дальнем Востоке.

- Вячеслав Анатольевич, сейчас только ленивый не говорит о законопроекте ускоренного развития Дальнего Востока и Байкальского региона. Ваше мнение, когда же этот закон будет принят?

- Давайте вернемся к развитию событий на Дальнем Востоке. В 2006 году был проведен глубокий анализ ситуации в регионе и сделан вывод о том, что без принятия каких-то решительных мер ДВФО все больше стагнирует. Рассмотрев эти материалы, Совет Безопасности России принял решение о разработке стратегии развития Дальнего Востока – в 2009 она была утверждена.

Что такое стратегия? Это документ, который описывает, каким должен быть Дальний Восток. Были даже рассчитаны количественные параметры, которых мы хотим достичь в регионе по объему валового регионального продукта на душу населения по показателям уровня жизни, обеспеченности жильем и так далее. Причем ориентир брался не только на Российскую Федерацию, но и на соседние страны. Короче говоря, к 2025 году мы должны были вывести Дальний Восток где-то на уровень Южной Кореи.

Допустим, приняли эту стратегию. А как ее реализовывать? Главным инструментом была избран такой механизм государственной программы развития Дальнего Востока. При ее разработке тоже было много копий сломано. Год назад ее утвердили. Программа легко выполняет ту часть, которая возложена на Правительство. Это то, что делается за счет бюджета. Но ведь этого мало. Государство не может иметь такой необходимый объем средств, чтобы сдвинуть на Дальнем Востоке все в нужном направлении. Значит, предполагается, что сюда должен прийти разного рода капитал – российский, иностранный. А как он придет? На каждый рубль государственных вложений надо привлечь 10-12 рублей частных. Какие для этого созданы условия?

- Да, на самом деле условий этих и нет…

- Выгоднее вкладывать деньги в европейскую часть, где и население больше, рынок крупнее, транспортная инфраструктура развита и можно подключиться к сетям и так далее. А здесь невыгодно. Поэтому инвестор и не идет. В дополнение к программе следует создать особый механизм, чтобы он сюда пошел.

После заседания госсовета в ноябре 2012 года под руководством президента Владимира Путина впервые возникла идея о том, что в регионе пора создать особые условия работы для бизнеса и жизни людей. Тогда было принято решение о необходимости разработки специального закона, который бы установил определенные преференции тем, кто работает на Дальнем Востоке: налоговые, тарифные, льготные. И такая работа с 2012 года ведется.

- Нам, простым жителям Дальнего Востока, не верится, что к 2025 году мы достигнем уровня Южной Кореи…

- Я хочу напомнить, что после Второй Мировой войны Южная Корея экспортировала один-единственный товар – швейные иголки, которые они вручную делали. И, конечно, никто не верил, что Южная Корея достигнет каких-то высот. Но они достигли. А если взять нашу собственную историю, Советский Союз за 10-15 лет в 1930-е годы прошел такой же путь, который другие страны за несколько десятилетий проходили. Все в наших руках, главное, чтобы были правильно нацелены механизмы для реализации этих задач. Закон – это важный механизм. Я не могу сказать, что закон будет принят очень просто, легко. Впереди, после того как появится текст, который действительно можно уже обсуждать и принимать за основу и двигать дальше в качестве закона, много разных споров. Некоторые говорят: «А почему для Дальнего Востока должны быть созданы особые условия…» Приходится доказывать, говорить: «А вы знаете, что…» Если мы делаем равные законодательные условия для Запада и для Востока, как раз и получается неравенство. Поэтому впереди еще много работы.

- Давайте обсудим особенности тех экономических зон, на которых развитие Дальнего Востока предполагает опираться.

- Я сразу скажу, что это полезное дело, но не считаю, что единственное и главное, потому что за кадром в этом случае остаются многие вопросы - социального характера, агропромышленного комплекса, строительства железных дорог и так далее. Тем не менее заниматься этим надо. Вот сейчас двигается закон о территориях опережающего развития, который создан юго-востоком. Иногда спрашивают, как он соотносится с нашим законом? Этот закон будет интегрирован в наш закон - как частный случай. Мы поэтому его поддержим, поможем его принять, он, по-моему, даже раньше нашего будет принят. Вот в рамках этого закона возможно создание таких особых зон.

Мы должны найти такие изюминки, которые будут размещены в этих зонах и дадут результат. Если взять нашу республику, то, на мой взгляд, это два таких производства. Надо выполнить нашу дальнейшую мечту, создать территорию опережающую зону для ювелирной и алмазо-промышленности. У нас не решены многие вопросы: нет таможни, нет никаких налоговых льгот. Они живут, как дикие ростки: кто выживает, тот и выживает. А можно было бы создать нечто… Есть гемаполис в Тайланде, где территория огорожена забором с колючей проволокой и охраняется. На въезде стоит административный блок, в котором находится таможня, пробирная палата – все контролеры, налоговая инспекции и так далее. Туда попадает сырье – те же самые камни, полудрагоценные, драгоценные, золото. А там десятки заводов. Они там делают готовую продукцию и обратно через этот офис ее отправляют в разные точки земного шара. Если они отправляют на экспорт, у них вообще очень большие льготы. Если они внутри, льготы меньше, но льготы. То есть в Якутске надо создать гранильные бриллиантовые комплексы.

А второе – как раз нужно на основе базальтовых волокон, потому что у нас все-таки сырье. Я бы сказал, не любой базальт может подойти для производства. Он должен обладать определенными качествами, свойствами, у нас они есть. И есть уже отработанные технологии, ведь проект мы начинали вместе в «Роснано». Уже есть опыт производства и утеплителей для народного хозяйства, которое нашло своего покупателя.

- Сейчас люди уже понимают, что гораздо выгоднее покупать базальт, чем тот же полистирол.

- Ведутся эксперименты по производству арматуры для строительных конструкций. Это вообще революция, значит, мы должны отказаться от металла, сэкономить его. Ведутся пробные работы по использованию конструкций, сделанных из базальта для дорожных и для подземных рудников. «Алроса» там испытывает… Почему это важно для подземных рудников? Потому что там агрессивная среда. Воды, с которыми борются на подземных рудниках, несут в себе разные соли, вещества. Металл коррозии подвергается, постоянно у них проблемы, аварии. Вот там, может быть, наши базальтовые конструкции найдут применение. Они там испытываются. Надо еще дальше идти, делать из них продукцию для производства труб и всего остального. То есть это было бы важное направление по развитию композитных и конструкционных материалов. В Советском Союзе целые институты работали над этой темой. Потом дело было заброшено, но теперь возрождается на новом технологическом уровне. Можно целую серию таких производств разместить в Якутске и сделать для них особую зону. Я думаю, она бы сама по себе нашла применение на всем Дальнем Востоке. А с другой стороны, можно отсюда делать экспансию в другие субъекты, вполне можно подобные предприятия создать в Приморье и так далее.

- То же наше жилищно-коммунальное хозяйство ГУП ЖКХ предпочитает покупать «Изовер», чем наш «Сахабазальт». А почему бы им не приобретать у «Сахабазальт» материал, который долговечнее, качественнее и для здоровье менее опасен?!

- Мы приняли специальный закон новый о государственно-контрактной системе, который по новому трактует закупки. Там дается больше возможностей для закупок у местных производителей. Есть попытки поставить заслон недобросовестным поставщикам, которые кроме ручки ничего не имеют, когда они снижают резко цены и так далее. Посмотрим, как сейчас этот закон заработает. Это первое.

А второе – мы в своем законе о Дальнем Востоке имеем целый раздел, который прямо ориентирует на то, что приоритет в госзакупках должны получить дальневосточные предприятия. Конечно, я вам прямо скажу, что против этого протестуют Федеральная и Антимонопольная служба и комитет по ценам… Тем не менее, будем решать.

- Как вы относитесь к ситуации в Крыму, куда на данный момент вкладывают большие средства? У всех опасения, не будут ли ущемлены другие регионы в этом плане?

- Правительство решило действовать в отношении Крыма в экономическом плане примерно в том же ключе, в котором мы ведем работу по Дальнему Востоку. Они хотят создать там особую экономическую зону. Этим самым Правительство хочет добиться, чтобы большая часть проектов, которые могут быть реализованы в Крыму, были связаны с сельским хозяйством, с туризмом, чтобы они шли за счет частного капитала. Как мы говорим о Дальнем Востоке, так же они говорят о Крыме: надо создать там такие условия, чтобы капитал сам туда шел, не задумываясь, что это выгодно и так далее. Это снимет нагрузку с государственных средств, бюджета, если это все удастся. Вы скажете: а где взять капиталы и так далее. Но посмотрите, какой отток капитала из России за все эти годы был? Да, конечно, там были иностранные инвесторы, иностранцы покупали наши акции – т.н. спекулятивный капитал, но они то придут, то уйдут. Львиная доля – это прибыль, которую заработали наши компании. Эти капиталы есть, их надо вернуть в страну и направить потоками для развития страны. Это, конечно, не административным путем, но созданием условий. Потребуются и государственные вложения – это понятно. Надо делать мост через Керченский пролив, надо подтягивать инфраструктуру, которая, к сожалению, разрушена была за то время, когда Крым находился в составе Украины.

Наши специалисты, которые там работают, говорят, что в Крыму предстоит большая работа по инфраструктуре, по электростанциям - там не хватает электроэнергии. По газификации населенных пунктов. Там есть свой газ, но его добычу еще надо организовать. По строительству дорог, по восстановлению крупных объектов, которые могут иметь общенациональное значение – типа «Артека» и так далее. Вроде бы у нас резервы есть, они прирастают, поэтому я не думаю, что это скажется болезненно проблематике Дальнего Востока.

Опубликовано в газете "Ваше право"