Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Я буду биться за интересы среднего камчатского жителя»

Камчатский край ищет инвестора для строительства нового аэропорта в региональной столице. Старый аэровокзальный комплекс давно не справляется с пассажиропотоком и не удовлетворяет современным потребностям пассажиров. Как Камчатка ищет инвестора? Какие требования к нему будут предъявлены — об этом на полях второго Восточного экономического форума ИА Eastrussia.ru рассказал губернатор Камчатского края Владимир Илюхин

«Я буду биться за интересы среднего камчатского жителя»
– Владимир Иванович, на втором ВЭФ Камчатский край презентовал масштабный проект реконструкции аэропорта Петропавловска-Камчатского. Какую финансовую модель вы заложили под реализацию этого проекта?
– Он будет реализован на условиях государственно-частного партнерства.

– Ходили разговоры, что под проект Камчатка будет брать бюджетный кредит...
– Нет. Мы действительно искали формы реализации этого проекта, причем формы, наиболее безболезненные для Камчатского края, но при этом приемлемые для бизнеса. Несколько лет назад мы добились того, что компания “Камчатское авиационное предприятие" была передана краю. Эта авиакомпания, кроме того, что выполняла внутрирегиональные рейсы, еще осуществляла и аэропортовое обслуживание. И мы изначально думали о том, чтобы силами самой авиакомпании реализовать проект, связанный со строительством нового аэровокзального комплекса. К тому времени у нас шли активные работы по реконструкции аэропорта, фактически, велось строительство новой полосы и всей сопутствующей инфраструктуры. Это все шло по линии федерального бюджета. А все, что касается аэропортовой деятельности – это мы обещали реализовать только на условиях ГЧП. И на первом этапе, пока мы не убедились, что виды деятельности — авиаперевозки и аэропорт — нужно обязательно разделять, мы просто смотрели примеры по России. Потом, когда мы все эти вещи просчитали, поняли, что авиакомпании будет сложно. Мы искали возможность финансировать проект, например, за счет кредита под авиакомпанию, но в итоге убедились, что это не совсем правильный путь. Поскольку мы могли бы поставить под угрозу нашу авиационную деятельность.

– Авиакомпания должна прежде всего летать...
– Конечно! В итоге мы пришли к выводу, что надо деятельность разделить. Но мы шли параллельно. Авиакомпания заказала проект нового аэропортового комплекса у красноярского института. В итоге сегодня у нас есть проект, прошедший государственную экспертизу. Сейчас еще продолжается процедура выделения аэропорта, это займет, думаю, 2-2,5 месяца. Мы планируем в ноябре – начале декабря эту работу завершить. И в итоге у нас появится еще одно камчатское 100%-ое краевое предприятие «Международный аэропорт Петропавловск-Камчатский». Пока что в планах — буквально в сентябре в Москве провести road-show среди потенциальных инвесторов.

– И кто проявляет сейчас наибольший интерес – «Новапорт», «Базэл-аэро», «Ренова»?
– Не буду сейчас об этом говорить, это не совсем корректно. Но вы и без меня знаете крупнейшие аэропортовые холдинги страны. Добавлю только, что у нас есть и наша камчатская компания, которая также хотела бы поучаствовать в проекте.

– Ее название не скажете?
– Нет, не скажу. Они давно к этому бизнесу шли, интерес у них есть. Посмотрим, насколько финансово они будут состоятельны. В начале декабря все процедуры будут завершены. И я рассчитываю, что в первом квартале 2017 года мы выйдем на заключение инвестиционного соглашения. Один из вариантов – через конкурс. Будем договариваться. Но то, что это произойдет – сомнений нет. Мы договорились, что в этом году сразу по окончании разделения компании своими силами начнем земельные работы, чтобы в первом квартале следующего года инвестор зашел на готовую площадку и начал работу.

– То есть борьба будет жаркая?
– Да.

– Вы бы хотели, чтобы со стороны кто-то пришел? Или вам все равно?
– Я не буду высказывать личных пристрастий. Мне важно, чтобы инвестор соблюдал интересы нашего края. В первую очередь – интересы среднего камчатского жителя. Для меня это – не пустые слова. Я в это верю. Все сделаю, чтобы средний камчатский житель от этого не проиграл.

– Что это будет? Продажа пакета?
– Да, пока – продажа пакета. Причем контрольного. Хотя есть те, кто настаивает на том, что краю нужно постепенно выходить из капитала. Но я уверен, что для инвестора такой вариант будет менее интересен.

– Но Камчатка же какой-то пакет себе все-таки оставит?
– Конечно. Мы планируем оставить 25%, чтобы был какой-то интерес в части осуществления экономии. Но в целом, мы сейчас саму процедуру прописываем так, чтобы интересы края не пострадали. Для нас очень важно и интересы края соблюсти, и решить проблему строительства.

– Что привлекает в проекте инвесторов, на ваш взгляд? Будущий рост пассажиропотока вслед за туризмом?
– Да, именно так. Перспективы хорошие. Турпоток за эти два года у нас вырос почти в три раза. И самое важное, если раньше инвесторы привлекали интерес только к стройке, то сейчас заинтересованы в том, чтобы в дальнейшем стать оператором. Это уже – следующий этап. Еще ничего не видя, говорят, что готовы остаться оператором! Сегодня даже наш старый аэровокзальный комплекс обслуживает порядка 500 тысяч пассажиров в год. А интерес к Камчатке — колоссальный, мы просто не можем принять больше пассажиров. По международным линиям, включая США, через наш аэропорт проходит активная зона, у нас место очень выгодное в части обслуживания коммерческих рейсов. Но нет возможности. Если сегодня вся инфраструктура аэродромная уже готова, мы сдали новую полосу и теперь можем принимать любые типы самолетов, то все, что касается комфорта и оказания услуг пассажирам – этого сегодня фактически ничего нет. Здание построено в 1960-х годах, мы, конечно, пытаемся как-то губы подкрасить, но понятно, что это все – прошлый век.

Новый проект предполагает строительство трехэтажного здания площадью больше 22 тыс кв. метров, там предусмотрено размещение всех служб, всего набора, необходимого, чтобы пассажир чувствовал себя комфортно. Когда я ставил задачу проектировщикам, я им сказал – возьмите среднего жителя Камчатского края и сделайте так, чтобы ему там было комфортно. У нас же бывает очень сложная логистика, бывает, внутрирегиональные рейсы неделями не летают, потому что нет погоды. Люди где-то должны ждать, жить. Все эти вещи в проекте нового аэропорта мы предусмотрели. Плюс ко всему, условие, которое я ставлю будущим потенциальным инвесторам – сам проект они, безусловно, будут вправе переработать, удешевить в чем-то. Но внешне мы его оставим. Камчатский колорит, входная группа в виде чума. Картинку мы уже презентовали. Очень красивый получился аэропорт, самобытный, камчатский, в нем душа присутствует. Это условие будет обязательным, чтобы внешний облик остался таким, как в проекте.



– А что это за средний камчатский житель, о котором вы все время говорите? Какие у него интересы?
– Ну представьте, человек прилетел с севера, он должен зайти в новый аэропорт как в свой родной дом. У него денег не очень много, может, но надо, чтобы он себя там чувствовал хозяином, а не гостем. Это – принципы камчатские. У нас сейчас практически так. Я вот улетал во Владивосток – в аэропорту люди сидели, ждали вылета на север. Не было погоды. Бывает, погода вроде пошла – но полоса еще не просохла, у нас же много грунтовых полос в районных аэропортах. По этой причине люди должны где-то жить. Авиакомпания наша должна их каждый день кормить, поить, возить. Расходы колоссальные. Отношение людей к этим вещам тоже должно быть камчатским, с пониманием. Все ведь знают, что как только окно появится и полоса просохнет, обязательно будет самолет, будет полет и их довезут домой. Такие вещи есть, наверное, только на Севере, и мне важно, чтобы человеческое отношение сохранилось со строительством нового аэровокзального комплекса.

– Сейчас из пассажиропотока в полмиллиона на внутренние перевозки какая доля приходится?
– В среднем, от 40 до 65 тысяч. У нас достаточно активно люди летают, особенно, в летний период. Для этого мы и сохранили собственную авиакомпанию.


– Для эффективной работы любого аэропорта необходим базовый перевозчик. Им станут «Камчатские авиалинии»?
– Да. Предложения к нам поступали разные, но для Камчатки принципиален вопрос внутрикраевых перевозок. Авиация для нас – это вопрос жизни и смерти, и мы делаем все, чтобы авиационную деятельность сохранить. Ее мы будем развивать по мере возможностей, несмотря на то, что у авиакомпании достаточно старый авиационный парк. Но он летает, мы сохраняем все возможности, субсидируем перевозки внутри края – до полумиллиарда в год тратим на субсидии для камчатских жителей, чтобы они могли летать.

– Авиакомпания не прибыльная?
– Знаете, с экономической точки зрения можно на эту вещь посмотреть и сказать – надо ее «зарезать» и все. Конечно, говорить о сумасшедшей рентабельности этого бизнеса нельзя. Но сегодня ни одна региональная авиакомпания не сможет работать без субсидий. Основная стоимость билета – то, что в крыле, топливо – до 80%, иногда и больше. На остальные 20% ни одна авиакомпания выжить не сможет.

– Поэтому авиакомпания легко пошла на разделение деятельности?
– Ну, теперь субсидии будут получать только на авиаперевозки. Ей будет полегче. Но это так, нюанс.

– Новая полоса сегодня, после реконструкции, работает в круглосуточном режиме?
– Да. С 1 июня, как мы и обещали, мы с ветеранами нашей авиации с полосы поднялись, приземлились, и сразу после этого ушел рейс «Аэрофлота». Единственное, в сентябре подпишут окончательный документ, там дороги должны были доделать, по охранной сигнализации по периметру и по благоустройству. 

– Новых технологий по расчистке выпавшего снега не придумали?
– На Камчатке же придумали в свое время турбиной от ЯКа сушить асфальт. А что-то новое – я даже не знаю. Лопата, отвал — и вперед.

– А с Минобороны вопросы решены?
– Наш аэропорт исторически — двойного назначения. Министерство обороны летает с этой же полосы. Поэтому ограничения, которые они могут выставлять, во время учений, например, будут всегда. Но это никогда не мешало осуществлять регулярные авиаперевозки. Здесь все по-честному.