Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Якорным инвестором в Якутии может стать АФК "Система"»

Глава Агентства по привлечению инвестиций и поддержке экспорта республики Александр Кондрашин рассказал EastRussia о прорывных проектах региона

Суровый климат, сложные условия работы и отдаленность от центральной России не стали помехой для привлечения инвестиций в Якутию. Руководитель регионального Агентства по привлечению инвестиций и поддержке экспорта Александр Кондрашин рассказал в интервью EastRussia о том, можно ли запустить производство в республике без льготного режима, почему региональной столице нужны гостиницы и якорный инвестор.

«Якорным инвестором в Якутии может стать АФК
Фото: investyakutia.com

ПЛАНЫ И КОРОНАВИРУС

- Александр Игоревич, расскажите, каких успехов Агентство добилось в прошлом году и какие цели поставлены на этот год?

- В 2019 году ведомство успешно выполнило контрольные показатели эффективности: привлекло 600 млн рублей частных инвестиций, участвовало в заключении соглашений в рамках государственно-частного партнерства (ГЧП) на 15 млрд рублей. В задачах агентства в этом году — привлечь два млрд рублей частных инвестиций. Из-за пандемии коронавируса наблюдается катастрофический спад деловой активности, отменяются одно за другим мероприятия. Но задач с нас никто не снимал. Нам нужно хорошо отработать и выполнить ключевые показатели по привлечению инвестиций, ГЧП и экспорту. Ранее отработанные проекты находятся на стадии заключения соглашений — это строительство Центра активного долголетия, оператором которого выступит группа компаний «Социальный гериатрический центр "Опека"», двух гостиниц в Якутске, строительство и запуск лесоперерабатывающего производства в Ленском районе, среднетоннажного завода по производству сжиженного природного газа в Мегино-Кангаласском улусе.

Компания «СПГ», планирующая увеличить производство сжиженного газа до 530 тыс. тонн в год, с прошлого года поставляет свою продукцию в Монголию по железной дороге. Объем и цена — это предмет коммерческой тайны компании. Среднетоннажный проект, по крайней мере, строительство первой очереди компания планирует начать в этом году. Если мы это сделаем, то вполне закроем свои ключевые показатели эффективности.

- Сказалась ли на Агентстве ситуация с пандемией коронавируса?

- Это экспорт. Там мы, действительно, находимся в океане неопределенности. Закрыты въезды и выезды из страны. Из-за этого, например, на днях инвестор завода «Цзиньхайтун-Керамика» из Китая не смог участвовать в нашей сессии, на которой мы рассказали о небольших индустриальных проектах, находящихся в зоне досягаемости предпринимательского сообщества республики. Не смогли присутствовать на техническом совещании по развитию рынка газомоторного топлива, прошедшего на днях при содействии Минпромышленности Якутии, представители компании «Марубени». Сегодня получил сообщение, что канадская компания Iridia Medical, с которой Якутия обсуждала сотрудничество по передвижным медпунктам, также получила внутреннюю директиву приостановить командировки. Отменяются мероприятия, которые нам нужны и для нас важны. Например, мы планировали участвовать на ювелирной выставке в Индии. Ее не будет.

Мы поддерживаем имеющиеся переговорные процессы, не видим рисков на этот год, закроем его нормально. Но не уверены насчет следующего года, потому что без выездов не сможем найти новых контрагентов.

- Вы сказали, что за прошлый год привлечено 600 млн рублей частных инвестиций. Какие проекты находятся в этом объеме?

- Строительство третьей очереди теплицы «Саюри», асфальтовый завод ООО «Техсервис», проект по производству утеплителя ООО «Базальт». Это проекты резидентов ТОР «Якутия».

- Но ТОР компании часто рассматривают только как возможность избежать выплаты налогов. Пока в этом вопросе выигрывают только они.

- Если мы обсуждаем, нужны ли ТОР, то это вопрос федерального законодательства. Как инструмент привлечения инвестиций они есть. И если у нас есть возможность предлагать инвесторам лучшие условия, мы всегда будем это делать.

- А что в конечном итоге от этого получают жители республики, на благо которых вы работаете?

- Думаю, что это опять же вопрос, нужны ли ТОР, но озвученный иначе. Я думаю, что ТОР нужны. Если не будет льготного режима, то нового производственного проекта с рабочими местами, выплатой ряда налогов, не будет. Резиденты несут огромные риски, вкладывают свои и заемные средства. Да, мы готовы какое-то время терпеть то, что они пока платят меньше налогов. Если бы этих проектов не было — ничего бы не было, учитывая, что у нас экономика маленькая, особенно в Якутске. Здесь экономика бюджетная, производств очень мало. А у производства мультипликативный эффект: каждый рубль создает три-пять рублей дополнительной экономической активности.

- Если говорить про «Саюри», то это инвестиции государства в государство?

- В этом проекте много участников и региональных, и муниципальных, и иностранных — каждый видит свое. Какое видение у агентства? Агентство считает, что это полностью сопровожденный им проект. Все началось с того, что сотрудник агентства Петр Шишигин встретил потенциального инвестора. Японская компания предложила технологическое решение, которое нашло реализацию. Сейчас проект находится на пути к строительству третьей очереди теплиц. Это сельскохозяйственный проект, эта отрасль тяжелая, особенно в Якутии, в основном в нее вкладываются невозвратные средства, используется льготное и ведомственное финансирование. Если «Саюри» сравнить с другими сельхозпроектами, то это крайне успешный проект.

Объем инвестиций в этот проект составляет 1,7 млрд рублей, доля японских частных инвестиций равна пяти млн рублей. Но японцы участвовали как ключевой технологический партнер. Без их участия проект бы не получился.

 

ТУР НА ЛЕНСКИЕ СТОЛБЫ

- Хорошо, давайте поговорим о нынешних проектах. Есть ли движение по привлечению инвесторов на строительство гостиницы? Как будет решаться вопрос по выкупу земли под гостиничный комплекс?

- В данный момент с администрацией города согласован сценарий того, чтобы мы не допустили того безобразия, которое произошло на Камчатке. Там инвестору пришлось под свой проект покупать землю. Это просто дурной тон. Это ужасно и недопустимо. Трутнев (вице-премьер — полпред президента в ДФО – прим. ред.) когда увидел это безобразие, рекомендовал губернатору Камчатки уволить весь экономический пул. Мы ничего такого не хотим. С городом в марте прошлого года договорились, что земля должна пройти в этот проект по механизму масштабного инвестпроекта.

- Мы сейчас говорим о строительстве гостиницы, оператором которой должна была быть компания Hilton?

- Проект был сверстан под Hilton. Но если придет Cosmos (осуществляет операционное управление активами АФК «Система» в гостиничном бизнесе – прим. ред), то он пропишет его под себя и будет управлять. Это проект «РИК», который компания сейчас обсуждает с АФК «Система».

Cosmos Group присутствует в городах-миллионниках. Причем за исключением мегаполисов, во все проекты муниципалитеты проводят участки бесплатно, потому что им нужны эти гостиницы. Потому что если будут гостиницы, то будут туристы, и город будет зарабатывать на этом. Будет огромная пропускная способность — повысится качество обслуживания, и мы сможем сделать сквозные туры. Это городу необходимо.

- Сквозные туры куда?

- Мы хотим сделать акцент на развитие туристического направления на Ленские столбы. Сейчас мы отрабатываем с национальным парком «Ленские столбы» возможность разработки инвестиционного проекта и выбираем из двух площадок одну. Туркомплекс будет располагаться либо на Ус Буотама, либо на Батамае. В первом случае это будут модульные конструкции, во втором — объекты капитального строительства. Мы провели совещания, обсудили вопрос с Агентством стратегических инициатив, Минэкономики РФ, Ростуризмом, Фондом развития экотуризма «Дерсу Узала» и пришли к мнению, что лучше поставить модульные конструкции.

У обеих площадок свои плюсы и минусы. Ус Буотама — площадка обжитая, но дорога туда сезонная. Если брать Батамай, то придется начинать с нуля, там даже земельный участок не сформирован. Но зато местность имеет круглогодичную транспортную доступность.

Чтобы сделать сквозной маршрут, нужны три составляющих. Мы пока что в глубокой проработке двух из них. Написали финмодель, сделали проект модернизации международного терминала аэропорта «Якутск». Подписали соглашение с банком, нашли технологического партнера. Это тема хорошая. Следующий шаг — гостиница. Есть два проекта, двигаются они довольно быстро, и у них есть стратегический инвестор.  

Третье — это сформирование консенсуса того, что нам нужно на Ленских столбах. Это самая главная достопримечательность Якутии, если мы раскроем его туристический потенциал, то будет здорово. Для меня, честно скажу, вопрос личного честолюбия — я хочу, чтобы на Ленские столбы было удобно ездить.

И чтобы сделать этот проект, нам нужен инвестор. Объем инвестиций зависит от вида сооружения. Если это модульные конструкции, то потребуются 50-200 млн рублей, если капитальные строения — 500 млн.

- Сколько будет стоить маршрут?

- Стоимость мы будем знать, когда определим, какое это будет строение. Решение пока не зависит от прихоти инвестора, потому что сейчас наша главная задача самим определиться, что мы хотим построить у себя в Якутии, на Ленских столбах. Когда мы определимся, тогда можно считать. Это, безусловно, будет дешевле для посещения, чем Кроноцкий парк на Камчатке. Туда ездят 15 тыс. человек каждый год. Если к нам на Ленские столбы будет ездить столько же туристов, то это будет отличная история.

- Вряд ли будет столько туристов, ведь потребуется немало денег: людям сначала нужно долететь до Якутска, затем добраться до этой местности.

- Это, наверное, не совсем верное суждение. Есть внутренний и внешний турпотоки. Внутренний у нас растет, пока примерно на десять тыс. в год, в прошлом году было чуть больше 200 тыс. человек. Иностранный турпоток в Якутию — это 11 тыс. человек. Билеты дорогие, потому что никто не ездит. Если к нам будут ездить, хотя бы как во Владивосток, куда теперь из Кореи летает 40 рейсов в неделю, потому что есть хайп, инфраструктура, и самое главное им есть, куда приехать. В Якутск сейчас некуда приехать, туристы приезжают и остаются наедине с собой. Поэтому мы хотим, чтобы был сквозной маршрут. Когда он будет, тогда ,мы предполагаем, турпоток, и цена перелета станет дешевле.   

 

В ПОИСКАХ ИНВЕСТОРА

- Несколько лет подряд шли разговоры о развитии лесоперерабатывающего производства в республике. Почему до сих пор не удалось привлечь инвестора в эту сферу?

- Это были разговоры на уровне надо бы найти инвестора. Сейчас мы резко нарастили уровень проработки наших проектов. Во всех проектах, сопровождаемых агентством, есть презентация, финмодель, бизнес-план. Большинство проектов мы сопровождаем с нашими коллегами в Москве.



На проект по развитию лесопромышленного комплекса на базе ЛПК «Алмас» мы долго искали инвестора и нашли одного из крупнейших лесоперерабатывающих комплексов в России. Это холдинг Segezha Group, который ведет переговоры, подписал соглашение. И сейчас они с «Алмас» ведут предметный разговор о возможности акционерного участия. В этом проекте была еще проблема с логистикой. Эта задача тоже решена — мы нашли транспортно-логистического оператора. К сожалению, не могу назвать его. Стоимость этого проекта — пять млрд рублей. Это серьезная история.

- Удалось ли найти инвестпартнера ФАПК «Якутия»?

- Там две истории. Первая — это большая задолженность предприятия, это глубоко закредитованное предприятие. В этом мы ему не можем помочь, и нашей задачи в этом нет. Вторя история — разработали инвестпроект, ряд мер по модернизации, которые позволят стать предприятию значительно прибыльнее, самая главная из них — поменять паровую котельную. Это обойдется предприятию примерно в 242 млн рублей. При этом эти деньги можно отбить за два года.

Нам сложно привлечь инвестора в этот проект, потому что это государственное предприятие, рисков много, ему могут поставить какую-то задачу или какую-то из оказываемых мер поддержки выдрать. Но при этом мы отработали возможность финансирования инвестпроекта ФАПК «Якутия» с четырьмя банками, они сейчас находятся в переговорах.

- Если это предприятие занимается экспортом успешно, то почему у него такие плохие показатели?

- Показатели предприятия надо смотреть в динамике. Сейчас его финансовое положение значительно в лучшем состоянии, чем три-пять-десять лет назад. И динамика у предприятия положительная, не в пример другим сельскохозяйственным предприятиям Якутии. Да, предприятие не сеет и не жнет, но оно относится к сельскохозяйственной отрасли.

- Предприятие производит алкоголь. Это прибыльный бизнес.  

- Это не денежная машина. Это предприятие занимается производством пищевой продукции в сельскохозяйственной отрасли. И заниматься этим в Якутии, так же как заниматься чем-либо в Якутии, дороже, чем в любом другом регионе. Производить в Якутии что-то — это топить здание девять месяцев, платить северные надбавки, это огромные издержки. И на сельскохозяйственное предприятие они сказываются очень тяжело. В этой отрасли даже крупные компании получают ведомственную поддержку. «Русагро», «Мираторг» — это наши мейджоры, и даже они получают кучу денег от государства, потому что по природе своей это сложный бизнес.

Мы написали модельные проекты по переработке мяса, рыбы и дикоросов, отработали с рядом потенциальных инвесторов. «Липецкий хладокомбинат» проявил заинтересованность. Они хотят сделать у нас небольшой цех по переработке рыбы. С самого начала, когда мы закладывали, понимали, что если у них нет частичного возмещения капзатрат, то проекта не будет.

- Если цех будет работать здесь, то себестомиость продукции будет высокая.

- Себестоимость будет выше, чем в среднем по стране. Но расчеты у нас есть. Мы постараемся оказать влияние на инвестрешение, так чтобы цех работал здесь. И как раз он должен работать в льготном режиме. Наши проекты сверстаны под режим ТОР, потому что иначе сложно конкурировать в центральной России.

Стоимость цеха по переработке рыбы — 140 млн рублей, мяса — 63,9, дикороса — чуть больше 20. Каждый из этих предприятий откроет 10-20 рабочих мест. Логистическая схема по рыбе и дикоросам идет в полной синхронизации с инфраструктурой северного завоза на базе компании «Якутопторг». Мы можем организовать для загрузки такого инвестпроекта пункты сбора и закупки рыбы, дикоросов. Плотно взаимодействуем с компанией «Якутопторг», для них это отличная перспектива сбыта.

 

«ОСТАЛЬНЫМ НАС НАДО ДОГОНЯТЬ»

- Вы упомянули о Центре активного долголетия. Что это за проект?

- Центр активного долголетия — это возможность для Якутии перевести уход за пожилыми людьми на кардинально новый уровень. Проект позволит частично компенсировать затраты на содержание наших пожилых людей из тарифов. Клиент сможет получить средства из этого тарифа и софинансировать проживание своего родственника в этом учреждении. Центр рассчитан на 300 коек, он будет располагаться ориентировочно на Сергеляхском шоссе. Объем инвестиций примерно в интервале одного-двух млрд рублей. Аналогов у этого проекта ни по размеру, ни по структуре, ни по пропускной способности в России нет. Это будет потрясающий проект, на который будут приезжать, смотреть и учиться представители всех регионов нашей страны.

Так же как в проекте с круглогодичным центром детского отдыха он обойдется нам малой кровью. Проект детского лагеря был нами структурирован с привлечением капитального гранта Минвостокразвития. В итого проект, стоимостью 1,5 млрд рублей, обошелся республике в 40 млн рублей.

Нам эта схема очень нравится. Это очень крутая схема, сделана нами первыми в стране и на Дальнем Востоке. Многие коллеги из других регионов спрашивают, как мы это сделали. Пытаются тиражировать наши объекты, воспроизвести эту схему.

- А как это действительно получилось?

- Получилось это сделать, потому что на федеральном уровне этот проект неустанно и крайне эффективно сопровождает, как и другие проекты, в которые мы хотим провести капитальный грант, моя бывшая коллега, инвестиционный директор Агентства Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта в сфере медицины Эльвира Рамиловна Нургалиева. Она помогла нам провести этот проект через все федеральные согласования, подать заявку на подкомиссию. И в принципе с ее помощью был разработан этот механизм. Это отличная история.

- Получается, если бы у других регионов были свои знакомые, они бы тоже смогли добиться финансирования?

- Думаю, что дело не в знакомых, а в готовых проектах. Полтора года назад, когда я пришел работать, главное, с чем я столкнулся — это низкий уровень проработки проектов. Мы научились эту проблему решать, теперь наши проекты проработаны. И это совершенно точно, и нам гораздо легче искать финансирование любого рода, заявляться в экспериментальные механизмы любого рода, делать что-то крутое первыми впереди планеты всей, потому что у нас есть проекты. Если бы их не было, мы бы ничего не смогли сделать. А это беда всего Дальнего Востока. Мы у себя в Якутии это решили, поэтому мы красавчики. Остальным нас надо догонять, потому что у них проработанных проектов практически нет.

 

НЕ СРАВНИВАТЬ УЖА С ЕЖОМ

- Давайте поговорим об экспорте. Объем экспорта из Якутии за прошлый год составил 154 млн долларов. Помимо алмазов и бриллиантов, что экспортирует республика?

- Никогда такого не было, теперь это есть: мы экспортируем детские книги, чай. Всегда экспортировали, еще больше продаем ювелирных изделий, бивней мамонта, продажа которых стала полностью легальной. Мы ставим наши продукции, например, ягодные сиропы, варенье, на торговых площадках Alibaba, eBay.

- Можете сказать какой объем и сколько денег получили экспортеры?

- По обязывающим соглашениям Российского экспортного центра мы отчитались о 1,6 млн долларов. Все время в Якутии путаются две вселенные. Есть вселенная Якутии, которая качает нефть, копает уголь, достает алмазы. Это доля экономики традиционно приближается к 90%. Не нужно сравнивать, как говорится, ужа с ежом. Если мы сравниваем наш экспорт сырых алмазов или даже ограненных бриллиантов со всем остальным, то это две совершенно разные цифры. Думаю, что, учитывая то, что мы начали продавать много разных новых видов продукции, которые Якутия не продавала на экспорт никогда, это вполне приличная цифра. Контрольный показатель Российского экспортного центра, с учетом того, что у нас в регионе количество субъектов малого и среднего предпринимательства, соответствующих требованиям экспортера, крайне мало, мы перевыполняем несколько раз.

- С какими странами идет торговля без учета алмазо-бриллиантовых поставок?

- Китай, Канада. В Австрию ведется экспорт леса. Немножко начали продавать в Японию. Думаю, что в этом году начнем продавать саха-чай. Проведены четыре раунда анализов, проверок. Осталось договориться по цене.

- Какой объем товарооборота с Китаем?

- Из этих 1,6 млн долларов — около 900 тыс. приходится на долю Китая. В основном это изделия из бивня мамонта, которые экспортирует «Якутский экспортный завод». Больше всего изделий продала компания «Туску». Насколько мне известно, они не являются резидентами ТОР «Якутия».

К слову, резидент ТОР «Саха Липснеле» с нашей помощью реализует свои котлы в Монголию, Кыргызстан и Казахстан.

- Когда вы только начали работать в Якутии, говорили о планах привлечь якорного инвестора. Нашли такого?

- Да, я говорил, что нам нужен свой калужский Volkswagen, который приведет своих друзей. Думаю, что этим «фольксвагеном» может стать АФК «Система», учитывая, что это разносторонний крупный холдинг. Его дочерняя компания «МТС» в Якутии работает очень активно, отрабатывает также по проекту «Умный город». В этой части присутствие в регионе компании точно есть. Это раз. Другой актив — Cosmos Group — рассматривает возможность участия в нашем гостиничном проекте. Segezha Group рассматривает вариант участия в лесоперебаботке. Также мы рассматриваем возможность сотрудничества в сфере развития наших промыслов. Пока эта тема у них только зарождается, а если разрастется, то будет очень хорошо. Специфика АФК «Система» в том, что если приходит одно подразделение, то за ним могут приходить все остальные, и будут создаваться какие-то смежные синергетические эффекты. То есть если приходит гостиница, то ей будет помогать сопредельная близкая туркомпания. Это нам может дать синергию. Мы сейчас движемся в этом направлении, и это будет хорошая история.

Это опция один. И опция два — это крупный технологический и финансовый партнер для среднетоннажного проекта компании «СПГ». Может быть это будет «НОВАТЭК», может быть «Атомэнергомаш» или «Ростех», который. заметно обозначил свое присутствие в регионе и наверняка будет его наращивать. Это правильный сценарий. Когда приходит крупный бизнес, за ним — его подразделения, подрядчики, друзья и друзья друзей.

11 июля: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайжест региональных событий и свежая статистика