Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Якутия в 2016-м: постепенное движение вперед

Ростислав Туровский о векторе развития восточных регионов России

Минувший год был для Якутии вполне успешным. В регионе продолжалась реализация новых сырьевых и инфраструктурных проектов, создающих перспективу на будущее. Весьма неплохо складывалась финансово-бюджетная ситуация. Непосредственно в 2016 г. в регионе не было торжественных церемоний запуска каких-либо месторождений или промышленных предприятий. Однако работа не прекращалась, и практически по всем ее направлениям тенденции приобрели оптимистический характер.

Якутия в 2016-м: постепенное движение вперед
Фото: sakha.gov.ru

Ростислав Туровский

Доктор политических наук, профессор НИУ ВШЭ, научный редактор East Russia
Сырьевая подпитка бюджета

Совершенно особое значение для Якутии имеют в настоящее время инфраструктурные проекты, среди которых выделяется строящийся газопровод «Сила Сибири». Неудивительно, что Якутия показала по итогам прошлого года отличный рост инвестиций – почти на 25% (за январь-сентябрь 2016 г.). Заметно увеличились объемы строительных работ – на 17,8%. По этим показателям Якутия находилась среди российских лидеров, что, конечно, создавало поводы для оптимизма.

Правда, текущие показатели социально-экономического развития свидетельствуют скорее о стагнации. Например, промышленность в Якутии выросла в 2016 г. только на 1,6%. Сельское хозяйство осталось примерно на том же уровне (минимальный спад на 0,3%). О наличии проблем свидетельствовали высокие показатели безработицы, особенно типичной для сельских районов республики. По уровню безработицы Якутия оказалась лидером на Дальнем Востоке (с показателем 7,5% по итогам октября-декабря 2016 г.). Небольшой, но все-таки спад отмечался по показателю реальных денежных доходов населения – они снизились на 2,7% за январь-ноябрь 2016 г. (хотя это далеко не худший результат на Дальнем Востоке). Запас прочности у населения, однако, остается, о чем свидетельствует сохранение прежних оборотов розничной торговли (минимальное падение на 0,6%). Тем не менее, социальное самочувствие жителей Якутии вряд ли можно назвать позитивным, и на эту проблему властям нужно будет обратить особое внимание.

При этом в финансовой сфере Якутия чувствовала себя вполне благополучным регионом, благодаря, разумеется, своему сырьевому сектору. Бюджет республики уже не в первый раз оказался самым большим на Дальнем Востоке: доходы, по итогам 2016 г., достигли 196,2 миллиардов рублей. Правда, по объемам собственных налоговых и неналоговых доходов (132,2 миллиардов рублей) республика все-таки отстала от Сахалина, но обошла его в связи с большими объемами федеральных трансфертов. Якутия постепенно повышала и свою финансовую самостоятельность. Ее собственные доходы выросли на 9,7% и составили 67,4% всех ее бюджетных доходов (которые выросли на 5,2%). Отличный рост продемонстрировали доходы от налога на прибыль – на 29,2%. Поступления от подоходного налога выросли скромнее, но тоже значительно – на 9,4%. Важным для республики остался налог на добычу полезных ископаемых (главным образом – алмазов), но поступления от него резко упали (на 21,4%).

Улучшение финансово-бюджетной ситуации в Якутии логически ведет к снижению федеральных трансфертов, хотя их объемы и остаются очень большими. По итогам прошлого года регион получил на 3,9% меньше федеральных трансфертов, чем раньше. Якутии снизили поступления от дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности (на 9,7%), весьма резко сократили субсидии (на 30,7%). Только по субвенциям уменьшение поступлений оказалось не столь значительным (на 4,3%).

Неплохая ситуация с бюджетными доходами, судя по всему, не создает стимулов для каких-либо корректировок в финансовой политике региональных властей. Особенностью Якутии является то, что республика как будто живет в «старых добрых» временах, позволяя себе, например, не просто наращивать долги, но еще и предоставлять масштабные государственные гарантии и выпускать государственные ценные бумаги. Многие российские регионы в годы кризиса этим вообще не занимаются. В результате государственный долг республики достиг 44,9 миллиардов рублей, и Якутия остается по этому показателю абсолютным лидером ДФО. Объем выпущенных регионом государственных ценных бумаг составляет 15,25 миллиардов рублей, а государственных гарантий – 10,7 миллиардов рублей. Из-за этого на республике и «повисает» столь большая долговая нагрузка. По итогам 2016 г., государственный долг Якутии только вырос – на 17,25%. Как и во многих других регионах, произошло резкое снижение объема банковских кредитов, но зато республика заняла много денег у федерального правительства. За муниципальными образованиями Якутии тоже числится немалая и растущая долговая нагрузка (2,5 миллиардов рублей, рост на 19,8%), причем, следуя примеру республиканского правительства, некоторые муниципалитеты берут на себя дополнительные обязательства в виде муниципальных гарантий.

Не вполне ясный характер приобрели тенденции в расходной политике региона.  Якутия не особенно стремилась экономить средства и нарастила расходы в большей степени, чем доходы – на 6,8%. В результате по итогам года в бюджете вырос дефицит. Обращает на себя внимание резкий рост расходов на ЖКХ – на 26,9% (их доля в расходах приблизилась к 20%). С одной стороны, большие расходы на ЖКХ в северном регионе могут быть оправданы. Но с другой стороны, столь большие колебания от года к году вряд ли являются показателем сбалансированной расходной политики в этой сфере. Стоит напомнить, что ГУП «ЖКХ Якутии» в прошлом году переживал не лучшие времена – в нем накопились долги по зарплате, а правительству республики приходилось проводить кадровые замены. Республиканские власти увеличили расходы и на сельское хозяйство, направление, работа которого тоже подвергается критике (Якутия отличается большими расходами на село, и в прошлом году увеличила их еще на 4,9%). Обращает на себя внимание весьма заметный рост расходов на общегосударственные вопросы (на 9,6%), что тоже выделяет Якутию на фоне других регионов ДФО. Тем временем и без того небольшие расходы на дорожное хозяйство (слаборазвитое в регионе по объективным причинам) еще больше урезали – на 3,5%.

В финансировании социальной сферы тоже был заметен разнобой. Существенно снизились расходы на здравоохранение – на 10,3%. Напомним, что при этом в Якутске как раз не удалось завершить строительство перинатального центра. Однако расходы на социальную политику выросли на 6,9%. Немного увеличила Якутия и расходы на образование (самая крупная статья бюджетных расходов) – на 2,3%. В целом по итогам анализа расходной политики не складывается ощущения, что все эти разнонаправленные тенденции были связаны с какой-то единой стратегией. Как уже сказано, республика не ощущала финансовые проблемы и действовала достаточно свободно.


Проясняющиеся углеводородные перспективы

Главную перспективу для якутской экономики по-прежнему формировал ТЭК. В нефтяной отрасли прояснилась ситуация вокруг Среднеботуобинского месторождения: 29,9% долей ООО «Таас-Юрях Нефтегазодобыча» были проданы консорциуму индийских компаний (Oil India Limited, Indian Oil Corporation Limited и Bharat PetroResources Limited), с которым в последнее время тесно сотрудничает «Роснефть». Это дает основания прогнозировать индийские инвестиции в нефтяной сектор Якутии. Со своей стороны и власти республики намерены поддерживать нефтяную промышленность, предоставляя льготы по налогам на прибыль и имущество (их, вероятно, и получит «Таас-Юрях Нефтегазодобыча»). Кроме того, на территории Якутии расширяет деятельность Иркутская нефтяная компания (ИНК). Неудачей, впрочем, завершилась первая попытка найти инвестора для Борулахского нефтегазового участка. Конкурс неожиданно выиграла небольшая удмуртская компания «УДС-Энерджи», которая обошла «Роснефть», но она не смогла выполнить условия, и в итоге лицензия осталась у государства.

В газовой промышленности продолжается подготовка к запуску Чаяндинского месторождения, но, прежде всего, ведется строительство газопровода «Сила Сибири». Со своей стороны республиканские власти стараются договориться о будущей газификации Якутии, проводя для этого переговоры с А.Миллером. Одновременно решается вопрос об энергоснабжении трубопровода: с этой целью в 2017 г. будет модернизирована крупнейшая ЛЭП Дальнего Востока «Чернышевский - Мирный - Ленск – Пеледуй», которая уже обеспечивает энергоснабжение ВСТО, а также местных потребителей (проектом занимается «Дальневосточная энергетическая управляющая компания»).

В то время как «Газпром» постепенно разворачивает работу в Якутии, прежний лидер ее газовой отрасли – группа «Сумма» (в лице Якутской топливно-энергетической компании, ЯТЭК) ищет возможности для сохранения своей ниши. Очевидно, что «Сумма» не будет экспортировать свой газ в Китай по «Силе Сибири», и в последнее время компания начинает делать ставку на переработку газа на месте. Ее действия уже увенчались успехами и заслужили поддержку премьер-министра Д.Медведева, давшего торжественный старт работе установки комплексной подготовки газа ЯТЭК. Гораздо более крупным проектом может стать строительство газохимического комплекса. Хотя надо заметить, что в Якутии уже не раз говорили о создании газохимии, но эти инициативы наталкивались, помимо финансовых ограничений, на недовольство местного населения, которое в республике традиционно подозрительно относится к любым экологически опасным проектам. Не исключено, что часть газовых активов «Суммы» будет просто распродана: так, появились сообщения о возможной продаже Мирнинского участка компании Skyland Petroleum Limited (австралийская компания, связанная с китайским капиталом).

В угольной промышленности тоже можно говорить о поэтапном выходе на новые горизонты. Во-первых, улучшается ситуация вокруг группы «Мечел», которая постепенно решает проблемы со своими долгами. В результате один из основных кредиторов – Газпромбанк получил 49% акций «Эльгаугля», а «Мечел» добился реструктуризации долга. Укрепляется сотрудничество с китайскими партнерами: «Мечел» подписал меморандум с компанией Jidong Cement. В основном районе работы компании вблизи Нерюнгри предполагается развитие открытого способа добычи. С 2017 г. «Мечел» предполагает начать добычу на месторождении Джебарики-Хая, где стартовали горные работы.

Во-вторых, добыча угля становится основной специализацией ТОР «Южная Якутия», созданной в 2016 г. и ставшей второй ТОР в республике. Главным участником этой ТОР является группа «Колмар», занимающаяся, в частности, проектом Денисовского месторождения (на ГОКе «Денисовский» с 2017 г. начинается строительство шахты «Восточная Денисовская»). Кроме того, «Колмар» наращивает добычу на Инаглинском месторождении. Все это создает предпосылки для расширения добычи угля в Якутии: уголь будет поставляться на экспорт, по всей видимости – через порт Ванино в Хабаровском крае. Не исключено, что в ТОР «Южная Якутия» войдет и угольная компания СУЭК со своим Кабактинским месторождением.


Ясность только с алмазами

Остальные проекты ТОР «Южная Якутия» имеют скорее гипотетический характер. В сущности, эта ТОР призвана обеспечить комплексное освоение ресурсной базы Южной Якутии, где с советских времен ставка делалась на уголь и отчасти – на золото. Возможно, к ним добавится железная руда, но сроки запуска Таежного ГОКа компании «Тимир» постоянно откладываются. Более того, число проблем только выросло, и государство демонстрирует намерения вернуть выданную «Тимиру» субсидию, поскольку требуемые работы выполнены не были. АЛРОСА тем временем пытается выйти из проекта, оставив его «Евразу» и продав свои 49%, но найти покупателя не удается. Список потенциальных сырьевых проектов Южной Якутии остается очень длинным (добыча апатитов, слюды, золота, нефти и газа и пр.), но пока дальше угледобычи дело не сдвигается.
 
Неясную перспективу имеет и проект Алданского НПЗ, который тоже видится частью ТОР «Южная Якутия». Этот проект продвигают власти республики вместе с подконтрольной им компанией «Туймаада-нефть», но, как и в случае с Амурским НПЗ, вопрос о поставках нефти по ВСТО не находит своего решения, а также не вполне ясен источник сырья (в этой роли видится Иркутская нефтяная компания, которая, однако, тоже больше заинтересована в экспорте нефти по ВСТО). Таким образом, ТОР «Южная Якутия» вряд ли реализует все многочисленные и амбициозные планы, но, по крайней мере, «Колмар» сможет ей воспользоваться для наращивания добычи угля на более выгодных условиях. В любом случае эта ТОР обгонит по своим масштабам созданную ранее в Якутске ТОР «Кангалассы», где проекты не столь велики, и сроки их реализации в ряде случаев переносятся. Говоря о якутской энергетике, обратим внимание и на затягивание сроков запуска Якутской ГРЭС-2: объект заработает в 2017 г., а пока там прошел только тестовый пуск турбины.

Становится более определенной перспектива работы ключевого экономического субъекта Якутии – компании АЛРОСА. В последние годы появлялось немало предположений и спекуляций в отношении частичного свертывания ее производства. Но компания, судя по всему, стала увереннее смотреть в будущее. Если долгосрочная перспектива по-прежнему вызывает противоречивые прогнозы, то в ближайшие годы, как минимум, до 2019 г. АЛРОСА обещает рост добычи. В первую очередь это связано с началом добычи на Верхне-Мунском месторождении, которое выйдет в 2019 г. на проектную мощность. Этот проект пользуется государственной поддержкой, и АЛРОСА получила на него субсидию для строительства временной дороги. На старом Айхальском ГОКе АЛРОСА начала работать на месторождении Заря. Тем самым выбывание старых мощностей компенсировать удается. Более сложным остается вопрос о контроле над АЛРОСА, учитывая новые планы приватизации части пакета ее акций. Как обычно, постановка этого вопроса вызывает нервозность у якутских элит, опасающихся утратить свою часть контроля над важнейшей компанией.

Заметно улучшаются перспективы якутской золотодобычи. Здесь в первую очередь интересны действия компании Nordgold А.Мордашова, которая начала строительство рудника на месторождении Гросс. Ввод месторождения в эксплуатацию планируется на 2018 г., и он станет крупнейшим российским активом Nordgold. Власти Якутии со своей стороны продолжают попытки реанимировать работу над запуском Нежданинского месторождения, обещая льготы новым совладельцам актива («Полюс» и «Полиметалл»). Но с этим проектом такой ясности, как с месторождением Гросс, не возникло.

Не исключен и успех попытки восстановить в Якутии добычу олова, которая в советское время составляла одну из специализаций республики. Власти республики, контролирующие новое месторождение Ручей Тирехтях через свою «Республиканскую инвестиционную компанию», ищут партнеров в лице «Ростеха» и китайских инвесторов. «Ростех», напомним, постепенно разворачивает свою деятельность в Якутии, занимаясь Томторским месторождением редкоземельных металлов (вместе с группой ИСТ) и продолжая попытки заняться небольшой добычей нефти и газа на севере республики в Анабарском районе.

Учитывая размеры Якутии, огромное значение для нее сохраняет решение инфраструктурных проблем. Но и здесь вопросы быстро не решаются, учитывая стоимость проектов и важность привлечения либо федеральной поддержки, либо иностранных инвесторов, а лучше и того, и другого. В частности, возникли проблемы на завершающем этапе строительства железной дороги «Томмот – Нижний Бестях», превратившегося в один из больших долгостроев в республике. Вероятно, заканчивать строительство будет уже другой подрядчик, и завершение проекта планируется теперь к концу 2017 г. Вопрос об автодорожном мосте через Лену в районе Якутска решения так и не нашел. Велись новые переговоры с китайской стороной, мост оказался среди приоритетных российско-китайских проектов, на помощь со стороны Китая рассчитывает, судя по всему, и федеральное правительство. Однако реального продвижения работ по проекту не началось.

Федеральные власти зато более активно занимались обустройством арктической инфраструктуры, внимание к которой в последние годы резко выросло в связи со стратегическими задачами государства. Минобороны уделяет большое внимание строительству и реконструкции военных объектов в Арктике. Первым зримым результатом этого процесса стала модернизация аэропорта Тикси, имеющего двойное назначение. Со своей стороны республика стремится пробивать финансовую поддержку центра для всей сети своих северных аэропортов, таких как Чокурдах и Жиганск. Одновременно она стремится навести порядок в собственном авиационном хозяйстве, решив присоединить авиакомпанию «Полярные авиалинии» к авиакомпании «Якутия».


Внутренние перемены

На федеральном уровне Якутия продолжала заниматься привычной лоббистской деятельностью, хотя нельзя сказать, что она имела какие-то зримые результаты. Глава республики Е.Борисов в течение года встречался с В.Путиным, состоял в президиуме Госсовета. Однако более интересные процессы происходили в самой республике, где заметно обновился состав правительства. Одной из причин стал переход прежнего главы правительства Г.Данчиковой в Госдуму, куда она была избрана по списку «Единой России». Часть новых чиновников столкнулась с недовольством местных элит, которые традиционно настороженно относятся к «чужакам». В частности, критику вызывало назначение главой правительства Е.Чекина, который работал в республике всего пять лет и занимал на момент последнего карьерного взлета пост всего лишь заместителя министра экономики Якутии. Однако Е.Борисов достаточно уверенно продвигает на важные правительственные посты молодых технократов, некоторые из которых ранее в регионе не жили и не работали.

В целом истекший год ознаменовался крупными перестановками в команде Е.Борисова. Например, пост главы администрации правительства и главы республики занял Ф.Борисов, тогда как его предшественник Ю.Куприянов перешел на пост постоянного представителя республики в Москве. Прежний постоянный представитель А.Стручков вернулся в Якутск на позицию первого вице-премьера и министра экономики. До уровня вице-премьера был повышен бывший министр спорта М.Гуляев. Произошел целый ряд замен среди министров республиканского правительства. Некоторые из этих замен были связаны с репутационными проблемами: так, министр сельского хозяйства А.Артемьев ушел после скандала, связанного с незаконным получением диплома о высшем образовании. По итогам перестановок можно сделать вывод о том, что Е.Борисов усилил свое влияние на состав и работу республиканского правительства. Вероятно, именно это и вызвало недовольство внутриэлитной оппозиции, выражавшей претензии в отношении тех или иных кадровых решений. Кстати, часть якутских элит выражала недовольство и в отношении назначения нового республиканского прокурора Н.Пилипчука, перешедшего из Амурской области.

Весьма интересный разворот приобрела в Якутии думская кампания. Якутия оказалась среди тех регионов, где «Единая Россия», в соответствии с договоренностями с Кремлем и другими партиями, отказалась от выдвижения своего кандидата в одномандатном округе. В результате основным кандидатом стал депутат Госдумы от «Справедливой России», известный якутский политик и предприниматель Ф.Тумусов. Часть якутских элит пыталась помешать его успеху, выдвинув бывшего министра культуры республики А.Борисова. Но этот кандидат зарегистрироваться не смог. В результате в борьбе с кандидатами от партий системной оппозиции (где главным соперником оказался кандидат от партии «Родина», генеральный директор «Якутскэнерго» О.Тарасов) Ф.Тумусов одержал победу и остался депутатом, а также крупным игроком на якутской политической сцене. Однако «Единой России» удалось провести одного депутата по списку – им и стала Г.Данчикова. В отношении ее шансов были свои сомнения, поскольку небольшую по числу избирателей Якутию выделили в одну партийную группу, которую, кстати, возглавил Е.Борисов. Однако голосов партии все-таки хватило, и якутская группа получила один мандат.

При этом выдвижение Ф.Тумусова неизбежно привело к росту голосования за «Справедливую Россию». Якутия заняла третье место в России по уровню голосования за эту партию, отдав ей 15,2% голосов. Как и следовало ожидать, это повлияло на результат «Единой России», хотя он был не столь уж плохим (46,4%). Тем не менее, якутским единороссам и самому главе республики пришлось, вероятно, поволноваться, поскольку от результата их партии в регионе прямо зависело получение одного депутатского мандата. Результаты других партий оказались слабыми. КПРФ немного превзошла среднероссийский уровень, набрав 14,4% голосов, а результат ЛДПР, как и следовало ожидать от национальной республики, был самым низким в ДФО (10,7%). Явка избирателей немного превысила среднероссийскую, составив 48,1%. В целом результаты думских выборов в Якутии позволили удовлетворить интересы и «Единой России», и «Справедливой России», создав выгодный им баланс. Попытки внутриэлитной оппозиции вмешаться в этот процесс были неизбежными, но на итоги выборов не повлияли.

Таким образом, вектор социально-экономического и общественно-политического развития Якутии в 2016 г. не изменился. В республике продолжалась постепенная реализация целого ряда крупных сырьевых (и связанных с ними инфраструктурных) проектов буквально по всем направлениям, будь то газ, нефть, уголь, алмазы или золото. Но кризисные процессы не способствовали быстрому движению вперед, в связи с чем работы замедлились, и ввод в эксплуатацию ряда объектов пока так и не состоялся. Тем не менее, нельзя сказать, что Якутия стала жертвой финансового кризиса: ее бюджет выглядел по-прежнему очень неплохо, и власти вполне уверенно принимали финансовые решения, не свидетельствующие о каких-либо затруднениях. Дальнейшие перспективы в целом ясны и связаны с продолжением реализации начатых проектов. Судя по всему, часть из них находится за гранью реальности и реализована не будет, но даже нескольких хватит для того, чтобы республика осталась успешным регионом.