Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Японская женщина: дискриминация - или?

Особенности взаимоотношений полов в Стране восходящего солнца изучило EastRussia

Многие культуры обладает своими уникальными особенностями, делающими их известными. Это и сдержанность англичан, и куртуазность французов, и напористость американцев. Однако отнюдь не все из широко известных культур можно описать одним универсальным определением. К таким относится и Япония, страна ответственных рабочих в наше время и воинственных самураев и утончённых гейш в прошлом. Естественно, можно было бы задаться вопросом относительно эволюции, которую в целом прошла Япония от прошлого к настоящему. Но не менее, а, может, даже и более интересна другая проблематика: взаимоотношение японцев и японок, причем как на протяжении истории, так и в современном мире.

Японская женщина: дискриминация - или?
НЕМНОГО ИСТОРИИ

Можно смело утверждать, что примерно до конца XI — начала XII веков положение женщины в Японии находилось на весьма высоком уровне: они имели те же права, что и мужчины в вопросах брака, труда и даже наследования  имущества, пусть и с некоторыми оговорками. Причины этого лежали отчасти в религии синто — ведь восемью миллионами божеств, проживавших в Японии правила верховная богиня Аматэрасу, — отчасти в том, что привилегированным классом в периоды Нара и Хэйан (VIII–XII) были не приближённые воины правителя, но государственные служащие.

В XII же веке началось усиление самураев как класса, что способствовало формированию воинской элиты и ослаблению позиций чиновничества. Кроме того буддизм, постулировавший превосходство мужчин над женщинами, окончательно стал частью японской культуры. Всё это привело к уменьшению роли женщин в социальной и трудовой сферах.

Своего апогея данная тенденция достигла к концу XVI — началу XVII веков. Тогда же официальной религией сёгуната Токугава стало конфуцианство, предписывающее женщине подчиняться отцу в детстве, мужу в зрелости и сыну в старости. Это определило подчинённое положение женщины в правящем классе, подобающее ей место. Она должна была стать изящной, заботливой, ответственной, тихой и покорной домохозяйкой — украшением отца или мужа. И она, лишённая права на самоопределение, приняла такой облик. И этот же облик впоследствии сказался на образе других японских женщин.

Но здесь необходимо упомянуть также и о том, что подобное положение вещей наблюдалось исключительно в самурайских семьях, в то время как во всех прочих сословиях положение женщины не было столь удручающим. Так, несмотря на влияние буддизма, немалые права сохранялись у женщин других каст Японии того времени: у крестьян и ремесленников, к примеру, браки  гораздо чаще были по согласию самих жениха и невесты. Хотя и в семьях данных каст положение каждого члена семьи было дифференцированным, и женщины занимали иное, более низкое положение, нежели мужчины.

Такое положение вещей сохранялось до конца XIX века, до реформ Реставрации Мэйдзи. Одним из следствий сопутствующих изменений стало устранение кастовых границ, которые до того не только устанавливали иерархию подчинения военной элите, но и служили своеобразным гарантом сохранения обычаев и традиций каждого социального слоя. Теперь же, в эпоху Мэйдзи, самурайские ценности и обычаи начали пронизывать всё общество целиком и полностью.

Так уже за всеми женщинами закрепилась роль домохозяйки, своеобразной узницы своего собственного дома — дискриминация, бывшая до того особенностью лишь одной касты стала уделом всех. А с учётом всё нараставшей милитаризации Японской империи стало очевидно, какое именно место подобает японской женщине в государстве подобного рода. Можно даже сделать предположение, что именно в данный период окончательно утвердились более вежливые и уважительные формы обращения женщин к мужчинам и более фамильярные — мужчин к женщинам.

Всё это длилось до конца Второй Мировой войны, когда проигравшая Япония была вынуждена принять в Конституции 1946 года равенство полов, а в 1947-м году приняла правки в Гражданском кодексе, согласно которым женщины получали во всех областях жизни такие же юридические права и обязанности, как и мужчины. Подтверждением данных положений стал и Билль о равных возможностях 1986 года.

Однако дискриминация, унаследованная от милитаризированной Японии, не исчезла до конца: до сих пор остаётся большое количество проблем в трудовой и бытовой сферах жизни. Женщине труднее получить работу в целом, и ещё тяжелее получить её на тех же условиях, что и мужчине. В бытовой сфере значительная часть обязанностей по дому лежит на женщине, даже если работают и она, и мужчина. Забота же о детях в семье полностью ложится на плечи жены, поскольку отцы семейств часто допоздна пропадают на работе. А временами мужья не видят своих родных неделями в связи с особенностями японской трудовой политики: повышение в ряде японских компаний это не только приобретение новых полномочий, но и «переезд» по месту работы в другое место, часто даже в другую провинцию.

СЕМЕЙНЫЕ ЦЕННОСТИ

Вообще, если касаться вопроса семейного, то здесь можно отметить несколько характерных для Японии тенденций.

Во-первых, на протяжении всего XX века наблюдался постепенный спад семей традиционного типа и рост семей типа нуклеарного. Эта же тенденция справедлива и для нынешнего столетия. К тому же необходимо отметить, что постепенно, хоть и медленно, растёт количество браков по любви, основанных на личной приязни. И данный рост постепенно вытесняет брак по расчёту, который скреплял скорее семьи, чем сердца.



Во-вторых, наблюдается постепенное старение нации в связи с более поздним заключением брака. И если для девушки ещё в конце XX века средний возраст выхода замуж составлял около двадцати лет, то уже в нулевые годы XXI века он приблизился к отметке в тридцать лет. Соответственно, рождение детей приходится примерно на тридцать два — тридцать четыре года.

В-третьих, само заключение брака перестало быть обязательным, даже давление со стороны социума на женщин в данном отношении стало гораздо меньше. И уже не является удивительной женщина, выбравшая карьерный рост, а не роль домохозяйки, хотя количество последних всё ещё очень высоко. Скорее всего, отчасти это связано также и с тем, что если для мужчины создание семьи есть некое исполнение долга по отношению к своим родителям, который он после свадьбы почти и не исполняет, то для женщины это куда более серьёзный шаг. Ведь для неё встаёт вопрос: или домохозяйство, или карьера.

В-четвёртых, женщины, отказавшиеся от карьерного роста, довольно часто становятся так называемыми «кёику мама», женщинами, для которых помощь детям в их становлении становится высшим приоритетом. Их материнство делает жизнь для них «икигаи», имеющей смысл, а последующие периоды своей жизни они соотносят с периодами жизни детей: детский сад, школа, университет.

Однако не всё так однозначно, как можно было бы подумать. Несмотря на отказ от карьеры многие домохозяйки всё равно по крайней мере часть своего материнства занимаются трудовой деятельностью. Временный наем и подработка — обычный вид занятости для тех замужних женщин, которые хоть и предпочитают семью работе, но всё же не ограничивают свой круг интересов исключительно домашними хлопотами.

Также есть ещё одна любопытная особенность семейных взаимоотношений между мужем и женой: несмотря на то, что в подавляющем большинстве случаев именно мужчина обеспечивает семью, бюджетом данного института распоряжается жена. Есть даже семьи, где зарплата мужчины сразу перечисляется на банковский счёт его супруги, делая того в экономической сфере фактически заложником решений жены.

ГЕНДЕРНАЯ ДИСКРИМИНАЦИЯ

Подобная неоднозначность взаимоотношений мужчин и женщин присутствует и в иных сферах, формируя дискриминацию не только по отношению к женщинам, но и к мужчинам.

Касательно женщин это чаще всего проблемы с получением работы. Притом проблемы могут быть во многих случаях. Женщинам труднее как получить работу вообще, так и достойную работу в частности. Но даже при получении достойного места не исключена вероятность, что зарплата будет выплачиваться меньшая, чем мужчине на аналогичной должности. Также часто женщин вынуждают вместо взятия декретного отпуска увольняться по собственному желанию. Иными словами, чаще всего дискриминация по отношению к японкам лежит в трудовой сфере, что с учётом их увеличившейся политической и профсоюзной активности воспринимается ими крайне болезненно.

Притеснение же мужчин касается других областей. Как в метро есть вагоны исключительно для женщин, так есть и кафе только для женщин, и даже библиотеки. Также присутствуют серьёзные различия в оплате определённых услуг: в некоторых случаях медицина и часть товаров стоят для мужчин дороже, чем для женщин. К тому же в общественных заведения присутствуют так называемые «Lady’s day», когда женщинам полагаются большие скидки, например, в некоторые дни билеты в кинотеатр для японок стоят почти в два раза дешевле нормальной цены. Для мужчин же таких услуг нет.

На основании всего этого можно сделать вывод, что каждый пол подвергается определённым притеснениям, но в разных сферах жизни, в результате чего и мужчины, и женщины приобретают особые «права» и «штрафы», определяющие их социальную реальность.

Если же подводить итог относительно и дискриминации, и дифференциации труда в контексте истории половых взаимоотношений на территории нынешней Японии, то можно понять, что нынешнее положение дел — политическая и социальная активность женщин, старение нации и рост нуклеарных семей — есть следствие с одной стороны процессов исторических, а с другой — культурного феномена, в котором роль женщины, изначально высокая, постепенно сводилась к минимуму. Сейчас же, наоборот, представительницы прекрасного пола получили возможность проявить гражданскую активность, несмотря даже на внешнюю покорность, проявляющуюся в этикете и особенностях речи.