Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Японские русалки

Ныряльщицы «ама» - промысел или традиция?

Японские русалки

Существует сугубо женский (за редкими исключениями) вид морского рыбного промысла. Это добыча сидячих на дне морских организмов женщинами-ныряльщицами. Труд ныряльщиц за морскими дарами называют искусством «ама».

Труд ныряльщиц «ама» возник более 2000 лет назад. До наших дней он сохранился практически в неизменном виде. Только специальные крючки для поддевания и отделения моллюсков от скального субстрата теперь не костяные и деревянные, а стальные. Все остальное, в том числе и одежда, а часто и ее отсутствие, то же самое.

Бывает, что ныряльщиками являются и мужчины. В некоторых районах Японии их доля достигает 20-25 %. Но в целом по стране эта доля очень мала. А поскольку данное обстоятельство снижает планку романтических представлений об этом искусстве, мужскую роль именно в нырянии стараются не замечать. Но будем объективны, и роль мужчин в этом деле замалчивать не станем.

Столетиями «ама-сан» добывают одни и те же виды морских организмов: из моллюсков и иглокожих - морское ушко, сазаэ (рогатый тюрбо), морской еж, трепанг, из ракообразных – японский лангуст, из водорослей – гелидиум, ундария и др. Наиболее желанной добычей является одностворчатый моллюск морское ушко (абалон), он самый дорогостоящий (некоторые экземпляры, если они пойманы ныряльщицами, стоят на рынке 100 и более долларов). Добыча именно этого моллюска требует больших усилий, поскольку своим мускулом он очень прочно крепится к камням и скалам. В прежние времена - до постановки выращивания жемчуга на морских плантациях на промышленную основу - «ама» были «искателями жемчуга». Сейчас данное направление в работе «ама» имеет больше декоративный, чем промысловый характер.

В 17 – 19 веках промысел «ама» был весьма важен для экономики Японии. Несмотря на изоляцию от внешнего мира, внешнюю торговлю надо было развивать. Открытый для иностранцев порт Нагасаки активно использовался для экспорта в Китай и другие страны агара, производимого из агароносных водорослей. Водоросли в указанные времена могли добывать только женщины ныряльщицы. В середине 19 века промысел агароносов и производство агара распространились по всей Японии. Соответственно, и значение промысла «ама» было очень велико.

Почему труд «ама» сохраняется веками и тысячелетиями, объяснить трудно. В достаточной степени убедительной выглядит следующая версия. Во-первых, этот вид промысла четко локализован. Он развился и сохранился там, где в прибрежной, доступной для пловцов, зоне есть достаточные запасы традиционных для промысла «ама» видов, указанных выше. Наличие постоянного предмета труда создает условия для постоянного характера труда.

Во-вторых, «ама» не используют специальных дыхательных приборов, полагаясь только на физические и духовные силы организма, и не могут оказать сильного воздействия на среду и обитателей прибрежной зоны. И это позволяет поддерживать экосистемы и биотопы в равновесном состоянии. Кроме того, в последнее время даже на этих щадящих видах промысла устанавливаются ограничения по сезонам и количеству промысловых дней. Вступает в силу и субъективный фактор – восточноазиатский менталитет, включающий уважение памяти предков и непререкаемое сохранение традиций.

Про то, что «ама», переодевшись несколько десятилетий назад в водолазные костюмы с аквалангами, подорвали запасы тех видов морских организмов, которые составляли основу их существования, японские исследователи не вспоминают. В то же время известно, что в конце 19 века были подорваны запасы агароносной водоросли гелидиум из-за высокого спроса на агар за рубежом и жажды получения высокой прибыли в короткие сроки японскими нанимателями ныряльщиц «ама» для добычи водорослей.

Однако водолазный промысел существует. Такой способ добычи донных морских организмов есть (но в очень небольших объемах) не только в Японии, но и в других странах. В том числе и в России. На Дальнем Востоке водолазным способом добывают морских ежей, икра которых чрезвычайно высоко ценится на японском рынке. При этом используются различные технические достижения, значительно увеличивающие возможности человека при работе под водой и, соответственно, эффективность добычи морских организмов. «Ама» «позволяют» себе в ряде случаев только «мокрый» костюм для ныряния.

Методы работы «ама»

Описание методов работы ныряльщиц «ама», одежды или орудий добычи можно найти в различных интернет-изданиях (как правило, это фрагменты туристических буклетов и журналов по японской тематике) и даже в известной книге фри-дайвера Жака Майоля «Человек-Дельфин», переведенной на русский язык. Мы предпочли обратиться к японским источникам - к собранию очерков, написанных со слов «ама» преклонных лет из разных районов Японии, а также к результатам культурологических японских исследований по данной тематике.

Существует два наиболее распространенных вида промысла «ама». Первый называется «фунадо», второй – «катидо». Первый означает – люди с лодкой, второй – ходоки (или пехотинцы по морскому дну). Есть еще одна разновидность промысла ныряльщиц – «нориаи», когда лодки объединяются в группу.

При первом виде промысла «ама» работает в паре с мужем или напарником (томаи-сан). При этом первый находится постоянно на борту лодки, контролируя ситуацию и вытягивая из воды напарницу, которой самостоятельно трудно это делать, поскольку она на теле несет груз для быстрого и легкого погружения (погружение в ряде случаев может достигать 20 метров). При очень кратковременном поднятии на поверхность «ама» делает вдох через слегка приоткрытые губы со свистом (так легче преодолевать разницу давлений в воде и на поверхности), что в народе так и называется «прибрежная флейта».

Иногда несколько «ама» нанимают судно и крепкого мужчину, который следит за безопасностью лова и помогает в работе женщинам-ныряльщицам. При этом используется один груз на всех пловчих.

Каждая ныряльщица связана с лодкой так называемым «тросом жизни» (иноти-дзуна). Самое опасное, когда трос рвется или отделяется от тела «ама». Поднятие из воды без посторонней помощи увеличивает время нахождения под водой, и легкие могут не выдержать. То, что «ама» могут находиться под водой две, три минуты, а иногда и более, роли не играет. Время остановки дыхания надо максимально использовать для поиска и добычи морских организмов.

Особую опасность представляют собой участки морского дна с остатками затонувших судов. Металлические выступы могут легко поранить или перерезать трос жизни. Поэтому, несмотря на скопление в таких участках желанного моллюска абалона, «ама» стараются избегать таких мест.

Часто «ама» надевают белую одежду, даже если используют «мокрый» костюм. Белое пятно хорошо различимо для томаи-сан под водой, так легче обеспечивать работу ныряльщиц и их безопасность.

При втором виде промысла «ама»-ловцы объединяются в группу и ведут добычу недалеко от берега без помощи судна. Этот вид промысла еще называют «окэдо» - то есть добыча морских организмов с использованием деревянной бадьи «окэ», куда складывается улов. Бадья также служит ориентиром на поверхности воды, с ней же соединяется и «трос жизни».

Продолжительность работы в воде ныряльщиц меняется в зависимости от температуры воды. Зимой, как правило, промысел закрывается. Весной и осенью женщины работают в воде 2 – 3 часа. Летом продолжительность рабочего времени увеличивается до 5 часов. На большее не способны даже весьма опытные ныряльщицы. Также продолжительность нахождения в воде зависит от возраста, опыта «ама» и других факторов.

Преодолевать изнурительность тяжкого труда помогает гармония с природой, теснейшая связь жизни «ама» с морской средой. Описаны случаи, когда «ама-сан» рождали детей сразу после работы под водой, едва сойдя на берег. Понятно, что это было в прошлом и не от хорошей жизни. Моллюск морское ушко до войны не приносил столько дохода, сколько в годы бурного развития японской экономики, когда значительно увеличился спрос на деликатно добытые морские организмы, также в несколько раз возросла рыночная цена на них на фоне укрепившейся платежеспособности населения.

Надо сказать, что подобное искусство ныряльщиц за морскими деликатесами – а то, что добывают «ама», и есть самые настоящие деликатесы – существует и в Республике Корея, в частности на острове Чеджу. Звучит оно по-другому – примерно как «хэнё», но смысл тот же самый – женщины моря. И сути дела это не меняет. Тяжелый труд, заменить который индустриальными видами промысла весьма трудно. Следы подобных видов промысла прослеживаются в древней истории других континентов, но сохранились только в Восточной Азии.

Искусство «ама» – часть японских традиций

Первые упоминания о японских ныряльщицах за морскими дарами содержатся в древнекитайских хрониках (в японском звучании «Гиси Вадзин Дэн») и антологии японской поэзии 8 века «Манъёсю». Данные источники не только упоминают о существовании ныряльщиц, но и дают некоторые сведения об особенностях их быта и внешности. Расшифровка старинных текстов показывает, что все тело древних «ама» было покрыто татуировками. Татуировки должны были оберегать ныряльщиц в воде от акул и других опасных обитателей моря. В ходе работы ныряльщицы должны были снимать всю одежду, которая скрывала защитные татуировки.

Обычай наносить татуировки оставался действующим до недавнего времени, как и правило - нырять в обнаженном виде.

В Японии число ныряльщиц «ама», которые живут этим видом промысла и в соответствии с японским рыболовным законодательством имеют на это рыболовные права и регистрацию, по данным исследований Комитета по образованию префектуры Миэ, составляет 1800 человек. С учетом тех ныряльщиц, которые занимаются промыслом время от времени, их число возрастает до 2170. Наиболее многочисленные компактные поселения находятся в городе Тоба и уезде Сима этой префектуры. Но есть специализированные промысла «ама» во многих других районах Японии. Как правило, в зависимости от места расположения этих традиционных промыслов специализация их отличается. Сейчас все «ама» объединены в кооперативы.

Число «ама» постепенно уменьшается. За последние 20 лет число «ама» уменьшилось вдвое (Табл.). Это происходит из-за снижения доходов ныряльщиц. Также постоянно увеличивается средний возраст ныряльщиц. Ухудшается среда обитания гидробионтов, которые добывают «ама». Объем сбора ныряльщицами морского ушка – основного объекта сбора - сократился в пять раз. Чтобы сохранить самобытную традицию, власти префектуры Миэ в 2013 году разработали программу оживления жизни прибрежных поселков и увеличения доходов женщин ныряльщиц.

Годовой доход современных «ама» составляет примерно 1,0 млн иен (около 10 тыс. долл.) в год. Только на эти деньги прожить в современной Японии практически невозможно. Чтобы увеличить доходы «ама», программа оживления жизни побережья предусматривает формирование промысловых участков, увеличение запасов морского ушка путем расселения личинок, внедрение технологий переработки мало используемых и неиспользуемых водорослей. Подобная поддержка должна стабилизировать производственный, а также традиционный уклад жизни «ама». Финансирование данных программ предусмотрено государственным бюджетом для рыбохозяйственной отрасли Японии. Бюджет в первую очередь направлен на оздоровление хозяйственной жизни прибрежных поселков. Но в данном случае можно с уверенностью говорить и поддержании традиций.

Таблица

Изменение числа «ама» после 1931 года

Год обследования

Количество человек

1931

12 913

1934

10 128

1938

9 320

1956

17 611

1965

11 042

1975

10 609

1978

9 134

1990

4 213

2010

2 174

По данным Морского музея Японии и Департамента рыболовства Японии.

Практически всегда собирание продуктов моря ныряльщицы сочетают с сельским хозяйством, иногда со сферой обслуживания (как правило, туризмом). В зависимости от природных условий конкретной местности число дней, отдаваемых морскому промыслу, сильно различается. Так, в окрестностях местности Тоба число дней морского промысла составляет от 10 до 110 дней в год. В окрестностях местечка Сима значение морского промысла выше и составляет от 40 до 286 дней в год.

В ряде местностей своеобразным регулятором промысла «ама» стали веками сложившиеся праздники ныряльщиц, как, например, в префектуре Ямагути на берегу Японского моря. Здесь в заливе Юя расположено древнее поселение «ама». В ходе обязательных выходных ныряльщицы посещают храмы, где совершают обряды с пожеланиями хорошего морского урожая и сохранения запасов добываемых объектов. Такие дни становятся традиционными инструктажами о правилах добычи (не добывать моллюсков размером меньше промысловой меры и т.д.).

Угрозу ремеслу, которое за тысячелетия превратилось в традицию и искусство, создает и постепенное старение ныряльщиц. Преобладающий возраст большинства ныряльщиц префектуры Миэ составляет 70-80 лет.

Япония и Южная Корея оспаривают право регистрации в ЮНЕСКО женского вида морского промысла «ама»

Южнокорейское Агентство по культурным ценностям приняло решение подать заявку в комиссию ЮНЕСКО, чтобы зарегистрировать культуру ныряльщиц «хэнё» с острова Чеджудо как нематериальное наследия человеческой культуры. Регистрация культуры «хэнё» в ЮНЕСКО, возможно, состоится в 2015 году.

Японские соответствующие органы также намерены подать заявку на регистрацию своей культуры в ЮНЕСКО. Способ добычи с морского дна организмов женщинами-ныряльщицами, превратившийся в самобытную культуру, существует только в Японии и Республике Корея.

По данным СМИ Республики Корея, на острове Чеджудо число ныряльщиц в период максимального развития этого вида промысла составляло 30000 человек. В настоящее время их число не превышает 4500 человек.

В Республике Корея считают ремесло «хэнё» исконно корейским и весьма критично относятся к намерениям Японии также зарегистрировать этот вид рыбного морского промысла как общечеловеческое достояние. Правда, корейские письменные источники средневековья датируют появление ремесла «хэнё» примерно началом 17 века. Указывается, что в 17 – 18 веках (эпоха Тёсон) корейские ныряльщицы поставляли дары моря к столу королевской семьи.

В японской префектуре Миэ данным видом промысла занимаются более половины всех ныряльщиц, зарегистрированных в стране, – около 1000 человек. Город Тоба и уезда Сима префектуры Миэ, где сильно развит вид промысла «ама», начиная с 2009 года, осуществляют обмены с подругами по ремеслу из Южной Кореи и там ежегодно проводится «Саммит “ама”». На саммите 2010 года было принято совместное решение ныряльщиц из Японии и Республики Корея подать единую заявку на регистрацию этого вида промысла в ЮНЕСКО. Причина в отказе от совместной заявки в ЮНЕСКО пользу отдельных национальных заявок кроется в ухудшении климата политических отношений двух стран. Также это связано с возросшими в этой связи национальными амбициями.

Японо-южнокорейские обмены между представительницами «промысла-культуры» «ама-хэнё», а также между специалистами - культурологами и историками двух стран продолжаются и в настоящее время. Сейчас это воспринимается как нечто особенное. Но до Второй мировой войны корейские «хэнё» постоянно приезжали на японский остров Сикоку для сбора агароносной водоросли гелидиум, что было нормальным явлением. Также и «ама» в конце 19 века выезжали на отхожие промыслы на Корейский полуостров. Еще раньше японские и корейские предприниматели создавали из хэнё бригады, с которыми направлялись на промыслы в Японию и Китай. В дореволюционные времена такие бригады появлялись и в российском Приморье, разумеется, только в короткие летние месяцы.

На отхожие промыслы в начале 20 века в Корею «ама» из префектуры Миэ отправлялись, как правило, с марта по сентябрь. Переправлялись на небольшом деревянном судне с помощью весел и паруса. Весь экипаж, включая «ама» и помощников, состоял из 15 человек. На время этих «экспедиций» судно становилось домом для всех. Парус и мачта превращались в крышу над лодкой, в которой все и спали.

Об искусстве и традициях «ама» в Японии написаны сотни и тысячи научных и популярных публикаций. «Ама» - это без преувеличения культурное наследие японского народа, хотя бы по возрасту. Этим продиктовано пристальное внимание японских исследователей к данной теме. И эта тема очень сильно перекликается с глобальной проблемой человечества – жить в гармонии с природой. В данном смысле феномен «ама», как и корейских ныряльщиц «хэнё», далеко выходит за рамки культурных ценностей только одной нации.

Стиль жизни, философия и мировоззрение «ама» тесно связаны с морем. Эта связь неразрывна и гармонична. «Ама» - это японские русалки, но не сказочные, а настоящие.

Число «ама» неуклонно снижается. Виной тому не только экономические условия. Главное состоит в том, что постепенно утрачивается природная среда их обитания, с которой они неразрывно связаны. Это не только горы пластикового мусора, загрязняющие прибрежную зону, но и забранные в бетон берега, доступные для праздных туристов и зевак. Однако неравная борьба за сохранение самобытного промысла с 2000-летней историей продолжается.