Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Забайкальский реквием по мечте

Минус на минус не всегда плюс. Объединение Читинской области и Агинского Бурятского АО не привело к процветанию Забайкалья.

Тринадцать лет назад на карте Российской Федерации появился новый регион – Забайкальский край, объединивший Читинскую область и Агинский Бурятский Автономный округ. Срок более чем серьезный и сегодня можно без всяких эмоций и скидок на политкорректность подвести некоторые итоги.

Забайкальский реквием по мечте
Фото: EastRussia

Само деление на регионы для жителей Читинской области и АБАО казалось искусственным. Простые люди продолжали существовать в одном географическом и экономическом пространстве.
«Многие забайкальцы откровенно не понимали, зачем референдумы, ведь и так во многом Читинская область и Агинский Бурятский автономный округ были единым целым, - говорит читинский политолог Роман Амплеев, – к примеру, жители округа голосовали на выборах губернатора Читинской области и депутатов областной Думы, в которой у жителей округа были свои представители. В Уставе Читинской области было записано, что Агинский Бурятский автономный округ входит в Читинскую область».

Но беда была в том, что условия в регионах были разные. Агинский округ был эдаким «сибирским Кипром», оффшорной зоной, в которой были зарегистрированы многие крупные российские предприятия и налогоплательщики. Долгое время, как во время подготовки объединительного референдума, так и после него, говорили о том, что главной причиной укрупнения региона была ликвидация агинского оффшора. С этим утверждением категорически не согласен Алексей Кошелев, который в составе первого краевого правительства в период с 2008 по 2013 годы выполнял обязанности заместителя председателя правительства Забайкальского края:


«Офшор в Агинском Москва прибила за два года до объединения. Остатков денег на счетах хватило только до 2008 года. А социалки в округе понастроили столько, что своих денег агинчанам категорически не хватало. Вот и пришлось нищей Читинской области делиться», - говорит Алексей Кошелев.

В период подготовки объединительного референдума много говорилось о перспективах будущего региона. Одной из главных «заманух» было обещание направить в будущий Забайкальский край денежный поток в размере 700 млрд. руб. От лица федеральных властей в 2006 году его озвучивал главный федеральный инспектор по Читинской области Валерий Попов. По его словам, через 10 лет после объединения (то есть к 2018 г. – прим. авт.). Забайкальский край станет самым богатым субъектом РФ в Сибири, регионом донором, а его экономическое развитие – крупнейшим проектом в стране.


 «Не знаю, кто и что обещал, но объединение с АБАО обошлось Читинской области порядка 600 млн. рублей в год в то время, - вспоминает Алексей Кошелев. – А 700 миллиардов инвестиций, думаю, типичные предвыборные обещания! Не более того. Был отдельный Указ президента: «поощрение за объединение», но там на социальные объекты выделили примерно два миллиарда. На них «Мегаполис-спорт» построили, психбольницу, онкоцентр и что-то еще, сейчас уже не помню. На этом все».

После объединения регионов еще несколько лет на слуху был проект по развитию юго-востока Забайкальского края, по которому должны были быть построены пять горно-обогатительных комбинатов, железнодорожная ветка Нарын – Лугокан и многое другое. Но…

«С обещаниями, думаю, собрали в кучу все планы, причем планы явно невыполнимые, по развитию четырех рудников на юго-востоке, Удокана (промышленная разработка началась лишь в 2020 году – прим. авт.), ЦБК, космического проекта «Могойтуйская промзона». Собрали все это, нарисовали красивую большую цифру, чтоб народ поразить! С реальностью там было мало общего. На выходе открылся только один Быстринский ГОК, - считает Алексей Кошелев и завершает свой ответ вопросом: - Если собрать воедино два бедных региона, то как же тут получится богатый?»

Согласен с Кошелевым и политолог Амплеев:

«В агитационных материалах, которых было великое множество, рассказывалось о перспективах нового субъекта, главный акцент делался на финансовой поддержке и инвестициях из федерального центра. Был ясный намек избирателям, что максимум через десять лет край перестанет быть дотационным. Об этих обещаниях часть забайкальцев помнит и по сей день. И от невыполнения этих обещаний есть разочарование и усталость. Люди так и говорят, мол, говорили о возведении целых пяти горно-обогатительных комбинатов, а построили только один – Быстринский.

Богатого региона не получилось. И Читинская область, и Агинский Бурятский Автономный округ перед объединением были дотационными регионами, таковым остается поныне и Забайкальский край. Регионом донором он к 2018-му не стал, но перебазировался из Сибирского в Дальневосточный Федеральный округ. Естественно, что произошло это не от хорошей жизни.

О том, на сколько было необходимо объединение регионов и можно ли сегодня говорить о целях, которые ставились перед началом процесса, как о достигнутых, говорит профессор кафедры международного права и международных связей ЗабГУ, доцент, доктор философских наук Дмитрий Анатольевич Крылова:

«Проблема может быть рассмотрена в аспекте укрупнения и разукрупнения административных единиц. Она известна еще с советских времен и связана с административно-командным подходом к управлению территорий. Периодически в Москве озвучивается идея: перестать играть в пресловутый федерализм и вернуться к унитарной системе административного деления страны. Прологом к этому был и отказ в свое время от выборов губернаторов, но потом к этому вернулись. Естественно, что в форме «вертикали власти» и гипертрофированной роли президента страны. На сегодняшний день Россия - это ассиметричная федерация. Есть такой термин. Жесткий контроль сверху плохо влияет на возможности регионов по их развитию».


«Теперь об опыте, который есть и у нас. В 2008 году был создан Забайкальский край. Читинская область поглотила АБАО, к тому времени более успешный субъект федерации. В итоге мы получили только нерешенные проблемы и отсутствие перспектив по развитию, которые, как это и звучит странно, но были у национального образования. Сегодня есть как бы две идеи: «внешнее управление отсталыми регионами, которое должны осуществлять госкорпорации» и «присоединение слабых территорий к более успешным». Забкрай и Бурятию предлагают рассматривать в составе Иркутской области. О федеративных отношениях, разумеется, речи никто не ведет», - считает Дмитрий Анатольевич.

«А если немного пофантазировать: если бы все осталось как было – Читинская область и АБАО с его оффшорным статусом?»

«Вы помните, что объединение было продавлено? Те же Кобзон и Жамсуев были категорически против. Именно через Кобзона шли все подвязки и у участников был прямой экономический интерес. В перспективе округ мог вообще отказаться от дотаций в свой бюджет из Москвы. У АБАО был потенциал, но им пообещали мифический «особый статус», а привычка слушаться начальство и старейшин родов сыграли с агинчанами злую шутку. До сих пор меня смешит статус города у Агинска, жители которого потеряли льготы, положенные проживающим в сельской местности. Именно тогда была решена и судьба Промышленной зоны в Могойтуе, которая сегодня представляет печальное зрелище, - говорит профессор Крылов, - тринадцать лет прошло со дня объединения регионов, но до сих пор остается не закрытым вопрос об особом статусе Агинского бурятского округа. В период подготовки объединительного референдума об этом много говорили и, по сути, лишь после обещания в получении особого статуса агинчане согласились голосовать «за». Первоначально округ хотел голосовать «против».

Об отсутствии закона об особом статусе округа говорит Амплеев:

«Остается еще один важный вопрос — будет ли принят краевой закон, конкретизирующий особый статус Агинского Бурятского округа в составе Забайкалья. Этот вопрос об особом статусе в 2007 году выносился на референдум, потом обсуждался на заседаниях Комиссии по разработке проекта Устава края, но отдельного закона пока нет».

И судя по всему, к нему еще не скоро вернутся. Во всяком случае сегодня никаких подвижек и намеков нет. Но и сами агинчане пока об обещанном особом статусе не вспоминают.

Большинство простых забайкальцев сегодня уже не вспоминают о объединении регионов 2008 года, а многие школьники и студенты так и вовсе о нем не знают. Наверное, сегодня не стоит вспоминать о прошлых обещаниях, целях, проектах, и необходимо двигаться вперед?

18 сентября: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайджест региональных событий и свежая статистика