Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Зачем тащить азиатских инвесторов на Дальний Восток?

Зачем тащить азиатских инвесторов на Дальний Восток?

Павел Кадочников

проректор Российской академии внешней торговли

Павел Кадочников, проректор Российской академии внешней торговли:

— Ситуация в мировой экономике сегодня напряженная. Прогнозы ее развития в последний год понижаются. Согласно информации МВФ, в 2014 году мировая экономика вырастет всего на 3,8%, Всемирный банк дает цифру в 4,1%, и это внушает сильные опасения. В какой-то момент появились даже разговоры о том, что может наступить деглобализация, то есть снижение объемов международной торговли. После кризиса 2008 года мир и так уже стал менее предсказуем, а темпы роста международной торговли снизились с 7% до сдержанных 4%.

Как показывают последние события в мире, в частности в отношениях России и стран Запада, политика сейчас является основным драйвером и определяющим фоном экономических условий. Для России принципиальным вопросом остается нормализация ситуации на Украине. Если причина наложения санкций, а именно вооруженный конфликт на Украине, не исчезнет, то стороны будут продолжать идти по лестнице эскалации, следствием которой уже стали отток капитала и спекулятивные манипуляции с курсом рубля.

Я хочу затронуть торговую сторону легитимности взаимных санкций. По своей сути, даже санкции против физических лиц или банков – уже наносят ущерб торговле. Потому что попавшим под них лицам и структурам становится дороже заключать сделки и получить финансирование, а значит, их условия ведения бизнеса ухудшаются, что как раз и противоречит правилам ВТО. Это, конечно, может стать поводом для судебного иска в рамках международного права.

Однако на практике ни одна из сторон в ВТО судиться не считает необходимым. Все потому, что ни положительное ни отрицательное решение по такому иску не сулит заявителю ничего хорошего. Представьте, если бы США подали в суд на Россию, или даже наоборот, за те санкции, которые уже действуют сегодня, и если решение окажется положительным – то есть суд признает легитимность санкций, то появится никому не нужный прецедент. Ведь у обеих сторон есть и куда более «безумные» партнеры в развивающихся странах, на которых санкции тоже придется наложить. Если же решение будет отрицательным – санкции придется отменять, а это значит, что всем сторонам нужно будет менять свою политику.

Вот почему и Россия и Запад не будут оспаривать действия друг друга в правовом поле в надежде, что ситуация на Украине нормализуется в течение нескольких лет, которые продлится разбирательство. Подчеркну, сегодня обе стороны ждут нормализации ситуации, поэтому рано или поздно она случится. И вот тогда мы вернемся к той интеграционной повестке, о которой немного позабыли в последний год.

Глобализация России

Как же нам в этой ситуации сохранить свою роль в мировой экономике, сохранить свой рост? По нашим оценкам, рост экономики должен составлять в России 5-6%, при этом хорошо бы, наконец, отойти от сырьевого способа его стимулирования. И вот тут азиатский вектор играет не последнюю роль.

Статистика 2014 года отчетливо говорит нам о реальном экономическом развороте России в сторону Азии. Если импорт-экспорт с ЕС снижается, так же как снижается торговля в СНГ, и более-менее сохраняется положение в рамках Таможенного союза, то рост торговли с АТР слишком заметен. Первые страны партнеры в этом направлении - это, конечно, Китай и Корея. И это учитывая, что для России интеграция в Азиатско-Тихоокеанский регион пока находится лишь на третьем месте или в третьем интеграционном кольце.

Среди этих колец первое можно назвать историческим. Это постсоветское пространство. Сейчас на него приходится всего 10%-15% всего торгового оборота России. Как таковой свободной торговли в СНГ нет. Есть только проект Таможенного союза, вокруг которого мы и пытаемся строить подобную экономическую зону.

Второе кольцо – это Европейский союз. В настоящий момент это основной торговый партнер, несмотря на все то что происходит в наших отношениях. В силу многих причин так было и еще долго будет. Если в 2000-ых годах многие сомневались в том, нужна ли России зона свободной торговли с Европой, то сегодня, в ожидании ослабления градуса взаимных претензий, все начальники уже открыто говорят о необходимости выстраивать с ней межблоковые отношения и стремиться к свободной торговле. Пока это очень сложна тема. Во взаимном упорстве отстаивания собственных позиций стороны зашли, пожалуй, слишком далеко, и вести эти переговоры стоило раньше. Если бы они дали хоть какие-то плоды, Украину никогда бы не разорвало из за того, что одна ее часть стремилась в Европейский, а другая в Таможенный союз.

Следующий круг повестки - это интеграции с отдельными странами. Тут все на разных стадиях. Есть ряд перспективных партнеров. В частности, в Азиатско-тихоокеанском регионе это в первую очередь республика Корея. Тут, по-видимому, нужно нырять в интеграцию вокруг АСЕАН, которое сегодня является ядром для экономических процессов.

Зачем нам интегрироваться?

Главный вопрос – зачем нам нужна эта интеграция? Большая часть интеграции на постсоветском пространстве движется по политическим мотивам. Это, конечно, быстрее, но нужно искать и экономические выгоды.

Уже во второй половине XX века, стало понятно, что стремление к концентрации добычи, обработки и производства всех необходимых государству товаров в самом этом государстве снижает конкурентоспособность этих товаров. Мы очень многие компоненты для нашего производства, в том числе и для экспортного, производим сами. И хотя это кажется положительным фактом, на самом деле имеет значительный минус.

Чтобы повышать конкурентоспособность, надо брать лучшее из того, что производится в мире. И если в вашем самолете 80% импортных частей, это совсем не плохо. Как правило, это означает, что ваш самолет дешевле и пользуется лучшими решениями, найденными в мире, а значит – конкурентоспособен. Производить «протоны» из китайских запчастей тоже имеет смысл. Подобной системой пользуется весь мир. Мы не сможем расширять экспорт, если не изменим отношение к импорту, если не поймем, что лучше закупить в других странах уже имеющиеся компоненты, наилучшие по соотношению цена-качество. По всему миру уже выстроены цепочки предприятий, одни из которых добывают сырье, другие – создают их него материалы, третьи – собирают их в готовую продукцию, четвертые наполняют все это услугами, и таким образом на выходе мы имеем готовую стоимость, в которой участвует сразу несколько экономик.

Встроиться в эти цепочки с нуля довольно сложно, но модель такого встраивания есть, и она достаточно отработана. Для этих целей страны, это хорошо видно в Азиатско-тихоокеанском регионе, применяют то, что называется особыми экономическими зонами, территориями опережающего развития, для того чтобы любыми способами затащить инвесторов, затащить звенья этой цепочки на свою территорию, наращивая на них компетенции, ища возможности контроля, расширять свое участие в международной торговле.

И очень хочется, чтобы вся эта история с ТОРами и зонами на Дальнем Востоке не потерялась, а стала действительно похожа на ту модель, которую используют многие страны. Пока Россия делает здесь только первые шаги, и ее участие в этой цепи международной торговли сегодня очень плохое. Хотя по показателю использования наших энергоресурсов и наших металлов в производствах по всему миру мы смотримся довольно внушительно, то по использованию импорта в собственном экспорте мы лучше только Саудовской Аравии. Даже по тем секторам, в которых мы традиционно держимся в лидерах продаж, а это военная техника, атомная промышленность, космические услуги, — практически все мы производим сами. Но как показывает практика, это не будет и дальше позволять нам производить конкурентоспособные товары. Потому что всегда есть те, кто производит какие-то компоненты лучше, есть места, где сборка осуществляется дешевле.