Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Задача одна – развивать Дальний Восток

Сергей ТОЛСТОГУЗОВ, генеральный директор ПАО «РАО ЭС Востока»

Интерес государства к развитию энергетики Дальнего Востока высок как никогда — уже в ближайшие месяцы может быть принят целый ряд решений, который даст отрасли мощный толчок развития. О том, в каком направлении будет развиваться «РАО Энергетические системы Востока» как ответственная за свет и тепло в регионе компания, рассказал генеральный директор дальневосточного энергохолдинга Сергей Толстогузов.

Задача одна – развивать Дальний Восток
— Сергей Николаевич, на первом Восточном экономическом форуме было озвучено много инициатив по развитию Дальнего Востока России. Как РАО ЭС Востока, будучи инфраструктурно важной компанией, ответит на новые задачи, которые руководство страны ставит перед регионом?

— Задача одна — развивать Дальний Восток. Другое дело, что государство должно определиться с целями и путями того, как именно это сделать. Для этого должна быть подготовлена стратегия развития региона, где эти цели и пути будут разложены до уровня конкретных подотраслей. И РАО ЭС Востока должно предложить свои решения в ответ на обозначение государством приоритетов. Такие решения должны быть посильны как для экономики компаний, так и для экономики региона.

Мы не работаем сами по себе, у нас нет отдельных от региона задач. Мы не занимаемся коммерческими проектами, направленными исключительно на получение прибыли. Цель нашего существования — помогать региону развиваться.

— Какие новые стройки холдинг планирует начать в ближайшие годы?

— Вопрос не в том, какие стройки «РАО ЭС Востока» хочет начать. Мы все-таки не строительная компания. Как я уже говорил, государство должно в первую очередь само понять — а чего оно хочет добиться от энергетики на Дальнем Востоке? Необходимо ли замещать мощности или достаточно поддерживать тот уровень, который есть сейчас? Заниматься ли модернизацией устаревших станций или замещать их новой генерацией? Будет ли расти спрос в результате развития ТОРов и Владивостока как свободного порта?

От ответа на эти вопросы и зависит, какие и где нужно реализовывать объекты в части большой генерации. У нас есть и свои предложения, основанные на развитии городов и необходимости замещения выбывающих мощностей. Мы считаем, к примеру, что уже в ближайшее время необходимо замещать новой станцией Артемовскую ТЭЦ в Приморском крае. Постепенное выбытие ждет и Владивостокскую ТЭЦ-2, для замещения которой ввода ТЭЦ «Восточная» будет недостаточно. Здесь нужно строить парогазовые установки на площадке станции, а также реализовывать проекты локальных мини-ГТУ-ТЭЦ. В замене также нуждается Хабаровская ТЭЦ-1, для чего мы предлагаем строительство четвертой городской теплоэлектроцентрали.

— Строительство второй очереди Благовещенской ТЭЦ вышло на финишную прямую. А как продвигаются остальные стройки в рамках президентского указа о развитии «РусГидро»?

— Действительно, вторая очередь Благовещенской ТЭЦ будет запущена 25 декабря. По остальным станциям работы ведутся: Якутская ГРЭС-2 будет введена в 2016 году, здесь уже закрыты тепловые контуры корпусов и ведется монтаж технологического оборудования. А ТЭЦ в г. Советская Гавань и Сахалинскую ГРЭС-2 надеемся запустить в 2017 году.

По проекту ТЭЦ в Советской Гавани мы, к сожалению, лишились генпроектировщика, — Сибирский ЭНТЦ остановил разработку рабочей документации из-за тяжелого финансового состояния холдинга Е4. В связи с этим мы проводим конкурентные процедуры по выбору новой проектной организации. Договор с новым проектировщиком мы рассчитываем заключить до конца текущего года. В настоящее время график строительства актуализирован, при этом подрядчик обеспечен документацией на четвертый квартал текущего года и первый квартал следующего.

— РАО ЭС Востока строит современную газовую электростанцию во Владивостоке. На какой стадии находится проект?

— По ТЭЦ «Восточная» мы приступили к возведению схемы выдачи электрической мощности. На площадке уже ведется устройство кабельных каналов и прокладка кабеля, установка и наладка электротехнического оборудования, которое в будущем должно обеспечить выдачу электроэнергии от станции в городскую электросеть. В январе планируем начать наладку распределительных устройств, в феврале — пусконаладку газового оборудования. Параллельно с этим мы должны приступить к пуско-наладочным работам на газотурбинных установках, завершить которые планируется в апреле 2016 года пробными пусками ГТУ.

В зимний период будет вестись монтаж внутренних систем холодного и горячего водоснабжения, канализации, автоматики пожаротушения, прокладка кабельных линий, отделка помещений и другие работы в уже возведенных зданиях новой станции. Кстати, часть оборудования будущей ТЭЦ «Восточная» уже подключена к действующей городской системе теплоснабжения. В наступающем отопительном сезоне оно будет задействовано для обеспечения горожан отоплением и горячей водой. Ввести станцию в работу планируется в четвертом квартале 2016 года.

— Как изменился топливный баланс РАО ЭС Востока в последние годы?

— На протяжении последних пяти лет мы вели активную работу по газификации мощностей — доля газа в топливном балансе выросла с 21% до 44%, а угля — сократилась почти на 19%. Наиболее важным для нас результатом стало сокращение объема потребления нефтепродуктов более чем в 4 раза. Мы ожидаем, что к 2020 году газ займет более половины в топливном балансе. Однако это не значит, что мы уходим от использования угля — благодаря строительству новых мощностей физический объем его потребления возрастет примерно на 18%.

Параллельно с изменением топливного баланса мы проводим массу мероприятий, направленных на сокращение затрат в части топливообеспечения. На станциях проводятся пробные сжигания непроектных углей с последующим расширением «угольной корзины» и ростом конкуренции между поставщиками. Это, в свою очередь, помогает отказаться от использования дальнепривозных марок. К примеру, на Камчатку мы теперь завозим сахалинские угли, а не сырье с материка, как ранее.

— РАО ЭС Востока готовится к реструктуризации своей задолженности. Этот шаг высвободит значительные средства для холдинга. Как компания распорядится этими средствами?

— Реструктуризация не означает, что у нас внезапно возникнут свободные деньги, и мы будем думать, куда же их девать. Для РусГидро наша реструктуризация будет означать принятие определенных обязательств как перед ВТБ, так и перед Российской Федерацией, так как получаемое от банка финансирование будет наполовину обеспечено государственной гарантией. Очевидно, что часть этих обязательств будет спущена в РАО ЭС Востока. Мы будем обязаны разработать перечень мероприятий по их выполнению и ежегодно отчитываться перед акционером через систему ключевых показателей эффективности.

Конечно, экономия на процентных платежах будет. Она позволит осуществлять ремонтную программу в более полном объеме — сейчас средств хватает только на самые базовые работы. Возможно, получится направить часть высвободившихся средств на дополнительные мероприятия в части техперевооружения и реконструкции. Благодаря рефинансированию мы сможем снизить давление процентных платежей на текущую деятельность в холдинге.

— РусГидро консолидирует в своей структуре дальневосточные энергоактивы. Как это поможет развитию дальневосточной энергетики?

— Во многом это будет нужно для того, чтобы быстрее и проще принимать нужные решения, а также оптимизировать финансирование проектов развития.

— Одна из главных проблем, из-за которых энергетика Дальнего Востока не может перейти на рыночные рельсы — это отсутствие возврата инвестиций. Как эту проблему собираются решать в РАО ЭС Востока?

— Отсутствие в энергетике Дальнего Востока механизмов возврата инвестиций — это комплексная проблема, характерная для всех игроков отрасли в регионе. Мы хотели бы рассчитывать на введение долгосрочных тарифов, которые позволят нам направлять средства не только на покрытие себестоимости производства, но и на инвестиционные цели. Понимаем при этом, что тема очень непростая, и, чтобы избежать роста тарифа, выдвигались различные предложения. Одно из них, и оно могло бы сработать, — это перераспределение незначительной части платы за мощность в первой и второй ценовой зонах в пользу Дальнего Востока. Речь идет всего о нескольких копейках, но эти деньги могут стать критичными для Дальнего Востока и позволят нам развернуть строительство новых станций.

— Президент России подписал закон, направленный на повышение платежной дисциплины потребителей энергоресурсов. Документ вводит дополнительные гарантии для поставщиков тепла и света, а также ужесточает меры воздействия на должников. Как он повлияет на работу РАО ЭС Востока?

— В этом законе есть несколько очень важных моментов. Во-первых, размер пени за просрочку платежей помимо того, что он вырос в два раза, он еще и значительно превышает ставку банковского процента — неплательщикам более не выгодно кредитоваться за наш счет, что нередко происходило ранее. Во-вторых, закон четко требует от «неотключаемых» потребителей предоставлять обеспечение исполнения своих обязательств по оплате электрической энергии. Введение административной ответственности за нарушение этого и других требований будет способствовать усилению дисциплины потребителей и росту собираемости денежных средств. Однако есть и другие нужные меры, решение по которым еще не принято: в первую очередь это установление приоритета прямых отношений между производителем энергоресурса и конечными потребителями. Пока мы не станем повсеместно переходить к практике прямых расчетов, борьба за платежную дисциплину будет особенно сложной.

— Вы говорили, что энергосистема Сахалина имеет большой коэффициент резервирования. Насколько приоритетным в этой связи остается проект строительства энергомоста Сахалин-Япония?

— Островная энергосистема в силу своей изолированности действительно вынуждена содержать значительный резерв. Что касается энергомоста, его реализация предполагается, в первую очередь, за счет строительства дополнительной генерации. Отпуск же с имеющихся мощностей рассматривается нами как возможность эффективно дозагрузить профицитные мощности. Это повысит надежность энергоснабжения Сахалина благодаря строительству необходимой для экспорта сетевой инфраструктуры и переводу генерации в более благоприятные режимы работы. Именно поэтому наш проект поддерживается властями Сахалинской области. Сейчас РусГидро и РАО ЭС Востока ведут переговоры с японскими компаниями, чтобы определить потенциальных контрагентов со стороны Японии.

— Еще в 2013 году РАО ЭС Востока вместе с РусГидро подписали соглашение с японской Kawasaki о строительстве в Магаданской области завода по производству сжиженного водорода, который позволит утилизировать свободные мощности в региональной энергосистеме. Что сдерживает этот проект?

— Мы видим достаточно высокую неопределенность на мировых рынках энергоресурсов. В связи с этим мы совместно с японскими партнерами планируем провести дополнительное маркетинговое исследование по анализу цен и возможным рынкам сбыта сжиженного водорода. Параллельно с этим РАО ЭС Востока вместе с РусГидро начало проработку возможности реализации проекта с применением альтернативных технологий по сжижению водорода. Мы надеемся, что в 2016 году удастся принять решение о дальнейших шагах по реализации проекта.

— В сентябре РАО ЭС Востока подписало трехсторонний меморандум с властями Муданьцзяна и китайским «Амур Энерго-Строй Альянсом» по проекту строительства Уссурийской ТЭЦ, необходимость ввода которой была озвучена еще в 90-е. Насколько актуален этот проект сегодня?

— Этот проект очень интересен в связи с тем, что потребность в нем имеют сразу две страны. С одной стороны, Уссурийская ТЭЦ поможет решить проблемы теплоснабжения города путем замещения многочисленных малоэффективных котельных централизованной системой теплоснабжения. При этом полный объем электрической выработки станции готовы выкупать власти Муданьцзяна. «Амур Энерго-Строй Альянс» выразил готовность обеспечить проект финансированием и реализовать его «под ключ» на базе оборудования китайского производства. Работа в режиме когенерации является наиболее экономически эффективной и поможет сдерживать тарифы на тепло и горячую воду для уссурийцев. Добавляет инвестиционной привлекательности проекту наличие валютной выручки в юанях или долларах США, что позволит привлечь дешевое финансирование китайских банков.

— В последнее время азиатские производители проявляют все больший интерес к рынку возобновляемой энергетики Дальнего Востока. Не претерпят ли пересмотра планы по развитию ВИЭ в регионе на фоне меняющейся экономической конъюнктуры?

— Главным показателем нашей программы ВИЭ является ее экономическая эффективность. Поэтому общение с азиатско-тихоокеанскими партнерами сводится к оптимизации стоимости оборудования и капитального строительства. В этой логике лежит совместный с японскими компаниями Mitsui и Komaihaltec и японской правительственной организацией NEDO пилотный проект ветропарка в поселке Усть-Камчатск. Он позволит оценить предоставленные японскими коллегами образцы оборудования и понять, насколько они подходят для будущих объектов, в том числе, с точки зрения экономической эффективности. Более того, мы совместно с Komaihaltec рассматриваем возможность локализации производства ветроустановок или их отдельных элементов на территории ДФО — это тоже позволит снизить затраты. К выбору технологий солнечной и ветровой генерации и оптимизации их стоимости также активно подключились производители оборудования из Китая. Пул потенциальных поставщиков растет, конкуренция между ними усиливается, поэтому наши планы по реализации программы развития ВИЭ на Дальнем Востоке остаются в силе.