Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Затонувшие не-сокровища

Почему подъем судов из Золотого Рога дорог и не нужен

Затонувшие не-сокровища
Фото: vl.ru

Владимир Раков

главный научный сотрудник Тихоокеанского океанологического института ДВО РАН, профессор кафедры биоразнообразия и морских биоресурсов школы естественных наук ДВФУ, доктор биологических наук

Впервые за всю историю Владивостока ученые Дальневосточного федерального университета провели научно-исследовательские работы (НИР) по изучению бухты Золотой Рог на наличие затонувших судов. Первый этап завершен, научный отчет отправлен заказчику. Экологи ДВФУ уже приступили к анализу материала, чтобы разработать и предложить мероприятия по санации бухты. Ведь за 156 лет существования порта произошли большие изменения. Все прибрежные мелководья засыпаны и превращены в причалы, возле которых сделаны дноуглубления, на дне накопилось много грязи и мусора, с суши непрерывно поступают сточные воды, а с судов и нефтебазы — нефтепродукты и содержащие их в себе льяльные воды. 

В ходе выполнения НИР с использованием подводной робототехники учеными ДВФУ и ДВО РАН применены водолазные методы гидробиологических исследований, океанографических зонды, батометры, электромагнитометры и другие приборы. Это позволяет оценить состав биоты, мощность донных осадков, определить степень их загрязнения, обнаружить зоны гипоксии (отсутствия кислорода в воде) и сероводородного заражения. Обнаружены многочисленные затонувшие объекты, в том числе и небольшие суда. 

Если говорить о судах, то они здесь тонули часто: отслужив свой срок, будучи выведены из строя или из-за случайных обстоятельств. Так, самым большим судном был плавзавод «Александр Обухов», который затонул с людьми прямо у причала 4 мая 1982 года. Его подняли, как и другие крупные суда, тонувшие у причалов, обычно в районе «Дальзавода», где они стояли в поврежденном виде и ждали своей очереди ремонта или распила «на гвозди». Но суда поменьше — катера, баржи, мотоботы — после затопления нередко своевременно не поднимали, а затем и забывали о них. Вот именно такие и обнаружены в ходе обследования бухты в этом году.

 Для судоходства они не представляют большой опасности, так как места затопления некоторых показаны на навигационных картах, в лоциях. Дана информация в бюллетене «Навигационное извещение мореплавателям». Другие находятся на большой глубине и пока судоходству не мешают. Выяснять их названия и принадлежность в настоящее время не имеет смысла, так как многих «хозяев» уже не существует (например, ликвидированы в 1990-е годы объединения «Приморрыбпром», «Востокрыбхолодфлот» и другие). Некоторые суда принадлежали военным ведомствам. Старинных судов, которые представляли бы историческую ценность, среди них нет, тем более из дерева, которое за считанные годы разъедают морские древоточцы — корабельные черви. 

Подъем затонувших судов с целью очистки вод бухты Золотой Рог пока не обоснован и экономически не оправдан, а в ряде случае просто опасен для окружающей среды — будет еще хуже. Если суда мешают навигации, их, конечно, можно поднять. Но это довольно дорогостоящая операция, а в наших морских водах подобных сотни. Так, только в бухте Труда на острове Русский целое «кладбище кораблей». Обычно это затонувшие на мелководье корпуса, так как все, что было выше поверхности воды, уже срезано и продано как металлолом, а остальное поднимать и невыгодно, и опасно.  

Затонувшие суда есть во всех портах Дальнего Востока, и не всегда их поднимают — иногда проще огородить шпунтами, отсыпать скальным грунтом и сделать на этом месте причалы. Так часто делают на Камчатке, Сахалине и в Приморье. 

В последние годы суда также тонут, хотя и реже, чем ранее. Помню, как в 1960-е годы многие списанные старые рыбацкие суда заводили в Амурский залив к югу от полуострова Песчаный, где оставляли на якоре, и «случайно» поджигали, после чего они тут же тонули. Поднимать их никто не собирается, а за полвека их корпуса и надстройки давно проржавели, развалились, ушли в толщу донных отложений. 

Конечно, затонувшие суда загрязняют морскую воду, по крайней мере металлами, особенно железом. Но концентрации железа в морской воде обычно очень высоки, даже там, где нет затонувших судов. Это связано с тем, что вдоль побережья Приморского края широко распространены залежи и целые месторождения железа и магнитного железняка — на навигационных картах показаны магнитные склонения в таких районах. Кроме того, много ионов железа выносится с речным стоком. Таким образом, затонувшие суда являются лишь добавочным источником этого металла, к высоким концентрациям которого многие гидробионты адаптированы. Цветные металлы на затонувших судах присутствуют в меньших количествах и их часто снимают или спиливают водолазы. Бронзовые детали на затонувших судах не являются мощным источником загрязнения воды медью, оловом и серебром, из сплава которого они сделаны. 

Гораздо большую опасность для окружающей среды могут представлять остатки топлива в танках или баках затонувших судов. Однако они часто тонут с пустыми баками или остатки топлива постепенно вытекают через топливопроводы. А если остатки многие годы находятся в танках, то они коксуются или превращаются в твердую субстанцию — асфальт. 

Поэтому немногочисленные небольшие суда, затонувшие в бухте Золотой Рог многие десятилетия назад, серьезной экологической опасности не представляют, и только в крайних случаях имеет смысл их поднимать. Почти все такие затонувшие суда давно функционируют как искусственные рифы. Они обросли мощным слоем водорослей, раковинами моллюсков, домиками усоногих ракообразных-балянусов, многощетинковых червей, колониями мшанок и губок… Эти сообщества «обрастателей» затонувших судов и других предметов активно очищают воду от взвешенных частиц, растворенной органики, то есть участвуют в биологическом самоочищении водоемов. По этой причине затонувшие суда и некоторые другие предметы поднимать не следует.