Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Здесь такой сгусток кислорода, что любая искра может вызвать взрыв»

Художник Василий Красюк о том, почему Владивосток шокирует приезжих и в чем его аутентичность

Журналист, художник и фотохудожник-любитель Василий Красюк живет во Владивостоке больше 30 лет. Коренной приморец рассказал EastRussia для рубрики «Неуехавшие» о том, чем Владивосток удивляет приезжих из других регионов и что нужно сделать самим жителям, чтобы любимый город стал еще популярнее.

«Здесь такой сгусток кислорода, что любая искра может вызвать взрыв»
Фото: Фото предоставлено Василием Красюком
– Я коренной приморец. Мои прадеды и деды были одними из первых переселенцев на эту землю. Еще в позапрошлом веке они прибыли в бухту залива Петра Великого Диомид, потом переехали в центральное Приморье, где основали село Глазовка, — рассказывает Василий. — Во Владивостоке я живу больше 30 лет и считаю город своим и очень любимым. Здесь живут патриоты, которые никогда отсюда не уедут, я в их числе. Да, в Москве и Питере, наверное, больше мест, где можно реализоваться. Но мое солнце встает на Востоке, тут самое лучшее море на свете и самые красивые острова, я этим пропитан от предков, это такой корень, который не выдрать.
 
В юности Василий сменил до десятка профессий, а в 1998 году пришел работать на Приморское телевидение. Сейчас он обучает студентов в Высшей школе телевидения во Владивостокском государственном университете экономики и сервиса. И в этом году исполняется ровно 20 лет, как Красюк работает в журналистике.
 
– Мы первые звучим на всю страну. Мне всегда нравилось, что новостной день начинается из Владивостока, — отмечает Василий. — И забавно то, что любое событие у нас имеет кумулятивный эффект: если проходит дождик, то это обязательно 150 мм осадков, если дует ветер, то непременно падают деревья и не куда-нибудь, а на машины. Примерно также происходит и с людьми: молодой Виктор Шалай (директор Музея им. Арсеньева. — EastRussia) попал в музей и сделал чудо из чудес, Сергей Черкасов (российский живописец и художник, родом из Владивостока. — EastRussia) открыл свою галерею в подворотне, и место преобразилось. Владивосток — пассионарный город: здесь такой сгусток кислорода, что любое движение искры может вызвать взрыв. У жителей города рождаются нестандартные идеи, которые могут прийти в голову только в этой местности, поэтому Владивосток — очень удачное место для романтиков и авантюристов.
 
Пять лет назад Василий пошел в магазин для художников и купил все, что нужно, чтобы заняться живописью. С тех пор он уделяет время любимому делу ежедневно, в крае проходят его выставки и мастер-классы.
 
– Владивосток — это в первую очередь море, — говорит Василий. — Оно замечательно в любом своем виде. Недавно река Раздольная выбросила два кубических километра пресной грязной воды, и наше море стало, как Хуанхэ, желтое. Через какое-то время, когда морская вода начала побеждать, море изменило цвет на красный. Еще через несколько дней оно приобрело необычный промежуточный цвет — стало слегка фиолетовое. И вот последние два дня оно уже сияет, как всегда. Море прекрасно даже, когда замерзшее: его можно слушать, наблюдать за тем, как лед поднимается и немножко опускается. Море дышит, оно живое. Вот это наше море, сопки, острова, природа — это все невероятная красота. Она заставила меня взять в руки кисть.
 
У Василия несколько любимых мест в городе, где он любит бывать сам и приводит друзей из других городов. Любая прогулка по Владивостоку — это хождение по историческому пирогу.
 
– У нас не так много историчности, как на Западе, но она такая замечательная. Я гуляю по городу, смотрю на какое-то здание и вспоминаю, что я знаю о нем в разные периоды. Получается целая куча историй, — рассказывает Василий. — В центре есть дом, где некогда останавливался престолонаследник цесаревич Николай Александрович. В те времена это был очень шумный район: рядом пять театров, рюмочные. Кровать будущего императора стояла рядом с крайним окном, лег он рано, и молодой солдатик ходил около дома по улице и успокаивал ночных гуляк: «Тише, престолонаследник почивать изволили». Это ж такая интересная легенда и у нас подобных полно.
 
Друзья Василия из Екатеринбурга и Москвы говорят, что Владивосток для них — еще большая экзотика, чем Вьетнам и Таиланд. Они объясняют это тем, что праворульное мышление, маяки, мосты, ежовая икра и прочее — это что-то невероятно аутентичное.
 
– Моих друзей во Владивостоке удивляет и шокирует все, за что бы они не взялись! — смеется Василий. — Наша сопочность, азиатский фут. Пянсе — это пельмень или булочка? Милкис — как можно газировать молоко? Для них это в диковинку. А какая прогулка? Мы прошли 200 метров, а ноги уже болят. Для человека, который всю жизнь ходил по прямым улицам, этого расстояния достаточно, чтобы заработали те мышцы, которые по умолчанию никогда раньше не работали. Конечно, я отвожу их на Токаревский маяк, чтобы пройтись по косе. Замечательно прогуляться по Старой Миллионке (Одна из самых экзотических улочек старого Владивостока. — EastRussia), зайти в галереи. Поздней осенью, когда можно насладиться красотой увядания, я люблю ботанический сад. Конечно же, прекрасна наша Спортивная набережная, я наблюдаю за ней 30 лет, отмечаю, как она меняется.


 
Владивосток — уникален для западных россиян. И, по мнению Василия, мы должны зацепиться за это и рассказывать о своем городе еще больше.
 
– Сделать город популярнее может каждый. Для этого нужно найти излюбленное место и рассказывать о нем другим, чтобы они тоже заинтересовались, — считает Василий. — Так благодаря соцсетям раскрутили мыс Тобизина. Раньше ведь о нем никто толком не слышал, были только какие-то единичные рассказы. А теперь это популярное молодежное культовое место.
 
У Василия тоже есть любимое место, которое он сделал популярным, выкладывая на своей странице в Фейбуке снятые им фотографии.
 
– Крыльцо моего дома в пятидесяти метрах от пляжа на мысе Кунгасном. И как только я вижу, что намечается красивый закат, мы с моей музой, собакой Майлой, все бросаем и бежим к морю, где я делаю любительские фотографии. И замечу, что каждую неделю встречаю человека, который узнал о Кунгасном благодаря моим снимкам. Да, это маленькая точечка притяжения, но идея-то работает: найди место интересное для себя, говори о нем, и появятся единомышленники.
 
Владивосток — зона душевного комфорта Василия и одновременно с этим зона того дискомфорта, где ему хочется бороться за свой город. Логистическая проблема транспорта, парковки, точечная застройка — это вечные проблемы, но любой город не идеален и отношение к нему зависит от внутренних установок.
 
– Я понимаю, чем Владивосток плох, — говорит Василий, — погодой, чиновниками, разгильдяйством, но когда ты находишь в нем хорошее, влюбляешься, взгляд меняется. Мы же не ругаемся на дождь и сильный туман, мы называем это фирменной владивостокской погодой. А пробки для нас — замечательный повод послушать аудио-роман. Самое главное — это сохранить аутентичность города, которой он, к сожалению, лишается. Не нужно чрезмерно застраивать центр, покрывать сайдингом старый, благородный кирпич. Жаль, что город расстался с трамваем, не хватает его звона, когда идешь по Светланской (центральная улица во Владивостоке. — EastRussia), также не достает летнего кинотеатра, который бы точно пользовался популярностью. Владивосток — прекрасный город, у которого без сомнения большие перспективы. Понятно, что самая популярная сфера, где у нас может работать молодежь — это туризм. И есть надежда на то, что мы будем развивать научное направление, сейчас университеты делают упор на это.
 
По мнению Василия, со временем Владивостокский государственный университет экономики и сервиса и Дальневосточный федеральный университет будут привлекать еще больше студентов. Будет хорошо, если университеты обрастут молодежной инфраструктурой: разовьют театральное искусство и спорт, ведь рядом Япония, Корея, Китай, а любые соревнования международного уровня удобны для адаптации спортсменов и это интересно.
 
– Когда открывали оперный театр, ходили по городу слухи, что не будет наполнения, но посмотрите, сколько горожан туда сейчас ходят — полный зал. Арбат стоит довести до ума: открывать больше интересных кафешек, магазинчиков, чтобы чувствовалось, что ты в чистом, уютном, безопасном городе, в двух шагах от Азии. Во Владивостоке не хватает культурных центров, хочется побольше театров, и чтобы они были камерными. Вот как раньше в городе был культовым местом театр современного танца Ольги Бавдилович. Там было только пятьдесят мест, но побывать на очередном спектакле считалось событием. Об этом говорили, как о Табакерке в Москве. И хочется ипподром, как раньше был на Луговой, чтобы услышать снова этот без вневременный грохот. Все эти, казалось бы, мелочи, делают город уникальным, притягательным и их стоит развивать из любви к истории Владивостока и ради его будущего, — заключает Василий.