Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Андрей Шумилов: Поющий о чашах

Как единственный в России поэт – шеф-повар – камнерез совмещает профессии и вдохновляет других

Еще час назад он готовил нежнейший стейк из мраморной говядины на ресторанной кухне, а после смены – уже высекает искры из глыбы мрамора на пустыре. Стоять близко во время этого светопреставления чревато: можно надышаться каменной пылью, «поймать» летящий на бешеной скорости осколок, или оглохнуть от рёва болгарок. При работе с крупными массивами камня Андрей Шумилов облачается в защитный костюм, очки и респиратор и становится похожим на астронавта. Оседающая вокруг серая взвесь добавляет пейзажу космичности, прибирает резкие грани реальности... начинается новый акт сотворения.

Андрей Шумилов: Поющий о чашах
Фото: Андрей Шумилов

КАМЕНЬ В ОГОРОД

Чтобы не мешать семье и соседям – у Андрея свой дом на окраине Хабаровска – мастерскую он оборудовал под открытым небом.

«Я отсыпал площадь ниже всех участков, поставил старый стол, провел ток и воду, здесь у меня романтика с комарами», - рассказывает мастер. «Если облако летит, то в противоположную сторону, где овраг и железная дорога. Здесь я делаю грязную большую работу с камнями. Это тяжело, порой само сырье может весить от 50 до 120 кг, приходится тащить его на двухколесной тележке по тропинке с большим градусом уклона, или волочить на пузе вниз по скользкой почве. И хотя соседи частенько помогают, бывает, я ловлю деревья вместе с этим булыжником и телегой, а к ночи ноги подкашиваются. Зато кайф - непередаваемый!»


Фото из личного архива Андрея Шумилова

«Отсекая лишнее, я всегда стараюсь сохранить уникальную форму камня, задуманную природой», - продолжает камнерез. «После придумываю фэнтезийный узор и выбиваю его - это самая кропотливая часть. Мои работы часто ассиметричны и не имеют ничего общего со штамповкой. На воздухе я делаю крупные вещи: раковины, вазоны, основы для фонтанчиков. Но мне ближе всевозможная посуда, тарелки, блюда, я же повар! Также из камня я создаю функциональные ступки для измельчения трав и приправ, ножи, соусники. Мелкие ювелирные вещи я делаю в бойлерной, нашем коммуникационном узле дома. Там у меня маленькая циркулярочка, три бор-машинки и куча других «приблуд».

Но это по вечерам и в выходные. В рабочее время хабаровчанин слушает музыку кастрюль и шкворчащих сковородок. Свой путь к высокой кухне герой начал еще в нулевые: после школы окончил курсы поваров-кондитеров в торгово-экономическом техникуме Хабаровска, где его сразу приметили и позвали в кафе. 


Фото из личного архива Андрея Шумилова

Но с первой работы Андрея Шумилова выгнали - помешало еще одно увлечение: рок-группа, где он был вокалистом и автором песен, не только участвовала в фестивалях, но ездила на гастроли «по лучшим деревням Хабаровского края». Кстати, название у коллектива тоже было из гастрономии - «Apple juice» (Яблочный сок). «В поле ветер, в попе дым, это было про нас. Тогда было такое время: заводы стояли, одни гитаристы в стране, мальчики мечтали стать рок-звездами, девочки - моделями. Наша группа просуществовала три года и распалась, и я работал везде, где только можно, стал сначала со-шефом, потом шефом. Одно время работал в ресторане «Русь», где играл Антон Беляев со своей группой «Therr Maitz», я был восхищен, мы с ним были, получается, уже из разных миров», - вспоминает Андрей.

МОНУМЕНТ ОТ ШЕФ-ПОВАРА

В команде необычного шеф-повара - «холодник», «горячник», повар на мангале, кондитер и две посудницы. Начальство знает про двойную жизнь Андрея Шумилова не только потому, что в ресторане завелась эксклюзивная посуда, а сам «старший по тарелочкам» активно светится со своим ремеслом в соцсетях. 


Фото из личного архива Андрея Шумилова

Во время ковидных ограничений шеф-повар показал, что умеет не только крутить ореховое гофре и эмульгировать айоли, но и обращаться с тяжелым инструментом. Тогда вместе с двумя коллегами по кухне они своими руками отремонтировали террасу заведения, уложили камень и смастерили лавочки.

«Из пушистого музыкального мечтателя в мужчину я начал превращаться в 2009 году, когда старшего мужчины в доме, моего отчима не стало. Я понял, что песни песнями, мечты мечтами, но тут реальность, жена беременная, и надо работать руками! Я стал хозяином, а это всё, от бинта до ваты, ты сам себе ТСЖ, крыша потекла - почини, где-то нужно заварить, где-то гвоздь забить, саморез закрутить, что-то построить. Однажды мне понадобилось соорудить простенький заборчик из палочек и сеточки, чтобы собака не топтала помидорные грядки. Вместо этого я сделал нечто монументальное с основанием из армированной каменной кладки, на это ушло три тонны средней фракции гранита. Тогда я впервые коснулся камня, и меня как током ударило! А поскольку я шеф-повар, я стал мечтать о ступке ручной работы. В ресторане была однообразная посуда, а мне хотелось привнести что-то древнее, этническое, магическое, чтобы не просто белый фаянс, а с изюмом. Я сделал ступку из базальта, причем кусок камня нашел в овраге за нашим огородом, выточил, там была черная гравировка, хаотические узоры. Ее купил шеф-повар хабаровского ресторана «Луга», - делится Андрей Шумилов.


Фото из личного архива Андрея Шумилова

На деньги от продажи первой ступки начинающий камнерез купил алмазную оснастку. После, чтобы набить руку, делал пепельницы друзьям из подножного камня, или менял свои творения, например, на ведро абрикосов. Позже стал продавать работы в интернете, а на вырученные деньги покупать инструменты. В камнерезном «меню» появились сливочники, конфетницы, чарки, ложки, икорники, соусники, ножи для пуэра и трав, а также визитницы, карандашницы и подсвечники причудливых расцветок и форм. Причем не только из камня, но и из дерева. Мастерскую Шумилов назвал «Varuna stone» (Варуна – ведийское божество; stone – с англ. камень).   


Фото из личного архива Андрея Шумилова

«Каждый завиток формы, каждая деталька - это отдельная фреза. В основном, у меня роторный щеточный ручной инструмент, в простонародье болгарки, и масса алмазных насадок разных конфигураций, фрез, шлифовальных дисков, полировальных на болгарку. Как правило, все производства КНР, это все-таки самая камнерезная страна, самая лучшая алмазная оснастка - китайская, и цена радует. Арсенал составляют также угловые шлифовальные машины на 2200 и 1000 Вт., бормашина и около сотни алмазных дисков, боров, включая стоматологические, сварочный аппарат для армирования крупных изделий из камня и бетона, перфоратор и бетоносмеситель. Самая большая болгарка на 350 мм весит 20 кг, это пауэрлифтинг, причем жесткий, с вибрациями и дождиком, так как к кожуху еще и подключается шланг для подачи воды», - говорит мастер-многостаночник.

СЪЕДОБНОЕ НЕСЪЕДОБНОЕ (УМЫВАЛЬНИК СРЕДНЕЙ ПРОЖАРКИ)

Септариум из жерла потухшего вулкана Собер-Баш на Кубани, агаты, сердолики, марионы и окаменелое опализированное дерево – из Приморья, богатый на ирризацию – синие и серебристые переливы – лабрадорит – из Хабаровского края, кальцифер с невероятными узорами – из ЕАО. Сырье у мастера-самоучки, как и клиентура, со всей России. Самые габаритные и дорогие работы – раковины по цене неплохого авто – украшают с десяток квартир в престижных районах Москвы и Санкт-Петербурга, несколько творений уехали заграницу. Если первые сантехнические диковинки были данью моде, с диким краем и гладкой внутренней частью, теперь раковины практичны, «зализаны» со всех сторон, уточняет Шумилов. Что-то похожее он видел только у американцев.


Фото из личного архива Андрея Шумилова

«Кто-то верит, кто-то нет, но камни, минералы это форма жизни, тут к тёте не ходи. А еще они разные на вкус! Как бы я не защищался в процессе, всё равно всё попадает на слизистую, в итоге я невольно дегустирую те или иные горные породы. Мой любимый нефрит, например, органолептически ощущается как нечто приятное, камень породистый. Еще к благоприятным можно отнести сердолики и халцедоны, это наши пресловутые дальневосточные «кремушки». Когда мы всей семьей гуляем у Амура, я даю сыновьям команду - ищем «кремушки» без трещин, это наш с вами хлебушек, он идет на украшения. Тактильно тоже чувствуется, что это непростой камень. А пыль от некоторых камней, бывает, раздражает и кожу, и слизистую, но эти ощущения трудно описать, можно язык сломать.


Фото из личного архива Андрея Шумилова

Камни учат безмолвию, спокойствию и концентрации внимания», - добавляет Андрей Шумилов. «Это очень сакральный момент, если ты не будешь бдительным за работой, то обязательно получишь травму, что бывало со мной неоднократно. Офтальмологический травмпункт это мой любимый кабинет был. Причем я работаю в маске, но мне залетает через какие-то непонятные миллиметровые щели или просачивается сквозь вентиляцию в очках поток, струи вот этой пыли с осколками. Бывало, перчатки наматывались на руку, сегменты от диска подлетали и втыкались в тело, страшно было. Стоит начать работать на эмоциях, камни тебя наказывают».     

ШОУ И БИЗНЕС

Но зато именно экспрессивная подача принесла автору более 40 тысяч фолловеров в «Тик-Токе». В онлайне порой трудносовместимые в реальности навыки хабаровчанина объединились, усилили друг друга и отстроили от конкурентов. Кто еще из мастеров-рукоделов может хорошо поставленным баритоном спеть о шелесте древних деревьев в светильнике, сложить стихи от имени чаши, в жилах которой течет «лютая сибирская речка», или сыграть мелодию льда на нефритовой вазе? Приправьте это брутальным закулисьем из мастерской, юмором, сельским лайфстайлом, и получите успешный блог.

«Так вышло, что коллеги из разных городов и стран стали делать комплименты, что я вдохновляю их на творчество своими музыкальными подачами, отношением к камням, к работе. Теперь меня куда только не зовут. В России и на Байкал, и на Кавказ, и в Приморье, и на Камчатку, много знакомых завелось! Вот на днях еду к берегам Японского моря, будем с таким же, как я «больным по камням» человеком искать интересные образцы. Познакомились в интернете», - делится хабаровчанин.   

Подписчики часто советуют хозяину странички озвучивать сказки, или идти в шоу-бизнес. «Там грязь похлеще, чем от камнерезки», - отвечает на это мастер, и вспоминает свою попытку покорить столичный музыкальный Олимп. В 2005-м Андрей Шумилов и вместе со звукорежиссером Андреем Ткачуком делали уже более лёгкий проект «Аэро», песни крутились на хабаровском радио. Через пару лет «Европа +» позвало коллектив на конкурс «5 звезд» в Москву.

«Мы поехали и увидели воочию тот самый пресловутый российский шоу-бизнес, увидели знаменитых продюсеров», - вспоминает Шумилов. «Впечатление не из приятных. Все было такое сопливое, намазанное, натянутые улыбки, чувствовалась фальшивка. В жюри сидели Бабкина, Кобзон, Дробыш, все топали, хлопали. Это категорически не соответствовало тому, к чему я стремился, к чему я шел, в этом не было творчества. Я прикоснулся к своей мечте и похоронил ее там же, в московском клубе «Шоколад». Потом я походил по мегаполису, меня оттолкнули шум, гам, плотность и серая атмосфера, я понял, что это не мой город точно».

«Отличительная черта же нашего региона, что тут никому нафиг ничего не надо в плане искусства, творчества», - добавляет «горчицы» рифмующий повар-камнерез. «И из-за того, что во многих сферах всё тухло, таланты опускают руки, а этого делать ни в коем случае не следует. На самом деле хорошо там, где ты, если в тебе есть хозяин, твоя истинная сущность. Если она в тебе есть, то тебе хорошо везде. А если в голове каша, то куда бы ты ни поехал, где бы ни пытался скрыться от этого агрессивного мира в тайгу, в горы, в пещеры, на дно океана, тебя везде достанет. Я считаю, что искать какое-то особенное место - это бег от реальности. У нас край экологичный, плотность населения невысокая, засоряющих атмосферу предприятий особо нет, не такая концентрация, как на том же Урале. Тихо, спокойно, нет шума и напряженности, нет загаженности пространства, есть леса вокруг, воздух, классные люди. Дальний Восток я просто люблю. Это моё место».    

30 июня: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайджест региональных событий и свежая статистика